ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну хорошо, хорошо, согласен, — пробурчал Метакса. — Полагаю, вам отлично удается подслушивать разговоры взрослых и все такое прочее. Вот только… — Не закончив фразы, он ожесточенно замотал головой, дождался, пока Элен усядется на свое место, и перевел взгляд на двух других членов группы, до сих пор не проронивших ни слова.

Старший из них, представленный Ли Чжанчжу как Зорро Хуарес, виртуоз по владению ковбойским бичом с планеты Вакамундо, мог бы считаться красавчиком по меркам латиноамериканской расы. Смуглое, непроницаемое лицо свидетельствовало о скрытном, угрюмом и недоверчивом характере его обладателя. Зорро сидел спокойно, небрежно поигрывая продолговатой штуковиной, напоминавшей жезл тамбурмажора и распиленную пополам ручку от швабры. Палка длиной в полтора фута была обтянута натуральной кожей с декоративным тиснением.

— Насколько я понимаю, мисс Ли имела возможность лицезреть ваши трюки, — обратился к нему Метакса. — Все это замечательно, но я не вижу самого кнута.

— Обмотан вокруг талии, — коротко ответил Хуарес.

— Да уж, — насмешливо фыркнул комиссар, — с таким оружием быстро не развернешься!

Все это время Зорро продолжал легонько постукивать покрытым кожей предметом по ладони левой руки. Внезапно — должно быть, он нажал на скрытую кнопку — из верхнего конца палочки, оказавшейся рукоятью хлыста, вырвался длинный узкий язык гибкого пластика. Неуловимым движением кисти Хуарес привел его в действие. Кончик бича по-змеиному молниеносно скользнул к комиссару и обвился вокруг торчащего из нагрудного кармана стилоса. Еще одно едва заметное движение — и стилос перекочевал к Зорро, небрежно швырнувшему его на стол.

— Надо же! — восхитился Дорн Хорстен. — По-моему, это что-то новенькое?

— На Вакамундо почти все носят такие игрушки, — ответил Хуарес, снова нажимая на кнопку. Пластиковый хлыст мгновенно втянулся внутрь рукояти.

Метакса скривился и посмотрел на четвертого кандидата. Джерри Родс привольно развалился в мягком кресле с отсутствующим выражением на лице.

— Ну, а вам, очевидно, в предстоящем задании уготована роль приносящего удачу талисмана? — ехидно спросил комиссар.

Джерри вяло пожал плечами:

— Не думаю, что это сработает, сэр. Мое везение не распространяется на других. Необходимо, чтобы я был персонально заинтересован.

— Но, если вы так удачливы, почему бы не попытать счастья на планете типа Вегаса с его высокоразвитой индустрией развлечений, включающей игорный бизнес? Вы бы легко сорвали банк в любом казино.

Родс, соглашаясь, кивнул.

— Благодарю за совет, сэр, но так уж вышло, что на Вегасе я считаюсь персоной нон грата. Хотя дело даже не в этом. Видите ли, когда человеку во всем сопутствует удача, он не испытывает особой потребности в деньгах. Он и так получает все, что пожелает.

— Как это? — подозрительно нахмурился Метакса.

— Ну-у… — Джерри задумался. — А черт его знает. Как-то само собой все образуется, сэр.

Комиссар издал странный горловой звук и не глядя запустил обе руки в ящик стола, откуда извлек пузатую бутыль темного стекла и несколько стопок.

— Кто-нибудь желает отведать этой превосходной денебианской текилы? — спросил он, судя по тону вовсе не рассчитывая на положительный ответ.

— Немного рановато для меня, — вежливо отклонил предложение доктор Хорстен.

Остальные, исключая Элен, будучи наслышаны о своеобразных пристрастиях шефа «секции джи» в отношении спиртного, тоже отказались. Метакса вздохнул и наполнил до краев одну из стопок.

Элен завладела ею на долю секунды раньше ошеломленного комиссара и осушила крепчайший напиток с такой скоростью, словно это был фруктовый сок.

— У-ум! — выдохнула она с нескрываемым удовольствием. — Хорошо пошла!

— Хорошо пошла, — тупо повторил Метакса, с изумлением глядя на опустевшую стопку. — Первый раз слышу, чтобы кто-нибудь так отзывался о моей текиле! — Он перевел взгляд на стоящее рядом с ним миниатюрное существо в детском нарядном платьице и потряс головой. Комиссар выглядел совершенно выбитым из колеи и даже не вспомнил о том, что сам остался без выпивки.

— Ладно, леди и джентльмены, — произнес он после длительной паузы, — давайте наконец перейдем к делу, хотя мой оптимизм по поводу успеха вашего задания убывает с каждой минутой. Кто-нибудь из вас слышал о планете под названием Фьоренца?

Дорн Хорстен многозначительно откашлялся:

— Несколько лет назад я побывал там на научной конференции, посвященной проблемам изучения таллофитов. Хотя в то время я мало интересовался общественными институтами планеты, у меня сложилось о ней впечатление как о довольно благополучном мире, движущемся по пути прогресса.

— Увы, недостаточно быстро, доктор Хорстен. Фьоренцу колонизировали сравнительно недавно. Большую часть населения составляют уроженцы Авалона, заселенного, в свою очередь, выходцами из Италии. По статусу Фьоренца все еще принадлежит к Пограничным мирам, где людям, казалось бы, открывается полный простор для развития инициативы и свободной конкуренции. К сожалению, дело обстоит не совсем так.

— И нам предстоит, — подхватила Элен неожиданно серьезным и взрослым голосом, — свергнуть прогнивший консервативный режим и привести к власти прогрессивно мыслящую оппозицию?

Росс Метакса хмуро покачал головой:

— Нет. Как раз наоборот. Оппозиционное подпольное движение на Фьоренце вот уже долгие годы досаждает Первому Синьору и возглавляемому им правительству. Подпольщики действуют исключительно скрытно и изощренно. Борьба с ними отвлекает столько сил и средств, что это неизбежно сказывается на нормальном развитии общества. Проще говоря, именно диссиденты служат главным тормозом на пути планеты к прогрессу.

Хорстен пальцем поправил пенсне и задумался.

— У «секции джи» имеется постоянный резидент на Фьоренце, сэр? — спросил он.

— Имелся до недавнего времени. Старый служака по фамилии Бульшан. Он получил вызов от фьорентийца и был застрелен на дуэли.

Все четверо уставились на комиссара. Тот смущенно заерзал в кресле под их недоуменными взглядами:

— Я ведь, кажется, уже упоминал, что Фьоренца относится к Пограничным мирам? Так вот, там сложилась совершенно уникальная система правил и обычаев, связанных с самообороной. Нечто подобное, насколько мне известно, существовало только в древних Соединенных Штатах во времена освоения пограничных территорий. Быть может, кому-то из вас известен старый афоризм: «Все люди равны от рождения. Бог и мистер Кольт создали их такими»?

Зорро Хуарес пошевелился:

— Вы хотите сказать, что они там все разгуливают вооруженными?

— Полагаю, так оно и есть. Фьорентийский джентльмен всегда готов защитить свою честь. Подчеркиваю, всегда! И такое положение вещей иногда приводит к весьма необычным осложнениям. В политике, например.

— Нельзя ли прояснить последний пункт, сэр? — неожиданно заинтересовался Джерри Родс.

И без того хмурая физиономия комиссара совсем помрачнела.

— Согласно их Дуэльному кодексу, единственными гражданами планеты, которых запрещено вызывать, являются Первый Синьор и девять других членов его кабинета. Загвоздка в том, что на время выборов запрет отменяется. Разумеется, действие кодекса распространяется только на полноправных граждан планеты. Считается, видимо, что преступники и другие подонки общества априори лишены чести и права ее защищать.

— Выходит, во время избирательной кампании политические противники могут вызывать друг друга на дуэль, если кто-то из них сочтет себя оскорбленным? — уточнил Родс.

— Выходит, так, — подтвердил Метакса. — Мания фьорентийцев драться по малейшему поводу — это одна из причин, по которым ни одному из резидентов «секции джи» не удается закрепиться на планете на сколько-нибудь продолжительный срок. Чтобы постигнуть все тонкости Дуэльного кодекса, требуется время. Любой непосвященный неизбежно нарывается на вызов, не прожив на Фьоренце и недели. А вы сами понимаете, что даже лучшие из наших агентов не могут всегда выигрывать.

4
{"b":"292","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Американха
Персональный демон
Между мирами
Земля лишних. Треугольник ошибок
Владыка Ледяного сада. В сердце тьмы
Стать инноватором. 5 привычек лидеров, меняющих мир
Призрак Канта