ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что они там о себе воображают в Октагоне, посылая нас на задание без четких инструкций? — возмущался он, лениво ковыряясь вилкой в тарелке. — Хоть бы одну зацепку дали, от которой можно дальше плясать!

— Начнем с того, — заметила Элен, — что Росс Метакса не заинтересован в нашем успехе.

Дорн Хорстен проглотил кусочек тоста и удивленно приподнял бровь.

— Группа особых талантов — детище Ли Чжанчжу, — продолжала развивать свою мысль Элен. — Но шефу мы не нравились, поскольку не вписываемся, по его мнению, в стандартный образ оперативников «секции джи» и вообще опошляем героический дух возглавляемой им конторы.

— Почему бы тогда ему просто не расформировать группу? — спросил Джерри.

— Потому что он ценит и уважает Ли Чжанчжу и не желает без веского повода обижать одного из своих лучших координаторов. Кроме того, он не хочет ссориться с Сидом Джейксом, который тоже поддерживает этот проект.

— Выходит, если мы провалим задание, проект прикроют? — уточнил доктор.

— Конечно, — кивнула Элен, отхлебнув глоток псевдокофе. — Об этом они заранее договорились.

— Ничего себе новости! — взорвался Хуарес— Поневоле задумаешься, на чьей стороне наш босс! Получается, мы для него вроде как расходный материал, что ли? Ловко устроился! Сидит, понимаешь, у себя в Октагоне и дожидается, пока мы тут либо провалимся, либо погибнем на дуэли. И все ради того, чтобы доказать свою правоту мисс Ли и Сиду Джейксу! Теперь понятно, почему нас сюда послали, можно сказать, с голыми руками!

— Не стоит судить о нем чересчур поспешно, — примирительно заметил доктор Хорстен. — Ситуация сложилась нестандартная. Да, мы в тупике, потому что Бульшана застрелили на дуэли, а все его документы конфисковали или похитили, однако Росс Метакса здесь совершенно ни при чем. Я его не оправдываю, но и вы, Зорро, по-моему, излишне предубеждены.

Элен намазала на тост такой толстый слой джема, что ее «папуля» невольно содрогнулся.

— Ненавижу предубежденных мужиков! — заявила она, откусив половину.

— А как насчет предубежденных женщин? — предпринял неуклюжую попытку сострить Джерри.

Хуарес закусил губу, резко поднялся, швырнул на стол салфетку, повернулся и стремительно выбежал из комнаты.

Родс растерянно развел руками:

— Извините, коллеги, не хотел! Похоже, я опять неудачно пошутил.

Хорстен поправил пенсне и задумчиво произнес:

— Его тоже можно понять. Ему не дает покоя завтрашняя дуэль. Естественно, Зорро не хочет убивать инспектора без всякой на то причины, но и не жаждет, чтобы тот его прикончил.

— Может быть, — пожала плечами Элен. — Только у меня с недавних пор такое ощущение, что наш друг Зорро готов пожертвовать кем угодно, кроме себя, любимого.

— Вы что, вчера поцапались? — покосился на нее доктор.

— Ну, не так чтобы очень, но для малышки Элен он чересчур кровожаден и скор на расправу.

— Понятно. Присматривай за ним, но помни, что Зорро — неотъемлемая часть команды. Может статься, что в один прекрасный день именно от него будет зависеть, свернем мы себе шеи или сохраним их в целости. — Хорстен посмотрел на хронометр и заговорил о другом: — В любом варианте нам необходим выход на подполье. Недавно мне позвонили и сообщили, что на сегодня назначена встреча с академиком Удине из столичного университета, с которым мы познакомились во время моего предыдущего визита. Полагаю, со мной он будет более откровенным, чем со своими фьорентийскими коллегами. Надеюсь, мне удастся выведать у него что-нибудь полезное.

— Насчет энгелистов?

— Угу. Диссидентская зараза всегда легче всего распространяется в студенческой среде. Это аксиома. Молодые идеалисты испокон веку бунтовали против устоев власти.

— Вне зависимости от того, оправдан их бунт или нет? — уточнил Джерри.

Элен допила псевдокофе и вытерла губы салфеткой.

— Джерри, мальчик мой, усвой раз и навсегда, что любое покушение на статус-кво всегда оправдано — по крайней мере, с исторической точки зрения. Обществу нельзя позволять застаиваться. Один из древних мыслителей, кажется Томас Джефферсон, всерьез считал, что революцию необходимо совершать через каждые двадцать лет.

— Какой же тогда нам смысл воевать с энгелистами на Фьоренце? — озадаченно спросил Родс.

— Смысл в том, мой юный друг, — ответил Хорстен, поднимаясь из-за стола, — что революционная ситуация здесь еще не созрела. Находящееся у власти правительство вполне дееспособно, но ему не дают развернуться. Оно стремится к прогрессу, но подрывные элементы заставляют его тратить все силы на борьбу с ними. — Он снова взглянул на наручный хронометр: — Ну, мне пора. Постараюсь побольше узнать об этих проклятых энгелистах, если, конечно, смогу разговорить коллегу Удине.

— А как же я? — подняла голову Элен.

— Прости, но тебя я взять не смогу, — нахмурился ученый. — Вряд ли академик рискнет откровенничать в присутствии маленького ребенка. Откуда ему знать, что ты не станешь потом повторять услышанное где не следует?

— Мы с Элен можем прогуляться по городу, — предложил Джерри. — Возможно, тоже что-нибудь интересное разузнаем, если повезет. А за ланчем опять соберемся здесь и обменяемся впечатлениями.

— Кстати, куда пропал Зорро?

— Кто его знает? — пожала плечами Элен. — Я только слышала пару минут назад, как хлопнула входная дверь.

— Хорошо, встречаемся за ланчем, — вздохнул доктор и направился к выходу.

После его ухода Джерри и Элен остались вдвоем. Под ее пристальным, немигающим взглядом он весь извертелся и наконец не выдержал:

— Ну давай выкладывай, что ты задумала?

— Я хочу заключить с тобой пари на сотню межпланетных кредитов.

— На предмет?

— Какая тебе разница, если ты всегда выигрываешь?

— Верно, выигрываю, но это не значит, что я соглашаюсь на любые условия. К примеру, я никогда не стану спорить, что смогу одновременно находиться в двух разных местах.

— Пытаешься вывернуться, да?

— Говори, иначе я пас!

— Хорошо. Ставлю сотню кредитов, что завтра Зорро убьют на дуэли.

Родс на миг задумался:

— Принимаю. Ставлю сотню, что он останется в живых.

В просторном, отделанном мрамором холле на первом этаже «Альберго Палаццо» Джерри задержался у регистрационной стойки, чтобы поговорить с дежурным.

— Послушайте, приятель, — втолковывал он консьержу, — утро у меня пропало — видите, ребенка подкинули, — но я буду весьма признателен, если вы позаботитесь о вечерней программе. Чтоб все как в лучших домах! Лимузин с шофером, прогулка по злачным местам… Ну, сами знаете, пойло со звездами, тусовка покруче, телки, чтоб оттянуться, и все такое прочее.

— Злачным местам? — в недоумении повторил дежурный.

Джерри, придерживая за руку неугомонно вертящуюся Элен, с мученическим видом вздохнул и пустился в объяснения:

— Ну, я не знаю, как это называется на Фьоренце, но я имею в виду ночные бары, кабаре, кафешантаны, дансинги, мюзик-холлы, стриптиз-шоу… — лицо консьержа по-прежнему не выражало проблесков понимания, — салуны, пабы, казино, пивбары… — упавшим голосом продолжал перечисление Родс.

Дежурный поднял ладонь, останавливая бесконечный поток названий.

— Кажется, я знаю, чего желает синьор. Увы, все это исключается из-за комендантского часа.

Теперь уже Джерри непонимающе уставился на консьержа:

— Комендантский час?

— Пойдем, ну пойдем же, дядя Джерри! — захныкала Элен, дергая его за рукав. Под мышкой у нее торчала кукла.

— Все публичные заведения закрываются в десять часов вечера, синьор, — пояснил дежурный. — А в одиннадцать на улицах уже не должно находиться н| одного прохожего.

— Почему? — изумился Родс.

Физиономия и тон клерка претерпели резкие изменения в сторону похолодания.

— Синьор изволит критиковать меры безопасности, предпринятые по распоряжению Первого Синьора и возглавляемого им кабинета?

— Нет. Почему?

Консьерж поглядел направо, потом налево, наклонился над стойкой и сказал, понизив голос:

21
{"b":"292","o":1}