Содержание  
A
A
1
2
3
...
15
16
17
...
113

УКРАИНСКАЯ ЛЕСОСТЕПНАЯ ПОГРАНИЧНАЯ ЗОНА.

В этой зоне были обнаружены многочисленные курганы скифского периода, но погребальные обряды, равно как и содержание могил несколько отличаются от степных курганов. Имеются два типа захоронений в лесостепной пограничной зоне: грунтовое захоронение и кремация. В первом случае тело клали в глубокую траншею, стены которой укреплялись деревом. Во втором случае сожженные останки просто укладывались в отверстие. Инструменты и оружие, найденные в курганах обоих типов, в основном бронзовые, изредка железные. Глиняная керамика иногда принадлежит к скифскому, а иногда к греческому типу. На ближних к некоторым курганам стоянках были обнаружены ямы с зерном; итак, очевидно, что вблизи жили люди, занимавшиеся земледелием. По этой причине А.А. Спицын86 рассматривает курганы в регионе Киева, Харькова и Полтавы как остатки цивилизации так называемых скифов-землепашцев87. Следует отметить, однако, что очень малое количество земледельческих орудий было обнаружено в самих курганах, если они присутствуют вообще. Сверла и наконечники стрел типичны для совокупности найденных объектов. Поэтому люди, хоронившие здесь своих мертвых, по всей видимости были наездниками и лучниками, подобно скифам.

В регионе по направлению на северо-запад от украинских курганов и частично в самом районе курганов были открыты остатки иной, нескифской культуры. Это так называемая культура погребальных урн88. Эта культурная сфера покрывает широкую территорию, включающую южную Польшу, Галицию и Волынь. Ее южная граница распространения идет по широте сорок девятой параллели. Этими людьми практиковались два типа захоронений — грунтовые и кремация. В случае кремации сожженные кости клались в урну. Подобные урны, вместе с различными глиняными изделиями хоронили на глиняных платформах, которые затем докрывались землей без могильного холма. Платформы были неглубоки: около 1 метра под землей. В случае захоронения в землю платформы делались значительно более глубокими: от 1 до 3 метров под землей, тело укладывалось в распростертом состоянии на спине. Несколько глиняных сосудов ставились рядом с телом. Один из них обычно содержал кости ягненка; иногда рядом в землю втыкался нож. Объекты, связанные с погребальными урнами, довольно бедны, в особенности при сравнении со скифскими могилами. Были обнаружены в обилии бусины из сердолика, янтаря, стекла или раковин. Серебряные, бронзовые и железные заколки так же часты, равно как и поясные застежки. Среди других предметов могут быть упомянуты бронзовые иглы, сверла, кольца, заколки для волос и браслеты, ножи и серпы.

Культура погребальных урн просуществовала многие столетия на территории между Карпатами и средним Днепром. В то время как ее древнейшие памятники отнесены к скифскому периоду, другие кладбища того же типа могут быть приписаны началу христианской эры. В дополнение к кладбищам, были раскопаны приблизительно в том же регионе различные остатки старых поселений (городищ)89, принадлежащих к той же культурной сфере. Земледельческие инструменты, такие как серпы и лопаты, а также каменные ручные мельницы для помола зерна, обнаружены во всех поселениях типа городищ. Очевидно, что люди этой культурной сферы являлись земледельцами.

В свете того факта, что культурная сфера погребальных урн частично совпадает с территорией пограничья курганов лесостепной полосы, можно предположить, что в этом регионе сосуществовали в течение нескольких столетий две различных этнических или социальных группы. Одна состояла из всадников, другая — из крестьян. Мы упомянули, что, по мнению Спицына, курганы этой области принадлежали так называемым скифам-земледельцам. Если принять предположение Спицына, то можно сказать, что эти «скифы» не пахали землю сами, а только контролировали соседей-крестьян и собирали с них в качестве налога зерно.

СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ РОССИЯ90.

Наиболее интересным моментом развития в этом краю в скифский период был расцвет так называемой ананьинской бронзовой культуры в регионе средней Волги и Камы. Она названа так по имени деревни Ананьино в Вятской губернии, где были открыты первые типичные места захоронений. Культура принадлежит периоду от шестого до второго столетия до н.э.; то есть она совпадает хронологически со скифским владычеством в черноморских степях. Судя по ее остаткам, люди, которые создали ее, были в основном охотниками и рыболовами. На стоянках найдено большое количество орудий охоты и рыболовства, включая гарпуны. Большинство из них сделано из кости, но некоторые из бронзы и железа. Кости домашних животных, равно как и зерна конопли, также были обнаружены, что указывает на возможность вовлечения по крайней мере части людей как в земледелие, так и в животноводство для получения дополнительных средств существования. Мертвые либо укладывались в могилы в вытянутом положении, либо кремировались; в последнем случае глиняная урна с прахом усопшего хоронилась в могиле. Люди Ананьино видимо вовлекались в оживленную торговлю мехами, экспортируя их далеко на юг.

Среди украшений ананьинской культуры типичны бронзовые ожерелья и браслеты, представляющие головы животных, а также кожаные ремни с бронзовыми пластинами и пряжками на них. Некоторые из них напоминают греко-скифское искусство, демонстрируя особо близкое сходство с предметами, обнаруженными в греческой колонии в Ольвии, в устье реки Днепр. Изображение животных и птиц соответствует кавказскому типу. Бронзовые ножи относятся к минусинскому типу, в то время как железные ножи схожи с произведенными в регионе Кобан. Очевидно, что ананьинские люди поддерживали коммерческие отношения с различными регионами, а само Ананьино было перекрестком важных международных торговых путей. Волжский водный путь, соединяющий Ананьинский регион с Кавказом, был, возможно, важнейшим. В дополнение к этому греческие купцы использовали также сухопутную дорогу из Ольвии в регион средней Волги91.

2. Киммерийцы и скифы в Южной Руси 92

Для истории Южной Руси в первом тысячелетии до н.э. имеются не только археологические материалы, но также некоторые письменные источники. Поэтому эта эпоха более не относится к доистории, а скорее принадлежит древней истории. Основание многочисленных греческих колоний на северных берегах Черного моря не способствовало поддержанию коммерческих отношений между греками и скифами, оно давало также возможность греческим ученым наблюдать условия жизни в скифских степях. Одним из наиболее выдающихся авторитетов по Скифии был Геродот (около 484 — 425 гг. до н.э.). Он не только собрал информацию о современном ему скифским государстве и обществе, но также был очень заинтересован историей как скифов, так и их предшественников — киммерийцев. Позднее греческие географы (например, Страбон, около 62-63 гг. до н.э.) широко использовали как повествования Геродота, так и иные источники, утерянные с тех пор. Эпиграфический материал так же важен. Многообразные надписи на камне были найдены на месте греческих городов на побережье Черного моря. Они передают обильные свидетельства о жизни этих городов и до определенного предела также и об их скифских соседях. Не менее полезны греческие монеты, обнаруженные в скифских курганах и в этих греческих городах.

Обращаясь к истории киммерийцев и скифов, прежде всего сталкиваешься с проблемой их этнического происхождения. Этот вопрос остается спорным. В то время как народы, осевшие в Южной Руси, обозначаются в различные эпохи несхожими именами, мы не можем быть уверены, что каждое изменение имени сопряжено с миграцией целой этнической группы. Оказывается, что время от времени новые правящие роды захватывали контроль над страной, и несмотря на то, что некоторые группы эмигрировали, большинство местного населения оставалось, лишь принимая примесь крови пришельцев. Южная Россия впервые была политически организована киммерийцами (1000 — 700 гг. до н.э.), затем скифами (700 — 200 гг. до н.э.) и сарматами (200 г. до н.э. — 200 г. н.э.), затем последовали готы (200 — 370 гг. н.э.), смененные гуннами (370 — 454 гг. н.э.). В большинстве случаев подавляющая масса местного населения, признавая политический контроль пришельцев, отчаянно держалась за свои старые дома или же селилась вновь неподалеку от прежних мест обитания. В свою очередь, каждая вновь прибывшая группа добавляла новый этнический штрих к множеству уже существующих. Итак, кроме начальной массы местного населения Южной Руси, которую Николай Map назвал яфетидами, постепенно сформировалась этническая надстройка варьирующейся природы, но в целом присутствовала определенная последовательность расового напряжения.

вернуться

86. А.А. Спицын, «Курганы скифов-пахарей», АК, 65 (1918).

вернуться

87. См. разд. 3 ниже для объяснения термина.

вернуться

88. Готье, с. 8 и далее.

вернуться

89. Городище — в единственном числе, а городища — во множественном. Обе эти формы будут далее использованы здесь. Общую характеристику городищ см. A.M. Tallgren. «Gorodisos», RL, 4, 369-397.

вернуться

90. Готье. Очерки, гл. X; Tallgren, «L'epoque dite d'Ananmo dans la Russie orientale», SMYA, 31 (1919); A.B. Збруева. «Ананьинский могильник». СА, II (1937), 95-111.

вернуться

91. Ср. разд. 3 ниже.

вернуться

92. Основные работы на эту тему таковы: Minns; Rostovtzeff. Iranians and Greeks; Rostovtzeff, Skythien. См. также G.Borovka. Scythische Art (London, 1926); M.Ebert. « Sudrussland: Scythische Periode». RL, 13, 52-98; Кондаков. Древности, I-II; Кондаков. Очерки, гл. I; «Minns Volume». ESA, 9 (1934); Rostovtzeff. Animal Style; Toll.

16
{"b":"289","o":1}