ЛитМир - Электронная Библиотека

Он сделал шаг к двери, чтобы уйти. Неужели она сама не понимает, насколько жестоко с ее стороны стоять перед ним почти обнаженной, в то время как он не имеет права дотронуться до нее!

Но Франческа продолжала стоять неподвижно.

Она находилась прямо возле дверей. И если бы он попытался выйти, их тела бы соприкоснулись. И вряд ли он смог бы совладать с собой. Так что лучше не рисковать!

– Думаю, в комнате для гостей я смогу найти бритву?

Она нахмурилась, непонимающе посмотрела на него, словно своим вопросом он вернул ее откуда-то издалека, где она пребывала в своих мыслях или мечтах.

– О, да. Там есть все необходимое. И одежда Стива тоже там. Распоряжайтесь по своему усмотрению.

И только тут Франческа поняла, что на ней самой нет одежды и что она стоит перед Гаем в нижнем белье! Она покраснела с головы до пят.

– Чистая рубашка, носки, – пробормотала она, пятясь в комнату. – В шкафчике новая зубная щетка.

– Спасибо. Я все найду сам. Не провожайте меня.

– Право, я сейчас приду, гм… – она сделала жест рукой, показывая, что ей нужно одеться.

Гай решительно прошел к дверям и вышел из ванной, стараясь не задеть Франческу. Та даже не успела спросить его, собирается ли он спать или спустится вниз, чтобы перекусить.

Франческа долго еще не могла выкинуть из головы эту сцену в ванной. Она ведь стояла, тараща на него глаза и не в силах сойти с места. Наверняка он подумал о ней, что она круглая идиотка. И еще она отчетливо заметила вспышку гнева в его глазах, когда она сказала, что не надо делать ремонт в комнате Стива.

Нет, она не должна думать об этом. И единственный выход – сбежать. Прямо сейчас.

Франческа положила документы в сумку и отправилась искать Конни, чтобы сообщить ей о том, что у них гости.

Тоби завтракал. Франческа крепко обняла его, похвалила картинки, которые он нарисовал на занятиях в детском саду.

Съев всухомятку бутерброд с рыбой, Франческа вышла на веранду и спустилась по лестнице на улицу, не желая пользоваться парадным входом, страшась столкнуться в гостиной с Гаем.

Ей нужно какое-то время, чтобы прийти в себя после того, как она стояла перед ним, лежащим обнаженным в ванной, в одном нижнем белье.

Идя к воротам, Франческа заметила Мэтти, которая работала над одной из своих картин. Она не стала отвлекать кузину и направилась вниз по дороге.

Она вернулась, когда была полностью уверена, что готова поговорить с Гаем.

Конни сказала, что тот позавтракал, выпил кофе, съел несколько бутербродов. А потом ушел.

– Когда… – Франческа прокашлялась, – когда он ушел?

– Совсем недавно. Он разговаривал и играл с Тоби, пока тому не пора было идти спать. А потом попрощался. Сказал, что нам не стоит ни о чем беспокоиться. Что он обо всем позаботится.

– Понятно.

Ну, конечно, властный, всемогущий Гай Димоук!

– Он хотел о чем-то поговорить с Мэтти. Возможно, он все еще у нее?

Мэтти? Франческа почувствовала нечто очень похожее на ревность. Она помнила, как любезно, почти дружелюбно они общались, как Мэтти высказала идею пофлиртовать с ним, потому что Гай, видите ли, красавчик…

Что за бред! Это мерзко – ревновать Гая к собственной двоюродной сестре! – отчитала себя Франческа.

Впрочем, она не ревновала, нет! Ей просто было жаль, что она не застала его. Ведь Гай сказал ей, что какая-то фирма может заплатить большую сумму за китайский шелк. Ей хотелось узнать, какую. И обсудить с ним этот вопрос.

С другой стороны, не слишком ли она полагается на него? И потом, разве нет других, более безотлагательных дел, кроме вопроса с шелком?

Например, если, конечно, она не собирается выйти замуж за Гая Димоука, ей нужно встретиться с арендаторами и уговорить их продлить договор.

– Ну, хорошо. Я поднимусь к себе и поработаю.

Конни уперла руки в бока:

– А когда ты собираешься есть, ответь мне, пожалуйста!

– Я поела, когда выходила, – ответил Франческа.

– А что, моя еда для тебя недостаточно хороша?

– У меня была деловая встреча, Конни.

У Франчески действительно состоялась деловая встреча в китайском ресторанчике. Она обнаружила в бумагах Стива документ, написанный на китайском языке, и решила встретиться со своим знакомым китайцем, который перевел ей документ.

Там же Франческа и перекусила.

Но для Копни заявление о «деловой встрече» прозвучало неубедительно.

– О каких делах может идти речь, когда ты так одета? Что сказал бы господин Стивен, если бы увидел тебя в таком виде?

– Стивена больше нет с нами, Конни. И я теперь сама для себя устанавливаю правила, понимаешь? Конни кивнула, и Франческа добавила:

– Я буду наверху, если вдруг понадоблюсь.

Франческа позвонила Клэр, чтобы узнать, как идут дела.

– Список всего, что лежит на складе, уже составлен, и я нашла большинство документов, – сказала Клэр.

– Хорошо, оставь все это на столе и иди домой.

Увидимся в понедельник.

– Вы собираетесь продолжить дело Стива?

– Планирую, – ответила Франческа и деловито спросила:

– Кстати, Клэр, на складе не осталось китайского шелка, который импортировал Стивен?

Джейсон не нашел хотя бы остатков?

– Нет, этот товар не залежался, его раскупили сразу же, как только он прибыл. Стив уверял нас, что это золотая жила.

– И разве не сохранилось образцов? Или, может быть, есть рекламный каталог?

– Нет, каталога не было.

– Но ведь Стив должен был хоть что-то показывать покупателям в качестве образца?

– Да, были образцы, – призналась Клэр.

– И где они сейчас, Клэр?

– Когда Стивен… когда фирма… я подумала, что было бы преступлением оставлять их пылиться в шкафу. И потом, этот товар так хорошо продавался, что не было необходимости в образцах…

– То есть ты взяла их, Клэр, так? – кивнула Франческа и быстро добавила:

– Я не возражаю, Клэр. Мне нужно только взглянуть на них.

– Я отвезла один кусок матери, но у меня есть еще один. Полагаю, вы хотите, чтобы я вернула его?

– Нет, Клэр. Мне только посмотреть. А потом вы сможете забрать его обратно. Вы не могли бы съездить сейчас домой, взять образец этого шелка и привезти мне?

– Сейчас? Но я…

– Клэр!

– Хорошо, я приеду так быстро, как смогу!

Когда Клэр завезла ей образец ткани, Франческа, поблагодарив ее и распрощавшись с ней, медленно пошла в сторону кухни, разглядывая шелк. И когда Франческа рассмотрела этот шелк, мерцающий, мягкий, скользящий, она поняла, почему другая компания была готова заплатить большие деньги, чтобы перекупить эксклюзивные права на импорт этого материала.

В бизнесе должен быть стержень, сказал ей Гай.

И Стивен нашел его. Правда, слишком поздно для себя. Но не для нее.

Имея этот материал, она могла спокойно, заявить, войдя в понедельник утром в банк, что у ее компании есть будущее и она может гарантировать кредитоспособность.

С другой стороны, вряд ли можно рассчитывать на дружелюбие банковских сотрудников. Ведь ей уже прислали извещение о том, что денег, оставшихся на счету, не хватит на то, чтобы продлить арендный договор на дом, так что ей необходимо явиться в банк к десяти утра и обсудить с банкирами ее ситуацию.

Китайский шелк – это, конечно, спасение. Остается убедить в этом остальных.

Внезапно Франческа задумалась над тем, а послал бы банк столь безапелляционное уведомление официальной вдове? А с ней можно не церемониться. Неужели это еще один удар, нанесенный ей судьбой? Неужели с ней никто не станет серьезно говорить?

У Франчески все поплыло перед глазами, она закусила губу, сдерживая возглас отчаяния, ноги ее ослабели, и, чтобы не упасть, она присела на стул около кухонного стола.

Копни закончила стирку и, вынув постиранное белье из машины, повернулась к Франческе.

– С тобой все в порядке? – вглядываясь в бледное лицо Франчески, спросила она. – Снова плохие новости? Ничего, не переживай. Все утрясется. Погоди, я сейчас приготовлю для тебя чашку чая.

21
{"b":"29","o":1}