ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шпаргалка для некроманта
Хлеб великанов
Палачи и герои
Клад тверских бунтарей
Чудо любви (сборник)
Слишком красивая, слишком своя
Астрологический суд
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Содержание  
A
A

Раннее проникновение христианства стало наиболее важным фактором духовной жизни населения. Херсонес использовался римской администрацией в ходе ее борьбы с христианством как место ссылки некоторых выдающихся христианских лидеров, и к моменту эдикта императора Константина, гарантирующего признание христианской церкви (312 г. н.э.) в городе уже существовала сильная христианская община.

В то время как Херсонес и Боспорское царство оказались способными сохранить свою самостоятельность в течение сарматского периода, Ольвия была менее удачлива. Около 50 г. н.э. город разграбили геты — фракийское племя. Позже он был восстановлен и признал авторитет Рима, войдя в римскую провинцию Нижняя Мезия (конец II века н.э.). Готы вновь разграбили его в III веке. При таких условиях неудивительно, что город так и не смог обрести процветание скифского времени.

5. Наследство иранской эпохи в русской истории

Иранский период обладал фундаментальной значимостью для последующего развития русской цивилизации. Неуничтожимые следы иранского влияния все еще существуют на карте России, поскольку во множестве случаев географические названия, в особенности в Южной Руси, происходят из иранского языка. Мы так-же находим производные от иранского в языках как славян, так и финнов в различной хозяйственной и земледельческой терминологии. Более того, как мы увидим,211 именно иранцы заложили основание политической организации восточных славян.

Искусство Древней Руси было также пропитано иранскими мотивами. В русском народном (крестьянском) искусстве и ремеслах иранские традиции сохранились почти до наших дней.

Кроме непосредственных контактов со славянами и с финнами, иранцы, занимавшие степи Южной Руси, служили также связующим звеном между греческой и персидской цивилизациями, с одной стороны, и народами Центральной и Северной Руси — с другой.

Благодаря условиям коммерческого обмена, установленного через Боспорское царство, объекты как парфянского, так и сасанидского происхождения нашли свой путь на север по реке Волге, что объясняет, например, факт того, что так много серебряных блюд греко-бактрийского и сасанидского производства были обнаружены в регионе Южного Урала212.

Рассмотрим топонимические следы, оставленные иранцами на Руси213. Характерно в этой связи имя реки Дон. Дон означает «вода», «река» по-осетински (dan по-староирански). Название Дунай производно от того же корня. Аналогичным образом, первая часть имени Днепр и Днестр производны от корня don. Согласно Плинию, скифы называли реку Танаис (Донец — Дон) «Син»214. Это -другое иранское слово для понятия «река». А.И. Соболевский предполагает, что имя Цна (Сна) производно от «Син». Существует несколько рек, именуемых Цна: приток Волги, приток Меты, два притока Днепра и приток Вислы. Название Тор, приток Донца, должно быть производно от иранского корня tur, «ехать». Русский глагол протурить («прогнать», «отгонять») происходит от того же корня. Это также один из компонентов имени Трубеж, река-приток Днепра. Старое имя Днестра — Тирас (Τυραζ в греческой транскрипции) принадлежит к той же группе. Название Стыр, притока Припяти, может быть сравнено с осетинским styr («великий», «сильный»). В другом диалекте оно становится khtyr, сравни Ахтырка Харьковской губернии. Имя реки Халан, притока Оскола, который в свою очередь является притоком Донца, отражает племенное имя аланов (халаны в написании Аммиана Марцеллина). Параллельное племенное имя Ас было сохранено во многих местных наименованиях Южной Руси, как будет показано позже.215

Древнее наименование города Судак в Крыму, Сугдея, производно от иранского прилагательного sugda («чистый», «освященный»)216. Возможно, что название рос (иначе русь) также произошло в иранский период. Река Волга названа Рос (Ρωζ) анонимным греческим автором географического трактата, скопированного в V веке н.э217. Некоторые арабские и персидские авторы девятого и десятого веков н.э. называют Дон «Русской рекой» (nahr аг-Rusiya)218. Согласно Нарбуту, Оскол, приток Донца, был известен в древние времена как Рос219. Один из притоков Днепра называется Рос даже теперь. В русской географии семнадцатого века, в так называемой «Книге великого очертания» («Книга большому чертежу») упоминается Руза, приток Сейма220. Кажется возможным, что название Рша (Орша) также связано с именем Рос: Орша, приток Днепра; Рша, в древнем Черниговском княжестве; Рша, приток Суды. В качестве специальной группы могут быть упомянуты реки с именами Рос или Русь. По Нарбуту, средняя часть реки Неман была в древние времена известна как Рос; также правый рукав нижнего Немана. Приток Наревы и приток Шескзупа также названы Рос221.

Источник имени рос или русь точно не установлен. Некоторые исследователи-лингвисты выводят его из предположительного арийского ronsa, означающего «жидкость», «вода»222. Отсюда предположительно и русское слово роса. Лично я склоняюсь к другому объяснению имени. Как мы видели,223 сарматские племена аорсы и роксоланы распространились уже во втором веке до н.э. по территории Волги, Дона, Донца и Днепра. Имена этих племен могут быть выведены из иранских слов ors или uors («белый») и rukhs («светлый»). Возможно, некоторые реки в районе распространения этих племен должны были стать известны под племенными именами поселенцев. Однако возможность двойного происхождения этих имен не следует упускать из виду. Иранское племенное имя могло быть рационализировано местными славянами с помощью их собственного языка (рос от роса). Двойное происхождение определенных имен и терминов часто встречается в фольклоре различных народов, и в особенности в русском фольклоре. Ни роксоланы, ни аорсы не могли достигнуть столь далеких краев как Неман и Висла, но могли существовать некоторые торговые отношения между народом рос верхнего Донца и бассейном нижнего Днепра, с одной стороны, и бассейном Вислы — с другой, что и могло привести к распространению имени рос на север. Но скорее всего имена, подобные рос и русь, появились в северном регионе в более поздний период готов или даже варягов.

От следов иранской культуры, обнаруженной в топонимике обратимся теперь к словарю224. Множество русских и украинских слов, например, хата («дом»), шаровары («широкие штаны») топор, собака были заимствованы из иранского. По моему мнению, также из иранского может быть выведено древнерусское смерд («человек низшего класса», «крестьянин»), сравни иранское mard («человек»). Мы ранее упомянули,225 что некоторые подразделения йю-ки (тохаров) могли проникнуть в Южную Русь вместе с аланами. В этой связи следует вспомнить, что русский словарь обладает по крайней мере одним словом, очевидно позаимствованным из тохарского, а именно — слон, сравните с тохарским клон226.

Зависимость русского словаря от определенных иранских и возможно тохарских корней интересна не только с точки зрения лингвистики, но и возможностью проследить пути культурного прогресса. Из вышеприведенных примеров очевидно, что культурное наследие иранского периода демонстрирует себя в различных аспектах жизни ранних славян и руси, что находит выражение в словах, отображающих жилье (хата), одежду (шаровары), инструменты (топор), домашних животных (собака), социальную организацию (смерд). Мы можем предположить, что таким же образом через иранцев Древняя Русь познакомилась с ближневосточными мерами длины и веса227. Меры веса, общие для всего Ближнего Востока в сарматский период базировались на вавилонских стандартах, и существует тесная связь между древней русской и вавилонской системами веса. Так, древнерусская "большая гривенка", позднее известная как русский фунт, соответствует вавилонской мине, а русский пуд вавилонскому таланту.

вернуться

211. См. разд. 7 и 8 ниже.

вернуться

212. Я. И. Смирнов. Восточное серебро (С.-Пб., 1905); Тревер. Памятники.

вернуться

213. Sf. Sobolevskii, I — II; Vasmer. Iranier.

вернуться

214. Pliny, VI, 20

вернуться

215. См. гл. IV, разд. 6 и 8.

вернуться

216. Миллер. Следы, с. 240.

вернуться

217. Латышев, I, 295; ср. Смирнов, с. 8.

вернуться

218. Следует отметить, что некоторые ученые относили «Русскую реку» восточных авторов к Волге, а не к Дону. См. Минорский, с. 41, 75, 216 — 218, 316.

вернуться

219. Гедеонов, II, 421

вернуться

220. Книга, с. 91

вернуться

221. Гедеонов, II, 421

вернуться

222. F. Knauer. «Der russische Nationalname und die indogermanische Urheimat», IF, 81(1912-13), 67 — 70.

вернуться

223. См. разд. 3 выше.

вернуться

224. См. Мелиоранский, I-III; Миклосич, I, III-IV; Вернадский. Звенья, с. 16 и далее.

вернуться

225. См. разд. 2 и 3 выше.

вернуться

226. Параллель была предложена мне Эдвардом Сепиром.

вернуться

227. Н. Т. Беляев. «О древних и нынешних русских мерах протяжения и веса», SK, I (1927), 247 — 288.

29
{"b":"289","o":1}