1
2
3
...
17
18
19
...
29

Я не думаю, что он вообразил, будто вы пожелаете, чтобы кто-то запрыгивал к вам в постель… какое-то время.

– Конечно, и еще я не хочу обременять вас своими проблемами и заботами. Полагаю, вы должны сердиться на меня за то, что я причиняю вам столько хлопот.

– Нет, поверьте, у вас больше причин быть сердитой. Я по крайней мере обрел семью. – Его голос показался Франческе каким-то странным. Что это? – принялась гадать она. Какие чувства скрывались за его словами?

Гай посмотрел на блокнот, лежащий перед ним на столе.

– Кажется, теперь ваш штат состоит только из двух человек. Из секретарши Клэр и какого-то молодого парня.

– А, это Джейсон, – кивнула Франческа. – Это, конечно, сократит наши расходы. – И немного помолчав, добавила:

– Расскажите мне, просматривая файлы, хранящиеся в ноутбуке Стивена, вы нашли что-нибудь полезное? Или, может быть, изучая дела в офисе, наткнулись на какие-нибудь приятные новости?

– Не совсем. Я обсудил с Брайаном все, прежде чем он уехал. Компания последнее время держалась только за счет повторных заказов. Необходимо искать новых клиентов, новые связи. Я здесь набросал небольшой план для вас, – сказал он, указывая на блокнот. – Проблема фирмы заключалась в том, что она не была ориентирована на какой-то определенный товар.

То есть Стив брался импортировать все подряд, что бросалось ему в глаза. А это был не всегда удачный выбор. Подозреваю, что часто полученные от продажи деньги целиком уходили на покупку нового товара. Поэтому в сложившихся обстоятельствах банк вряд ли пожелает продлить кредит по текущему счету. И в этом случае мне нужно постараться как-то убедить их в обратном. И заняться этим нужно как можно быстрее. Потому что, чем скорее мы свяжем свободные концы, тем лучше.

Она не стала спрашивать, что он подразумевал под «свободными концами». И только поинтересовалась:

– Есть ли еще что-нибудь, что мне следует знать? Какие еще могут возникнуть проблемы?

– Существует арендный договор на это помещение.

– И что с этим договором?

– Он истекает через два месяца. И оплата для продолжения договора станет серьезной прорехой в и так скудном бюджете фирмы.

Франческа подумала, что вряд ли существуют такие слова, которыми она могла бы выразить свои чувства. Обессиленная и обескураженная, она пробормотала:

– Да, хороших новостей немного.

– Все зависит только от вас. На складе остались кое-какие товары, пролежавшие там, видимо, не один год, так что на первое время вам будет на чем потренироваться в маркетинге.

– То есть хотя бы в этом вы не собираетесь мне предлагать свою помощь? – съязвила Франческа.

– Ну, вы же сами заявили, что это ваш бизнес. А у меня есть свой бизнес, и дел хватает. И, собственно, я благодарен вам за то, что вы порвали билеты.

Намного удобнее нам будет расписаться здесь.

– О, спасибо! Это уже две хорошие новости. Дома – нет. Помещения для офиса – нет. Есть только залежалый товар на складе, который Стивену не удалось продать. Но все-таки товар! И формальность в виде дешевой десятиминутной свадьбы.

Вот здорово!

– А кто сказал, что свадьба будет дешевой? спросил Гай. – Нет, конечно, я уверен, что, если вы решите отказаться от празднования, Конни сможет приготовить к празднику для домашних свои изысканные бутерброды.

Франческа вспыхнула:

– Не будет никакой свадьбы! Я не собираюсь выходить замуж только ради того, чтобы сохранить крышу над головой.

– Нет, вы выйдете за меня замуж, чтобы сохранить крышу над головой Тоби и Мэтти с Конни!

Тишина. Словно затишье перед бурей.

– И еще. Есть клиенты, заинтересованные в покупке китайского шелка. Но теперь они хотят воспользоваться услугами другой фирмы, которая предлагает за высокую цену выкупить у вас оставшийся товар и приобрести эксклюзивную лицензию на импорт этого товара. Полагаю, вам стоит согласиться. И уладить все вопросы по этому делу как можно скорее.

Франческа кивнула и положила ключи в карман.

– Вы выглядите усталым, Гай, – сказала она. Сколько времени вы здесь провели?

– Слишком долго. Настолько долго, что мои внутренние часы, требующие сна, сломались, не выдержав нагрузки.

– Хорошо, что это только ваши внутренние часы, а не мировые, иначе наступил бы всеобщий хаос, – отозвалась она. Черт возьми! Голос Гая был таким завораживающим, притягивающим. Франческа постаралась изо всех сил разозлиться на него, чтобы хотя бы с помощью злости не дать вырваться наружу ее нежным чувствам по отношению к нему. – И вам повезло, что сломались только ваши часы, а не вы сами! – зло произнесла она.

Гай продолжал сидеть напротив нее, только появившаяся на лбу складка выдавала его внутреннее состояние: будто его с размаху ударили в спину.

– Да, действительно, по сравнению с тем, что случилось со Стивом, мои проблемы – просто пустяк. Вам не стоило ими интересоваться.

– Нет! – Франческа готова была провалиться сквозь землю от стыда и раскаяния. – Мне очень жаль, что я так сказала. Я только… – Она не знала, как описать ему свое эмоциональное состояние, под влиянием которого она смогла такое брякнуть. – Просто у меня странное ощущение, будто все внутри заморожено новокаином, и я… все это… В общем, вам нужно хорошенько выспаться, – заключила она.

– А как же вы? Вы справитесь?

– Работа поможет мне отвлечься.

Она подошла к нему, положила ладонь на его руку и тихо произнесла:

– Идите домой, Гай.

– Домой? – Он грустно покачал головой. – У меня нет дома. Только холодная, пустая квартира, в которой ни домашнего тепла, ни уюта. – Помолчав немного, он спросил:

– Вы не будете возражать, если я приглашу вас к себе и мы вместе позавтракаем?

– В вашей холодной квартире? – Франческа улыбнулась. – Это предложение подразумевает, что я должна буду приготовить вам завтрак?

– Нет. Это предложение подразумевает лишь то, что вы будете завтракать со мной. Возможно, кофе и бутерброд с беконом. Или что вы любите на завтрак?

Первый раз в жизни я не могу смириться с мыслью, что мне придется завтракать в одиночестве.

Она с трудом поборола в себе искушение принять его приглашение.

– Последняя вещь, в которой вы нуждаетесь, это кофе. Вам просто нужно выспаться. А мне нужно остаться здесь и просмотреть кое-какие бумаги до прихода сотрудников. Но вам нет необходимости завтракать в одиночестве. Вы можете поехать на улицу Эльтона. Ко мне домой. Если Конни входит в список тех людей, о которых вы решили заботиться, почему бы и ей не позаботиться о вас и не сделать вам бутерброд на завтрак? Она более или менее сносно говорит по-английски, хотя читает не очень хорошо. Мэтти рассказала вам о ней?

– Только то, что ее бутерброды могут быть опасны для жизни.

– Силы небесные! Это случилось с ней только однажды! Любой может ошибиться!

– Где вы нашли ее?

– В парке. Она кормила там уток. Я заговорила с ней. Она приехала из Греции. Вышла замуж за какого-то владельца кофе. Он использовал ее как дополнительную рабочую силу, а потом бросил с ворохом неоплаченных счетов. Испуганная долговыми сборщиками, она убежала из дома, прихватив с собой только немного одежды. А в результате оказалась в общежитии для бездомных. И я поняла, что должна как-то ей помочь.

– И вы привели ее к себе домой?

Она могла понять его удивление.

– Конечно.

– И как на это отреагировал Стив?

– Он понял, что я не могу позволить вернуться ей в ужасную ночлежку, – решительно заявила Франческа. И соврала. На самом деле Стив настаивал исключительно на том, чтобы Конни вернулась туда, откуда пришла. Он был сильно сердит, особенно когда Франческа позволила Копни общаться с Тоби. И ему ужасно не понравилось, что его принцесса, оказывается, весьма упряма. Дело почти дошло до ссоры. Лишь вмешательство Мэтти позволило разрядить обстановку. Она сумела убедить Стива, что не надо ругать Франческу, ведь та всего лишь чувствовала потребность быть полезной кому-то.

18
{"b":"29","o":1}