ЛитМир - Электронная Библиотека

Но сейчас ей показалось, что в ее жизни не было ничего важнее этой формальности.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Все в порядке?

Франческа покачала головой, не в силах ответить. Ей казалось, что она задыхается. И справиться с удушьем не помог даже свежий воздух.

– Не торопитесь…

– Мне жаль. Это было… – она даже не пыталась закончить предложение. Не было слов, способных выразить то, что она чувствовала. Как объяснить, что, желая иметь что-то, ты это имеешь формально, но никогда по-настоящему. Как сапожник без сапог.

– Я знаю, – кивнул Гай.

– Нет, Гай, – возразила она, – поверьте мне, вы не знаете.

Он пристально посмотрел на нее, и она была готова поклясться, что в его глазах была боль! Ну, конечно, ведь в его жизни есть женщина, которую он любит, но которая любит другого.

Франческа взяла Гая за руку.

– Вы заслуживаете лучшей жены, чем я. Гай, – с пылкой уверенностью произнесла она.

– Я, действительно, понимаю, как это было трудно для вас. Мне жаль, что у вас было так мало времени для того, чтобы решиться на этот шаг.

– Это бы ничего не изменило.

– Да, я понимаю. – Гай решил сменить тему. – А почему Мэтти и Конни не пришли с вами в качестве свидетелей?

– Я им ничего не сказала о свадьбе. Не хочу, чтобы они чувствовали себя… она замолчала, пытаясь подобрать слово.

– Виноватыми?

– Ответственными. Я только сказала им, что вы купили дом и перестроите чердак под квартиру.

– И как они приняли это?

Франческа вспомнила, какой вздох облегчения издала Мэтти. И вопреки обыкновению не стала приставать с вопросами.

Они дошли до машины. И, сев в нее, поехали к дому.

– А что бы вы сделали, если бы я сказала «нет»? – вдруг спросила Франческа.

Гай пожал плечами.

– Стив сказал, что вы лишь однажды в своей жизни отступили. Что с вами тогда случилось, Гай?

Вы отступили от схватки с носорогом, решив не вступать с ним в бой ради необходимого вам клочка земли для исследований?

– Человеческое сердце, – ответил он. Она уставилась на него. Женщина, которую он любил? Он не стал бороться за ее любовь? – С собственным сердцем бороться бесполезно, – холодно добавил Гай. – Вот так вот, госпожа Димоук.

– Мисс Ланг. И всегда только Ланг, – с вызовом ответила Франческа.

В следующее мгновение она потянулась к руке, чтобы стянуть с пальца кольцо, но оно не поддавалось.

Гай накрыл своей рукой ее руку.

– Успокойтесь, Франческа, вы себя покалечите.

Дома с помощью мыла вы легко сможете избавиться от этого ненавистного вам украшения.

– Но я не могу вернуться домой с этим! Я не хочу, чтобы Мэтти и Конни знали! Они меня не поймут!

– А я думаю, они понимают вас лучше, чем вы сами себя понимаете. Ведь они верят в вас.

Почему его голос иногда бывает так нежен? мучил вопрос Франческу. Гай тем временем достал из кармана пиджака конверт.

– Это ваши новые кредитные карточки.

– Но…

– Никаких возражений. Ведь вы моя жена! – Гай усмехнулся. В этой усмешке легко было прочитать горечь. – И я действительно должен уезжать, – сказал он.

– Уезжать? Так скоро? – Франческа пришла в отчаяние. – Не попрощавшись с Тоби, Мэтти и Конни?

– Я попрощался с ними вчера, – А они мне ничего не сказали, – растерянно произнесла Франческа. Она едва сдерживала слезы. – А Тоби был так тих вчера вечером. Я должна была догадаться, что его что-то расстроило.

– Я пообещал ему, что вернусь, как только смогу У нее не было никаких причин для слез. Ведь это был фиктивный брак.

– Я сказала Тоби, что его папа с Иисусом, но, боюсь, он думает, что это очередная папина командировка и через пару недель он вернется.

У Гая замерло сердце.

Он формально теперь был отцом Тоби, мужем Франчески. Он получил то, о чем мечтал. Формально. Но не по-настоящему. Ему хотелось бы еще хотя бы на минуту отодвинуть тот миг, когда она снимет кольцо. И еще этот поцелуй во время бракосочетания не даст ему покоя. Никогда не даст ему покоя. Всю оставшуюся жизнь будет бередить его душу и мучить воображение.

– Я не обману Тоби, не позволю ему страдать, пообещал Гай. – Даю вам слово.

Надо было прощаться.

– Некоторые мои вещи из квартиры перевезут к вам. Пока чердак не перестроят, можете сохранить их у себя? – спросил Гай.

Франческа молча кивнула.

– Хорошо. И вот ключи от машины. Она застрахована и теперь тоже принадлежит вам.

– А как же вы доедете до аэропорта? – Не дождавшись ответа, она воскликнула:

– Да что это я? Я вас отвезу!

– Именно так поступают жены? – отозвался Гай и, не желая, чтобы неловкая пауза затягивалась, добавил:

– Не надо меня отвозить. С этим прекрасно справится мой секретарь. В крайнем случае я могу взять такси.

Франческе не хотелось так скоро расставаться с Гаем.

– А в вашей квартире уже все упаковано? Мыло осталось?

– Мыло осталось.

– Я действительно должна снять это кольцо.

– Хорошо.

Гай отвез ее к себе на квартиру.

Она оказалась роскошнее, чем предполагала Франческа. Нет, Стив, конечно, говорил, что его брат богат, но она не догадывалась, что до такой степени.

– А эти картины? Они же стоят целое состояние! Франческа залюбовалась. – Вы продали квартиру вместе с картинами? Почему они не упакованы?

Гай не чувствовал в себе сил врать дальше. Зачем теперь что-то придумывать, как-то выкручиваться?

Он сказал ей, что продал квартиру, чтобы под этим предлогом поселиться вместе с ней в одном доме. Ведь иначе его переезд она бы не одобрила.

– Я соврал вам, Франческа. Я не продавал квартиру – Что? – Франческа побелела от гнева. – Ведь Стив предупреждал меня, что вы… вы лицемерный человек!

– Да, вам надо было послушать Стива. И потом, знаете, я женился на вас, чтобы вы не могли выйти замуж за кого-нибудь другого и таким образом отнять у меня Тоби, не позволять с ним видеться. Так-то!

Дурак! Зачем он рушил то хрупкое доверие, которое с таким трудом завоевывал все эти дни? От отчаяния?

Франческа, резко развернувшись, подбежала к нему и начала колотить его по груди, вымещая на нем всю обиду, злость, негодование. Как он мог так с ней поступить?

Раздался треск! Это она схватила его за рубашку и начала трясти с такой силой, что посыпались пуговицы.

Он не сопротивлялся. Она била его словами наотмашь с самого момента его приезда. Почему бы сейчас ей не отдубасить его по-настоящему?

Гай обхватил ее руками за талию и прижал к себе. Она попыталась вырваться, но, обессилев, перестала сопротивляться. Подняла голову и посмотрела в его глаза.

Ее злость помогла ей высвободить свою страсть, желание обладать этим мужчиной. И ей показалось, что и в его глазах горит огонек желания. Он жадно прильнул к ее губам. И она ответила на поцелуй.

Его губы одурманивали, у нее все поплыло перед глазами.

Она не заметила, как оказалась на кровати. Он быстро снимал с нее одежду, покрывая ее грудь поцелуями. Она не могла, не хотела этому сопротивляться. Было мучительно и сладко от его поцелуев, от его ласк. Жар его тела, казалось, обжигал кожу.

Она обняла его за шею, привлекая ближе к себе.

– Где здесь ванная? – холодно спросила она, собирая свою одежду.

– Там! – Он открыл дверь, расположенную в глубине спальни. – За той дверью вы найдете все, что вам необходимо.

Франческа умылась холодной водой. Посмотрела на себя в зеркало. Растрепанная, одежда смята, на пиджаке оторвана пуговица. Чулки порваны.

Она должна взять себя в руки. Этот мужчина, каким бы он ни был, является мужчиной ее мечты.

Пусть он злится, пусть издевается над ней, но она должна попытаться поговорить с ним. Поставить все точки над «i». Вспышка гнева обнажила все ее чувства к нему. И что будет дальше, надо разобраться. Нельзя отсиживаться в ванной и прятаться от Гая, даже если сейчас он не самого лестного мнения о ней. Надо выйти, посмотреть ему в глаза и все выяснить. И чем раньше, тем лучше.

25
{"b":"29","o":1}