ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В свете колоссального значения археологии для изучения истории России будет кстати предложить здесь краткий очерк развития археологических исследований в России. Древние могильные холмы с золотым и серебряным богатством давно привлекали внимание охотников за сокровищами. Петр Великий первым среди русских властителей понял значимость подобных находок для науки. Он издал несколько указов (1721 — 1722), призывающих губернаторов на местах покупать и коллекционировать золотые и серебряные вещи, достойные хранения в музеях. Именно так была собрана в музее Академии Наук (1725) первая коллекция сибирских древностей.

Около этого же времени астраханский губернатор В.Н. Татищев, известный историк, создал продуманное руководство для коллекционирования материалов по археологии и этнологии. План Татищева был частично реализован Академией Наук, многие из членов которой немало путешествовали по всей России и узнавали о нахождении важных могильников и древних стоянок на ее юге и в Сибири. Путешествия Палласа, Лепехина, Гмелина и Рычкова принесли ценные результаты. Следуя примеру Татищева, некоторые губернаторы на местах также обнаруживали свой интерес к археологии. В 1763 г. губернатор Новой Русской Территории (Новороссии) А.П. Мельгунов приказал раскопать курган, теперь известный как Литой, находящийся на расстоянии около тридцати пяти километров к западу от Елисаветграда (ныне город Кировоград). Здесь был найден ряд золотых и серебряных предметов скифского периода, отправленных в Академию Наук, откуда они были переведены в Эрмитаж, который с этого времени стал центральным хранилищем подобных находок из Южной Руси. Именно скифские и классические предметы искусства в основном привлекли внимание русских археологов в первой половине девятнадцатого века.

В начале этого столетия академик Келер изучил и описал некоторые памятники древнего Боспорского царства на берегу Керченского пролива. В самой Керчи раскопки были проведены с 1817 по 1835 гг. французким эмигрантом Полем Дюбрюксом, который воспользовался интересом и поддержкой работ со стороны главы керченской полиции Стемпковского. В 1826 г. генерал-губернатор Новороссии граф М.С. Воронцов одобрил проект Стемпковского по учреждению музея древностей в Керчи. Музей, открытый в том же году, стал важным провинциальным центром археологических исследований. Можно вспомнить о том, что он был разрушен британскими войсками в Крымскую войну (1855), но вскоре восстановлен. Около Керчи в 1831 г. Дюбрюкс и Стемпковский раскопали курган Куль-Оба — одно из наиболее важных скифских захоронений. Вскоре в 1840 г. город Одесса начал играть активную роль в поддержке археологических исследований. В 1844 г. начали появляться ценные «Комментарии» («Записки») Одесского общества истории и древностей.

Столица империи, С.-Петербург, несколько отставал. В 1846 г. там было основано «Археологическое и нумизматическое общество», но лишь в 1865 г. эта группа стала по-настоящему деятельной под новым именем «Императорского археологического общества». Наиболее значительным событием в развитии археологических исследований в России была организация в 1859 г. Императорской Археологической Комиссии, которая вскоре заняла лидирующее место в направлении и координации исследований в России. Среди видных членов этой Комиссии, особенно активных в начале двадцатого века, могут быть упомянуты имена Н. П. Кондакова, Н. И. Веселовского, М. И. Ростовцева, графа А. А. Бобринского и Б. В. Фармаковского. После русской революции Комиссия была реорганизована в Институт истории материальной культуры, недавно слившийся с Академией Наук. Археологическая Комиссия посылала в Южную Россию ряд экспедиций, которые проводили раскопки скифских и сарматских могильников, древних греческих городов.

Очевидно, что в течение девятнадцатого столетия работа русских археологов сфокусировалась на древностях классического периода, что в определенном смысле объяснялось великолепием находок. Это было вполне естественно для первой стадии развития археологической науки в России. Постепенно, тем не менее, находки каменного века также начали привлекать внимание ученых, поначалу куда менее многочисленных, нежели их коллеги, которые раскапывали скифские могильники. Граф А.С. Уваров может быть назван пионером исследования каменного века в России. Он также основал Московское географическое общество (1864) Многие из стоянок каменного века были раскопаны им и его сотрудниками в Центральной России в 1870-х годах. В 1881 г. была опубликована книга Уварова об археологии России, базирующаяся в основном на результатах его собственных раскопок. Не менее важными в изучении культуры каменного и бронзового веков стали раскопки, предпринятые в период между 1880 и 1917 гг. рядом русских и украинских ученых, включая В.Б. Антоновича, Н.Ф. Беляшевского, В.В. Хвойко, Е.Р. фон Штерна, Ф.К. Волкова, графа А.А. Бобринского, В.А. Городцова, А.А.Спицына и др. Большинство предметов, найденных в Центральной России, хранились в Московском историческом музее; для находок на Украине важнейшим хранилищем был Киевский археологический музей. Многие местные музеи как на севере, так и на юге обладают ценными коллекциями. Археологические исследования в Сибири также достигли ощутимых результатов, формируясь вокруг местных музеев, из которых наиболее значимыми являются Иркутский (основан в 1805; расширен в 1851: сгорел в 1879; реставрирован в 1882), Тобольский (1870), Минусинский (1877) и Красноярский (1889).

После революции 1917 г. археологические исследования получили еще большее внимание, раскопки приняли организованную форму. Институт истории материальной культуры и Академия Наук — важнейшие учреждения в этой сфере. Академия Наук Украинской ССР в Киеве осуществляет контроль за археологическими исследованиями на Советской Украине. Государственный исторический музей в Москве организовал серию археологических экспедиций в различные части Российской Федеративной Социалистической Республики. Некоторые местные музеи также активны. За последние два десятилетия наиболее удивительные открытия относятся к палеолитическим стоянкам, культуре неолита и бронзы также уделялось большое внимание.

Первая достойная упоминания попытка использовать археологические свидетельства для изучения русской истории была сделана И.Е. Забелиным в его книге «История русской жизни» (1876 -1879)34. Еще более амбициозным стал план исследования В.М. Флоринского «Первобытные славяне» (1895 — 1898)35. Эти две работы, весьма интересные во время их публикации, теперь безнадежно устарели. М.И. Ростовцев в своей книге «Иранцы и греки в Южной Руси» впервые приблизился к проблеме отношений между русской археологией и русской доисторией в современном ключе. Хороший обзор археологического материала с точки зрения изучающего русскую историю был опубликован в 1925 г. Ю.В. Готье («Изучение истории материальной культуры в Восточной Европе»). Ценные археологические исследования появились в течение последних двух десятилетий в « Бюллетене» («Известиях») Академии истории материальной культуры. Он сейчас заменен « Краткими сообщениями» Института истории материальной культуры Академии Наук, в который была реорганизована бывшая Академия истории материальной культуры. С 1936 г. выходит специальное археологическое обозрение «Советская археология», уделяющее особое внимание каменному веку. Определенный интерес к современным археологическим исследованиям заметен в «Журнале (Вестнике) древней истории», издающемся с 1938 г. Здесь может быть упомянуто общее введение в археологическое исследование А.В. Арциховского («Введение в археологию», 1940)36.

3. Палеолит37.

Первые раскопки с целью выявления мест поселений палеолитического человека в России и на Украине начались в 1870-х гг. В 1873 г. было открыто поселение в деревне Хонцы (Гонцы) на реке Удай (Полтавская губерния). Четыре года спустя граф Уваров исследовал участок в Карачаровском овраге, который спускается к Оке. Эти две экспедиции дали хорошее начало исследованию остатков палеолитической культуры в России, и в течение периода между 1877 и 1917 гг. были раскопаны многие стоянки. Как мы уже отмечали38, более систематическое изучение этой проблемы началось с 1917 г. Новые открытия теперь делаются почти каждый год, и вскоре картина будет еще более ясна.

вернуться

34. И.Е. Забелин. История русской жизни, Т.I-II (Москва, 1876-79).

вернуться

35. В.М. Флоринский. Первобытные славяне, Т.I-II (Томск, 1895-98).

вернуться

36. А.В. Арцыховский. «Введение в археологию» (Москва, 1940) — недоступно для меня. См. рецензию на эту книгу С. Киселева в ВДИ, N 2 (1940), с. 132-134.

вернуться

37. M. Boule. Lcs hommes fossiles (Paris, 1923): M.S.Burkitt. The Old Stone Age (Cambridge, 1933); Ефименко, Готье. Очерки, гл. I-II; Mengin; G.Merhart. «The Palaeolitical Period in Sibiria», RL, 12 (1928), 55-57; «Палеолит СССР», ГА, 118 (1935); Б.Е.Петри. «Сибирский палеолит», ИУТ, У (1923, том плиток) Иркутск, 1927 (для меня недоступен); L.Sawicki. «Materialy do znajamosci prehistorji Rosji», PA, III (1926-27).

вернуться

38. см.: разд.2 выше.

7
{"b":"289","o":1}