ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Революция платформ. Как сетевые рынки меняют экономику – и как заставить их работать на вас
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
Десерт из каштанов
Mass Effect. Андромеда: Восстание на «Нексусе»
Гнев викинга. Ярмарка мести
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
За час до рассвета. Время сорвать маски
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас
Наследие

Столь же глупо, как позволить себе уступить Гаю.

Все трое прекрасно понимали при прочтении завещания, что Стивен лгал ей. Но ложь была лишь выражением его слабости. Очаровательный и добрый человек, но не способный позаботиться о себе, а тем более о других людях. И вдобавок постоянно лгущий. Но, хорошо зная об этой его особенности, все продолжали ему верить. Даже рассудительный Гай…

А у нее была не жизнь, а сказка. Стив баловал ее, заботился о ней. Ей не нужно было, как другим, опасаться измен и ссор.

Она и Тоби были всем для Стива. И вот теперь его нет.

И кто смеет в чем-то обвинять Стива и осуждать его, тем более сухой и эгоистичный Гай Димоук?!

И она была полной дурой, что позволила Гаю вывести ее из кабинета Тома под руку и увезти куда-то. Но, с другой стороны, что бы ей дало, если бы она стала сопротивляться? Допустим, села бы в такси, он ведь все равно последовал бы за ней. Или приехал к дому на улице Эльтона и ждал бы ее возвращения. Не так-то просто избавиться от этого навязчивого Гая Димоука. Он что же, решил одной большой порцией возместить всю заботу и внимание, коих лишал Стива и ее в течение трех лет?

Свернув с главной дороги, Гай теперь петлял по переулкам и небольшим улочкам. Франческа покосилась на него. Красивое лицо с длинным, тонким носом, острыми скулами и чувственным ртом. И ни малейших признаков эмоций!

– О, вы привезли меня домой, – удивилась она, когда они остановились, и сразу поняла, зачем он это сделал. – Наверное, вы хотите, чтобы я принесла вам ноутбук Стивена?

– Да, я думаю, сами вы не справитесь. Вам понадобится помощь.

Гай не смотрел в ее сторону. Франческа нервно сглотнула, внезапно почувствовав страх. Если он проследует за ней в дом, ей придется продолжить с ним разговор, прерванный в офисе. И тогда она будет вынуждена все ему рассказать. Гай рассердится и начнет просто-напросто ее презирать.

Так мне и надо, подумала про себя Франческа.

Если я сама себя презираю, почему тогда кто-то должен меня уважать? И зачем мне вообще уважение старшего брата Стива?

– Гай! – окликнула она его, собираясь выйти из машины.

Он не шевельнулся, но через несколько мгновений тихо произнес:

– Мне важно, чтобы вы знали: я любил брата.

Стив, вероятно, говорил вам, что я чересчур властный человек и вечно вмешиваюсь в его жизнь. И у меня есть все, а у него ничего…

Франческа тихонько шмыгнула носом, к горлу подкатил комок, к глазам подступили слезы.

– Да, наверное, я представляю собой именно то, о чем он говорил. Да, я получил наследство от матери, и это привело к тому, что он почувствовал себя менее любимым и значимым, чем я. Мать Стива действительно любила его меньше, чем моя мать любила меня. Это правда, с которой трудно спорить. То, что его мать даже не приехала к нему на похороны, свидетельствует о том, насколько она бесчувственная женщина. В ней нет ни капли любви, ни капли доброты, и я ненавидел ее за отношение к Стивену. Сколько я ни пытался, мне не удавалось заполнить ту пустоту, которая возникла в его сердце из-за материнского равнодушия. Я надеялся, что с вами и с Тоби он обретет то, чего не имел в родительской семье…

– Но почему вы не приезжали в течение последних трех лет? Не навещали его?

– Я был в курсе всего, что делал брат. И старался переубедить его, когда считал, что он поступает не правильно. Но он уже не был мальчиком и должен был наконец встать на ноги. Отвечать за свои поступки. Будь я всегда рядом, вряд ли он смог бы обрести самостоятельность.

Гай повернулся к ней, и она почувствовала, что комок в горле мешает ей говорить.

– И я был, признаться, страшно рассержен на Стива из-за того, что он не собирался жениться на вас, и он знал это. По его словам, это был ваш выбор, но, зная его, я не мог в это поверить. – Гай немного помолчал. – Все так сложно.

– Да, жизнь – сложная штука, – согласилась Франческа.

– Значит, тогда он все-таки сказал мне правду?

Это была не его идея отказаться от свадьбы?

Не ответив, она вышла из машины. Ее ноги были настолько слабы, что в какой-то момент ей показалось, что она упадет.

– Давайте войдем в дом, – предложила Франческа.

Она открыла дверь, вошла внутрь и направилась на кухню. Гай последовал за ней.

Копни как раз собиралась идти забирать Тоби из детского сада.

– О, Франческа, ты уже вернулась? – воскликнула она, но, заметив Гая, спросила:

– Приготовить что-нибудь перекусить?

– Нет, не нужно, – улыбнулась Франческа.

– Тогда я схожу за Тоби. Я обещала сводить его в парк. Покормить уток, поесть мороженого, – сказала Конни, – но если ты против, мы сразу же вернемся домой, минуя парк.

– Нет-нет, Конни, погуляй с ним, если обещала, Кстати, у тебя достаточно денег? – Не дожидаясь ответа, она достала из сумки кошелек, вынула банкноту и протянула Конни. – На всякий случай, – пояснила она. – И не спешите домой. Пусть Тоби нагуляется вволю. – И чувствуя, что надо объяснить, почему она пришла с мужчиной, добавила:

– Это брат Стивена, Гай. Нам нужно просмотреть кое-какие бумаги. – Она обернулась к Гаю, стоявшему в дверях кухни. – А это Конни. Наша няня, домохозяйка. Не представляю, как мы справлялись бы без ее помощи.

Обменявшись рукопожатием с Гаем, Конни вышла из кухни. Когда дверь за ней закрылась, Гай спросил:

– Она тоже живет с вами?

– Конечно, дом же большой.

Франческа вздохнула. Теперь, когда она осталась на кухне наедине с Гаем, ей показалось, будто кухня неожиданно уменьшилась в размерах.

– Хотите кофе? – спросила Франческа, обрывая затянувшуюся паузу. – Прежде чем мы начнем работать.

– Давайте так: пока вы сходите за ноутбуком Стива, я сделаю кофе.

– Вы? – не пытаясь скрыть удивления, спросила Франческа. Но тут же опомнилась, понимая, что раскрыла еще одну семейную тайну: Стивен никогда не заходил на кухню. – То есть вы хотите сказать, что будете просматривать документы прямо здесь, на кухне?

– Ну, я подумал, что мы могли бы воспользоваться этим столом. Вряд ли нам потребуется много места, к тому же здесь легко создать уютную рабочую атмосферу. Нас же только двое. Большие залы нам ни к чему, от них одна польза – эхо. Для тех, кто чего-то не расслышал с первого раза. А в рабочем кабинете стол маленький, и за ним вдвоем сидеть неудобно.

Ну конечно, она опять забыла, что он прекрасно знает этот дом и расположение комнат. И он прав.

Рабочий стол в кабинете не предполагает сидение за ним двух человек, если только они не намереваются прижиматься друг к другу.

– Хорошо, – кивнула Франческа, – я сейчас принесу ноутбук. Кофе стоит…

– Не беспокойтесь, я найду.

– Хорошо, – снова повторила она, – я вернусь через минуту. Только переоденусь во что-нибудь домашнее.

Он кивнул.

Гай налил в чайник воду, нашел кофе и к моменту, когда Франческа спустилась вниз, уже разливал горячий напиток по кружкам.

Он посмотрел на нее. Она переоделась, сменив строгий костюм на свободного покроя брюки и рубашку. Темного цвета.

Конечно, Франческа в трауре. И она тремя годами старше, чем та яркая девчонка, которая украла его сердце там, в ресторане. Но все это навевало мысль о том, что она потеряла свою индивидуальность. Ее волосы, одежда, фигура – все было таким строгим, правильным. Ни одной пряди, выбивающейся из прически, да и косметика серо-коричневых тонов. Ей можно было скорее дать лет тридцать пять, чем двадцать пять. Она намеренно, что ли, старит себя?

Франческа, стараясь не смотреть на своего гостя, положила ноутбук на стол и открыла крышку.

– Нужно включить в сеть, батарейки разрядились.

Он наклонился к розетке, включил ноутбук и спросил:

– Какой пароль?

– Хороший вопрос! Честно говоря, понятия не имею.

Гай задумался, возможно ли такое. Наверное, да.

У Гая было несколько долгосрочных партнеров, но он ни с кем не делился входным паролем компьютера. Но когда люди живут в одном доме в течение трех лет и у них ребенок, можно ли этого не знать?

11
{"b":"29","o":1}