ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поражение сербской стороны в Республике Сербской Краине-политические и военные причины

Во вновь созданной РСК вожди восстания стали своего рода «князьями» «освобожденных» земель. Естественно, что те, кто возглавлял восстание, должны были и править народом. Даже в срежессированной войне, народу нужно сражаться. Однако и власть должна знать, куда и зачем она ведет народ. И, если подняла людей на войну, то и стремиться нужно к победе. Ради осуществления общей идеи.

Но власть РСК словно бы забыла и про идею, и про народ. В результате РСК превратилась в «сербский резерват», и десятки тысяч сербов стали уезжать из этой «освобожденной» РСК в коммунистическую Югославию и на «неприятельский» Запад.

Характерны признания тогдашнего председателя общины Обровац Сергея Веселиновича. Он поведал, что никто в правительстве РСК не отчитывался в том, как используется помощь из Сербии. Между тем, оседая в Книне, как экономическом центре, эта помощь подкармливала слой «патрициев», созданный из бывших люмпенов.

РСК так никогда и не стала единым государством. Три ее части — Книнская Краина, Западная Славония и Восточная Славония так и остались полусамостоятельными автономными областями, которыми умело манипулировал официальный Белград.

В наибольшей зависимости находилась Восточноя Славония, остававшаяся всю войну под прямым контролем Белграда, в том числе и военным,ибо Новосадский корпус ЮНА, размещенный в соседней югославской Воеводине свой контроль распространял и на Восточную Славонию. Естественно, местное сербское руководство в Вуковаре не обращало большого внимания на Книн, и когда «падали» Западная Славония и Книнская Краина, на Восточно-Славонском, весьма условном фронте, было тихо-мирно.

Впрочем, после установления в начале 1992 года перемирия, не менее условен был фронт и на других участках РСК. И это стало одной из причин серии сербских поражений. В сущности, в этом не было ничего удивительного, потому что военные вопросы власть не интересовали. Так, Милан Бабич, имевший опыт участия в Пленумах СКЮ (но не в боевых действиях),своим приятелем доктором-гинекологом, заменил известного капитана Драгана, профессионального военного.

Сменой власти, в том числе общинской, и недовольством народа, решил воспользоваться главный конкурент Бабича — Милан Мартич, министр внутренних дел.

Бабич, несмотря на то, что перед войной был членом общинного комитета СКЮ Хорватии и делегатом от Книнской организации на последнем съезде СКЮ Хорватии, решил предстать перед народом в «четническом» и национальном свете и даже получил поддержку от четнической эмиграции в Америке (от воеводы Джуича). Все это сопровождалось громкими заявлениями типа « Если Европа хочет войны — она ее получит!». Однако план Сайруса Венса о мире, Бабич подписал.Бабич также совершил ошибку, начав ссориться с Милошевичем. Хотя, опять-таки, в 1991 году Бабич САО Краину односторонне присоединил к Сербии. Это действие и несколько последующих соединений с РС Краине, ничего не дало, ибо сделано было лишь «на бумаге». Зато ссора с Милошевичем стоила Бабичу места во власти. Заменил Бабича Горан Хаджич, добившийся раскола СДС и основавший собственную партию Восточной Славонии. Благодаря доверию Милошевича, Хаджич стал президентом РСК. Военным советником Хаджича стал Аркан,что впрочем положения дел не улучшило и РСК гибла в коррупции и криминале. Мартич продолжал обвинять Хаджича, и публично возвратил ему свой чин генерала, полученный от правительства РСК,оставшись однако министром внутренних дел.

Одновременно продолжался конфликт Мартича с Бабичем, оставшимся во главе другой партии, выделившейся из СДС — СДС Краины, и ставшим председателем общины Книн. Конфликт между Мартичем и Бабичем порою выливался в физические столкновения их сторонников. Произошло даже физическое нападение сторонников Мартича на Бабича и близкого ему председателя скупштины РСК Райко Лежаича в доме последнего.

Милан Мартич, чтобы подчеркнуть свою «серьезность», подавал себя, как человека, тесно связанного с официальным Белградом, в особенности с Милошевичем.

Горан Хаджич в 1993 году решил возвратиться на более спокойное место — главы своей вотчины — Восточной Славонии. И в РСК произошли очередные выборы. Главная борьба началась между прочетническим Бабичем и прокоммунистическим Мартичем. И так как народ официальному Белграду уже не верил, то Мартич, несмотря на прямую поддержку Белграда, в том числе телевизионную, проиграл Бабичу.

Но неожиданно были «найдены» какие-то «фальшивые» списки избирателей, проведены новые выборы, на которых победил Мартич. Бабичу пришлось удовольствоваться местом министра иностранных дел, по сути ничего не решавшим, так как президент Мартич главные связи как с Белградом, так и с Загребом держал в своих руках. План « Z —4», предложенный международными представителями он отверг, не представив его даже на рассмотрение Скупштины.

Разумеется, план « Z — 4» отнюдь не благоприятствовал сербам,но обеспечивал им не только культурную автономию, но и частичную финансовую, политическую и даже военную самостоятельность. Правда, главным образом для Книнской Краины. Все же этот план надо было рассмотреть внимательнее раз уж с 9 марта 1994 года РСК находилась в перемирии с Хорватией. Если бы обнаружилось, что план не подходит для РСК (по мнению его руководства), то надо было готовиться к новой войне, и хотя бы осенью 1994 года совместно с РС разгромить мусульманский 5-й корпус в Западной Боснии. Но власть РСК военной стороной дела практически не интересовалась. И Милошевич был в общем-то прав, заявив 10.12.1992 года на совещании с вождями РСК следующее:

— Не хотите воевать, не хотите переговариваться, что вообще хотите?

Но правота этих слов Милошевича не означала его общей правоты, ибо ни его сторонник Мартич, ни его прямой ставленник на посту председателя правительства РСК Борислав Микелич (один из вождей довоенных коммунистов-реформаторов Хорватии, после войны отбывший в Белград под опеку Милошевича), ничего нового в политику РСК не внесли. Более того, с ноября 1994 по март 1995 года в казну РСК вообще перестали поступать сборы от налогов из нефтяного « и „лесного“ секторов экономики. Доходы от продажи горючего, в том числе нефти, добываемой из скважин в РСК,как и от торговли с мусульманскими войсками Фикрета Абдича шли в Сербию и на Запад.Хотя в день в РСК добывалось 500 тонн нефти ее цена достигала 10 немецких марок по литру.Коллоны грузовиков с „гуманитарной“ помощью приходили в РСК полупустыми,а то и вообще не не приходили тогда как грузы продавались по Сербии,а то и по Хорватии.

85
{"b":"28887","o":1}