ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дитя клевера
Цвет судьбы
7 способов соврать
SPQR V. Сатурналии
Воспитываем детей по методу Марии Монтессори
Китти. Следуй за сердцем
Наука в поисках Бога
Безжалостный курс тренировок для целеустремленных
Пересмешник

– Вы не должны брать в расчет дом, Франческа, ответил Том.

– То есть вы подразумеваете, что дом свободен от налога на наследство?

– Я подразумеваю, что дом не является собственностью Стивена.

Франческа отрицательно покачала головой:

– Нет, является. Стив купил этот дом у Гая. Три года назад. – Она повернулась к Гаю. – Мы жили там в течение трех лет. Скажите ему.

– Здесь какое-то недоразумение, Франческа. Я не знаю, что сказал вам Стив, но он не покупал у меня этот дом. Его продали одной компании лет десять назад.

– Но он сказал… вы сказали… – Она пыталась вспомнить тот разговор в ресторане. – Он собирался прийти к вам. Поговорить об этом доме. Он спрашивал вас о нем тогда в ресторане.

– Стив просил меня помочь с депозитом для дома.

Это – все. До вчерашнего вечера я даже не предполагал, что вы думали, будто я продал ему этот дом.

– Но почему ему потребовалось занимать у вас деньги? У него ведь были деньги… – она остановилась. – Сколько?

Гай не хотел говорить об этом.

– Сколько денег вы одолжили ему? – потребовала она ответа.

– Двести пятьдесят тысяч фунтов.

– Но он не купил дом? – обратилась она теперь к адвокату.

Том Палмер отрицательно покачал головой:

– Насколько я знаю, в то время этот дом даже не выставлялся на продажу. Стив арендовал его и каждый год продлевал договор.

– Но это наш дом! – упрямо повторила Франческа. – Это дом Тоби. И Мэтти потратила несколько тысяч фунтов на переустройство первого этажа в отдельную квартиру. Если бы я знала, что мы всего лишь арендуем дом, я никогда бы не позволила ей тратить такие деньги. – Франческа перевела дыхание. – Те люди, которым принадлежит этот дом, они знают, что он перестроен?

– Думаю, что это маловероятно, – мягко ответил Гай.

Сказать, что Франческа выглядела ошеломленной и смущенной, было бы большим преуменьшением. И это неудивительно. Она была уверена, что унаследовала дом, стоящий свыше двух миллионов фунтов. Даже с учетом налога на наследство, она смогла бы выкрутиться. Продать дом и купить другой, попроще и поменьше. И еще бы остались деньги. И вдруг оказалось, что у нее ничего нет. Она вряд ли сможет позволить себе хотя бы продлить арендный договор.

Франческа чувствовала себя так, словно медленно погружается в воду, все глубже и глубже, и ее тело парализовано, и уже нет сил выплыть на поверхность.

– Есть еще кое-что…

– Еще? – Она обернулась и испуганно взглянула на Тома Палмера.

– В последний раз, когда я видел Стивена, он попросил меня сделать дополнение к завещанию. Это не касается наследства, и я не мог сделать такое дополнение. Мы пришли к компромиссу, что я запишу его слова, а потом прочитаю вам. Последним пунктом.

– То есть после того, как объявите, что я и мой сын теперь бездомные люди?

– Франческа! – попытался остановить ее гнев Гай. Она впилась в него ненавидящим взглядом. Читайте, что там написано, – обратился он к адвокату. Том положил перед собой листок. И Гай, и Франческа напряженно молчали.

– Прежде чем начну читать, я должен сказать вам, что во всем нижеследующем нет ничего, что вы обязаны выполнять, – четко произнес адвокат, и вид у него при этом был донельзя несчастный. Это не больше чем последнее пожелание Стивена… – Том остановился.

– Читай же! – приказал Гай.

– Хорошо. – Том прокашлялся. – «Хорошо, Гай, вот мы снова встретились». Это его собственные слова, так, как он сказал, – объяснил адвокат.

– Том, не отвлекайся!

– «Хорошо, Гай, вот мы снова встретились.

Франческа и Тоби нуждаются в тебе теперь».

Франческа пробормотала что-то вроде того, что это вовсе не так.

– «Сначала признание. Я использовал данные тобой деньги на арендный договор, на серьги с алмазами для Франчески и еще оплатил счет в частном роддоме. У меня не было своих денег для этого. Но ты всегда выручал меня».

– Он не должен был этого делать! – воскликнула Франческа. – Я могла бы воспользоваться услугами обычной больницы. И спокойно прожила бы без алмазов и всего другого…

Том терпеливо ждал, когда она успокоится, чтобы продолжить чтение. Но она не могла промолчать, ей было стыдно за то, что Стив взял деньги у брата, чтобы потратить их на нее. Стив всегда говорил, что деньги нужны для того, чтобы наслаждаться жизнью. Но он никогда не заботился о том, откуда возьмутся эти деньги. И, получается, всегда надеялся на брата.

Том и Гай смотрели на нее, и она подняла руку, закрыв ею свой рот, давая понять, что она молчит и можно продолжать читать.

– «Гай, здесь написано о том, что я хочу, чтобы ты сделал. Тоби нуждается в отце, и Франческа тоже нуждается в заботе. И им не на кого надеяться, кроме тебя. Забота о них для тебя не проблема, не правда ли? У Тома есть все необходимое для этого.

Билеты и прочее. Это не станет проблемой ни для кого из вас.

Может быть, отдых на Средиземном море немного скрасит вашу жизнь? Франческа, пожалуйста, сделай это. Стив».

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

После того как Том закончил читать письмо, в комнате еще долго царило молчание. Все замерли и словно на какое-то мгновение забыли, что нужно дышать.

Первым пришел в себя Гай:

– Это действительно так, Том? У тебя есть билеты?

– Да, но…

Гай протянул руку, и адвокат неохотно передал ему папку с бумагами.

Франческа с ужасом наблюдала за тем, как Гай просматривает содержимое папки.

– Билеты на следующую неделю, Франческа.

Это удобно для вас? – спросил он.

Как будто он говорил об обеде или визите в театр. Приблизительно с такой же интонацией. Его лицо, казалось, было высечено из камня. И холодные, непроницаемые глаза.

Франческа почувствовала, что бледнеет. Чем грозили ей это лицо и эти глаза?

– Это шутка? – обратилась она к Тому. – Стивен решил так разыграть нас всех, не правда ли?

Только никому не было смешно, и было бы весьма странно, если бы подобная выходка Стива кого-нибудь рассмешила.

Гай продолжал смотреть на Франческу, ожидая ее ответа.

– Можно мне взглянуть на это?

Он передал ей папку. В ней лежали билеты, приглашение на свадебную церемонию и даже программа медового месяца. И всюду было вписано имя Гая Димоука.

– Это невероятно! – воскликнула Франческа.

– Чистая формальность, Франческа. Фиктивный брак. Брак на бумаге. Чтобы вы были обеспечены, чтобы уладить все финансовые вопросы. А поездка для того, чтобы вы могли прийти в себя, развеяться.

– Я не нуждаюсь в отдыхе. Как, собственно, и в вас. Мне только нужно решить, где я буду жить.

– И Тоби, и Мэтти, и Конни также должны где-нибудь жить, – поправил ее Гай.

– Хорошо, восстановите арендный договор, если вы так жаждете нам помочь.

– Я подозреваю, что оказался перед необходимостью сделать немного больше, чем это.

– Вы и так уже сделали достаточно, Гай. – Сказав это, она разорвала билеты. Сначала пополам, потом еще раз пополам и еще. Кусочки бумаги упали на пол.

Франческа как будто снова больно, наотмашь ударила его. Она хотела, чтобы он почувствовал ее гнев? Или требовала, чтобы он разделил ее боль?

Почувствовал то же, что и она?

А Франческа никак не могла прийти в себя.

Как посмел Стивен оставить брату ее, Франческу, в своем завещании, будто она его собственность?

И как посмел Гай соглашаться с этим так, словно получил ненужное наследство, – холодно, без эмоций, как должное!

Бесстрастный. Именно это Стивен сказал о нем.

Его брат никогда не выказывал эмоций, не раскрывал своих чувств. Были ли они вообще у него?

Франческе хотелось схватить Гая за плечи и трясти до тех пор, пока не вытрясет из него всю душу.

– Ответьте мне, почему Стив считал, что фиктивный брак не будет для вас проблемой? – спросил Гай. – Потому что вы не были готовы выйти замуж за Стива по любви? Или, возможно, он был не готов жениться на вас?

– Что?

Гай настолько трепетно относился к этой молодой женщине, что теперь, казалось, без труда угадывал то, о чем она думает.

9
{"b":"29","o":1}