ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зорро выпучил глаза. Ученый снисходительно усмехнулся.

— Я реагировал приблизительно также, друг мой, — признался он, — когда Сид Джейкс поведал мне о существовании Рассветных миров. С другой стороны, некоторые живые организмы, если дать им достаточно времени, способны добиться высокого уровня технологии, не обладая при этом сколько-нибудь развитым интеллектом. А многие вообще обходятся без него, как те же земные муравьи. Они строят великолепные с инженерной точки зрения сооружения, выдаивают «молоко» у тлей, откладывают запасы и даже успешно ведут военные действия. Я мог бы привести еще немало примеров. Но повернется ли у кого-нибудь язык назвать муравья разумным?

— Да, но преобразователи материи… — возразил Хуарес.

Хорстен пожал плечами:

— Существует и другое правдоподобное объяснение. Чтобы построить рай на Земле, человеку необходим интеллект. Он был нужен ему в каменном веке, чтобы выжить в пещерах. Он был нужен ему, чтобы совершить такие эпохальные прорывы, как овладение огнем и переход от охоты к земледелию и скотоводству. Интеллект был необходим, когда сменялись одна за другой общественно-экономические системы, начиная от первобытного коммунизма и заканчивая капитализмом. Он нужен сейчас, чтобы навсегда покончить с зависимостью от природы и обеспечить всех не только едой, жильем и одеждой, но и предметами роскоши. Но задумайтесь, что произойдет потом, когда утопия станет реальностью? Когда появятся неограниченные запасы энергии и конвертеры, исполняющие любые желания? Кто поручится, что интеллект не станет тогда помехой стабильности общества? Самые даровитые во все века отличались тем, что пытались раскачивать лодку, что отнюдь не по нраву среднему индивидууму, лишенному от рождения выдающихся способностей.

— Кажется, я понимаю, на что вы намекаете, — сказал Джерри. — Они позаботились о том, чтобы таланты больше не появлялись на свет!

— Один из возможных вариантов, — согласился Хорстен. — Но факт остается фактом: Рассветные миры существуют, как и их обитатели, значительно, очень значительно обогнавшие человеческую расу.

Поколебавшись, Зорро решился задать еще один вопрос:

— Если они не обладают разумом, как вы утверждаете, доктор, неужели среди людей не найдется ни одного умника, чтобы с ними разобраться?

— И как же, по-твоему, с ними следует разбираться? — прищурился Родс.

Хуарес удивленно покосился на него:

— Узнать, например, принцип действия их реакторов. Или раздобыть образец преобразователя материи. Если мы овладеем тем и другим, отставание значительно сократится, не так ли?

— Такая идея уже возникла однажды у одного чересчур шустрого деятеля с планеты Фригия, — язвительно сообщила Элен.

— Ну и что дальше?

— Дело в том, что обитатели Рассветных миров очень не любят чужого вмешательства, — снова вступил в разговор доктор Хорстен. — Им никто не нужен.

В торговле и прочих взаимоотношениях с другими планетами они не заинтересованы, и, когда кто-нибудь, проникнув в их мир, пытается, если можно так выразиться, разворошить муравейник, они тут же принимают меры по пресечению.

— Какие меры?

— По всей видимости, они владеют методом отслеживания непрошеных визитеров до той планеты или группы планет, откуда те явились. А затем производят незначительные изменения в составе атмосферы. Фригию, к примеру, на которой проживало порядка двух миллиардов человек, ныне окутывает плотный слой смеси метана, водорода и аммиака, не слишком пригодной для дыхания. Короче говоря, фригийцев больше не существует.

Зорро взволнованно заерзал в кресле:

— Но ведь должен же существовать какой-то способ! Очевидно, фригийцы оказались порядочными ослами и либо восстановили против себя туземцев, либо позволили им догадаться о своих намерениях.

— Очевидно, — согласилась Элен, — только я, например, отнюдь не жажду быть следующей в списке соискателей. Более того, я не желаю иметь ничего общего с той планетой, откуда явится очередной авантюрист. Если верить докладу Ронни Бронстона и Фила Бердмана — агентов «секции джи», занимавшихся этим делом, — рассветники были на грани того, чтобы разом покончить со всеми тремя тысячами колонизированных человечеством планет. К счастью, тогда они удержались от столь радикального шага, решив, видимо, что в качестве урока достаточно одной Фригии. Но кто поручится, что этого не произойдет в следующий раз?

— Значит, надо с самого начала вести себя правильно, — не отступал упрямец Зорро.

— Чертовски мудрая мысль, — похвалила Элен. — Вот и не забивай себе больше этим мозги! — Она зябко поежилась: — Стоит только представить, что какому-нибудь придурку взбредет в голову еще раз связаться с этими зомби, как по мне мурашки бегать начинают!

— А где находятся Рассветные миры? — спросил Хуарес.

— На звездных картах они, во всяком случае, не обозначены, — сообщил Хорстен. — Это точно. В Октагоне страшно боятся, что какие-нибудь недоумки прослышат о конвертерах и толпами ринутся туда в погоне за золотой мечтой человечества.

— Золотая мечта человечества? — вопросительно поднял бровь Джерри.

— Философский камень, — снисходительно пояснил ученый. — Древние алхимики верили, что он может превращать в золото неблагородные металлы. Впрочем, рассветники пошли еще дальше: их конвертеры способны преобразовать в золото что угодно. И не только в золото. Полагаю, им не составит труда, поместив на входе, скажем, Рембрандта, получить на выходе его точную копию или даже любое количество таких копий.

— Кто такой Рембрандт? — хмуро спросил Зорро.

— Очень, очень древний земной живописец. Я слышал, что в некоторых музеях до сих пор сохранились приписываемые его кисти полотна. Но дело не в нем, а в том, что Росс Метакса и другие властные фигуры больше всего на свете боятся, как бы среди триллиона с небольшим жителей Содружества не нашлось нескольких горячих голов, чья безответственная жадность и стремление любой ценой заполучить конвертер рассветников могут обрушить всем нам на головы крышу нашего общего дома.

— И все-таки… — пробурчал Хуарес— Сами же говорили, что у них нет разума!

— Это у тебя его нет, любовничек! — взъярилась Элен. — Чтобы нажать на кнопку или повернуть рычаг, интеллект необязателен! У их планет такая система защиты, какую ты и вообразить себе не в состоянии! — Ее звенящий от гнева голос внезапно сменился тоненьким детским дискантом: — Ни за кого не выйду замуж, кроме дяди Зорро! Ты на мне женишься, да? Обещаешь?

Хуарес подпрыгнул от неожиданности и затравленно оглянулся. В дверях стоял Гельмут Бринкер.

— Вы просили показать вам гидропонный отсек, гражданин Родс, — сказал он. — Вчера я был занят, но сегодня к вашим услугам.

— Да-да, конечно, — пробормотал Джерри, поднимаясь со стула.

Элен с разбегу, одним прыжком, взгромоздилась на колени к Зорро и обвила его шею руками. Тот обреченно вздохнул и мученически закатил глаза к потолку.

— Ты надоедаешь гражданину Хуаресу, дочка, — строго произнес доктор Хорстен.

— Нет-нет, папуля! Скажи ему, дядя Зорро! Дядя Зорро собирается на мне жениться, вот! Всем приходится на ком-нибудь жениться, ведь правда? — Не дожидаясь ответа, она уверенно заявила: — А дядя Зорро поженится со мной, потому что Он любит маленьких девочек. Ты ведь любишь маленьких девочек, да, дядя Зорро?

— Прекрати елозить, бандитка! — прошипел Хуарес сквозь зубы, а вслух произнес: — Не всегда.

— Как же так, дядя Зорро? — воскликнула она, распахнув от изумления глаза. — Неужели ты больше любишь мальчиков, чем девочек? Я тоже больше люблю мальчиков, но думала, что у тебя все наоборот!

Даже оливковая кожа Хуареса не смогла скрыть краску смущения, покрывшую его лицо и шею.

Джерри Родс, тихонько посмеиваясь, присоединился ко второму помощнику.

— А ведь я сначала решил, что вы вернулись разыграть еще партийку, — не удержался он от укола, но Бринкер ничего не ответил, стремительно развернулся на каблуках и зашагал по коридору. Джерри потащился за ним.

7
{"b":"292","o":1}