ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Учитывая эти предварительные замечания, давайте теперь обратимся к обзору сферы распространения и образа жизни русских племен восьмого и девятого веков. К сожалению, свидетельства письменных источников на эту тему, как и на многие другие, очень скудны. Больше сведений можно получить из археологических данных, однако относительно нашего периода их не так много, значительная часть системно исследованных славянских курганов и городищ относятся к более позднему времени — с десятого по тринадцатый век1155. Для удобства мы будем здесь рассматривать происхождение русских племен, группируя их по географическим областям следующим образом: а) Юго-западная область; б) Юго-восточная область; в) Запад; г) Лесной район Припяти и д) Север.

а) ЮГО-ЗАПАДНАЯ ОБЛАСТЬ.

Мы включаем в эту область правобережную Украину (без Волыни и Галиции) и Бессарабию, то есть территорию от Прута на западе до нижнего Днепра (ниже Киева) на востоке. Это родина западной группы антов в шестом веке. К концу восьмого века мадьяры проникли в район нижнего Буга. Даже после этого отдельные поселения антов, возможно, остались на своих землях, но вообще граница между территорией, контролировавшейся мадьярами, и землями антов проходила по линии от Тирасполя на нижнем Днестре к устью Роси на Днепре. Мадьяры в девятом веке жили к востоку от этой линии, а славяне — к западу.

В девятом и десятом веках в юго-западной области, о которой сейчас идет речь, проживали следующие русские племена: поляне, уличи и тиверцы. Поляне к этому времени занимали большую часть Киевской области, тиверцы — южную часть Бессарабии, а уличи — северную Бессарабию и южную часть Подольской области.

Само название, тиверцы1156, возможно, происходит от названия крепости Тура (Tvra, Turris), в которой император Юстиниан I разместил одно из антских племен, видимо, предков тиверцев1157. Название Тура, конечно, некоторым образом связано с античным названием Днестра Тирас (Τυραζ), который упоминается Геродотом. Греческая буква (ипсилон), очевидно, использовалась, чтобы передавать звук, чуждый греческому языку. Первоначальное название происходит от иранского корня (tur или tvr)1158. Следовательно, тиверцы (или турцы) были днестровским племенем.

Что касается уличей1159, в разных летописях их имя читается по-разному (уличи, улучи, угличи, улутичи, лютичи, лучане). Некоторые исследователи предпочитают форму «угличи», которую они выводят из русского слова «угол» и предполагают в соответствии с этим, что родина «угличей» находилась в южной части Бессарабии, известной как «Угол» (Ογγλοζ) между Прутом и нижним Дунаем1160. На первый взгляд, такое объяснение представляется правдоподобным, но против него есть несколько соображений. В первую очередь, в так называемой «Никоновской летописи» упоминается город уличей, Пересечень. Этот город, должно быть, располагался не в южной части Бессарабии, а в ее центре, к северу от Кишинева1161. Более того, «Никоновская летопись» говорит также, что изначально уличи жили в районе нижнего Днепра, а к западу от Днестра они двинулись позднее1162. «Никоновская летопись» однако, является поздней компиляцией (шестнадцатый век). Но вот еще одна причина, чтобы не помещать уличей в бессарабский «Угол»: он с шестого века был занят тиверцами1163. Таким образом выясняется, что форма «угличи» не имеет достаточных оснований, а форма «улучи» или «уличи» оказывается предпочтительней. Название «улучи», возможно, происходит от русского слова " лука"1164. В этой связи мы можем вспомнить излучину черноморского побережья между устьями Днепра и Днестра. Именно сюда Иордан помещает антов. «Antesvero...qua Ponticum mare curvatur, a Danastro extenduntur ad Danaprum»1165. Улучи-анты во второй половине шестого века подвергались набегам кутригуров и аваров и, вероятно, были оттеснены в глубь материка, потеряв на какое-то время выходы к морю, но позднее, в седьмом и восьмом веках, они, должно быть, вновь появились на черноморском побережье. К концу восьмого века территорию нижнего Буга заняли мадьяры, которые веком позже, в свою очередь, вынуждены были двинуться на запад, чтобы дать место печенегам, теснящим их с востока.

Поляне1166 в то время, когда составлялась первая русская летопись, населяли район Киева. В седьмом и восьмом веках, однако, место их обитания было, вероятно, на юге. Поскольку территория нижнего Буга в то время занималась улучами, мы можем определить место жительства полян в районе Ингула. Вероятно, они также контролировали устье Днепра. Даже в десятом и одиннадцатой веках Олешье в устье Днепра служило киевским (т.е. полянским) купцам перевалочным пунктом на их пути в Константинополь1167. С приходом мадьяр — в конце восьмого века — поляне отступили на север, в район Киева, который до этого, по всей видимости, был занят древлянами. Племенное имя полян (как и древлян), возможно, дано им, или принято ими как указание на природу страны, в которой они жили изначально. Как мы уже отмечали, название «поляне» означает «полевой (степной) народ». Мы можем вспомнить в связи с этим некоторые другие племенные имена сходного происхождения: езериты («озерный народ»), поморане («прибрежный народ»), доляне («долинный народ»)1168. С другой стороны, названия «полянин» и «древлянин» могут иметь отношение к предыдущим политическим связям каждого из этих двух племен, соответственно. Мы знаем1169, что одно из готских племен называлось гревтунги, что точно соответствует славянскому названию «поляне»; название другого готского племени, тервинги, имеет то же значение, что и «древляне». Мы можем предположить, что во времена готского владычества — в третьем и четвертом веках — предки полян были подчинены гревтунгам, а древлян — тервингам.

Теперь обратимся к археологическим свидетельствам. Древности как уличей, так и тиверцев исследованы недостаточно. Район их первоначального поселения позднее «наводнялся» различными кочевыми племенами, главным образом тюркского происхождения, поэтому следов двух этих антских племен могло остаться немного и еще меньше обнаружено фактически. Автор первой летописи говорит, что в его время (одиннадцатый век) некоторые города уличей и тиверцев все еще существовали (суть грады их до сегодня)1170. Ряд курганов, облицованных камнем, были раскопаны в южной части Подолии, они предположительно определяются как уличские. В этих курганах были обнаружены сосуды с останками, сожженные кости, вот почти и все1171.

Больше материалов дали различные городища Киевской области1172, на север которой поляне переместились позднее, но на юге области поселения полян, видимо, существовали в ранний период. Некоторые из этих городищ, такие как Пастер и Матронино в Черкасском районе, существовали с глубокой древности, и находки здесь иллюстрируют, главным образом, ранний этап культуры — стадию захоронения в урнах1173. В городище Пастер были обнаружены при раскопках украшения — подвески, стилизованные изображения лошадей и т.д., — которые можно отнести к периоду пятого-шестого веков, но с ними имеют сходство другие предметы более поздних периодов, даже одиннадцатого века1174. В некоторых Других городищах Киевской области, таких как, в частности, Княжья Гора в устье реки Рось, ранняя (пятого-шестого веков) и поздняя (десятого и одиннадцатого веков) стадии культурного развития в равной мере представлены лучше, чем промежуточный период — девятого и десятого веков. Однако, поскольку между ранними и поздними находками обнаруживается сходство, как в стиле, так и в составе вещей, можно получить отчасти и представление о промежуточном периоде. Среди предметов, обнаруженных в этих городищах, стоит указать железные орудия и принадлежности, такие как ножи, топоры, гвозди, серпы, замки, обручи1175. Ясно, что производство изделий из железа находилось у полян на высоком уровне1176. Следует добавить, что они были известны своим искусством ковки оружия, особенно мечей. Первая летопись содержит характерный рассказ об ответе полян хазарам, когда последние собирались потребовать с них дань. Поляне предложили заплатить мечами1177. Вообще говоря, мы можем предположить, что культурный уровень полян был сравнительно высок даже в восьмом и девятом веках, хотя накопление богатств, драгоценностей и произведений искусства еще не достигло таких размеров, как это будет позднее, в десятом и одиннадцатом веках.

вернуться

1155. Общие сведения о расселении русских племен см.: Барсов, сс. 67 — 205; Gotie, pp. 204 — 209; Хрущевский, I, 143 — 211; Niederle, W, 127 — 213; Шахматов, Судьбы, сс. 28 — 39; Спицын, Расселение; П.Н. Третьяков, «Расселение древнерусских племен по археологическим данным» СА, IV (1937), 33 — 51. Для общей ориентации в изучении археологических материалов см.: Niederle, IV, 240 — 277 и Niederle, Rukovet.

вернуться

1156. О тиверцах см.: Барсов, ее. 97 — 99; Хрущевский, I, 179 — 180; Niederle, IV, 161 -162.

вернуться

1157. См. Гл. IV, 10.

вернуться

1158. Соболевский, I, 4 — 5, 277.

вернуться

1159. Барсов, cc. 96 — 100; Хрущевский, I, 176 — 179; Niederle, IV, 157 — 161.

вернуться

1160. См. Гл. III, 3; ср. Барсов, сс. 96 — 97.

вернуться

1161. Н.И. Надеждин, «О положении города Пересечна», ОО, I (1844), 235,

вернуться

1162. ПСРЛ, IX, 26.

вернуться

1163. См. сн. 19, выше.

вернуться

1164. Brun, I, p. 179 — 182; Niederle, IV, 158.

вернуться

1165. Jordanis, sec. 35.

вернуться

1166. Барсов, cc. 128 — 129; Хрущевский, I, 167 — 169; Niederle, IV, 178 — 182; Пархоменко, cc. 57 — 59.

вернуться

1167. Хрущевский, I.254.

вернуться

1168. Dvornik, Slaves, p. 15.

вернуться

1169. См. Гл. III, 9.

вернуться

1170. Cross, p. 141.

вернуться

1171. Gotie, p. 225.

вернуться

1172. Idem, pp. 7-8, 236— 237.

вернуться

1173. См. Гл. II, 1.

вернуться

1174. Рыбаков, с. 336.

вернуться

1175. Gotie, р. 93.

вернуться

1176. Ср. G. Vernadsky, «Iron mining and iron industries in Mediaeval Russia», Etudes dedies a la memoire d'Andre Andreadcs (Athens, 1939), pp. 363 — 364.

вернуться

1177. Cross, p. 143.

87
{"b":"289","o":1}