ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно ее лицо обратилось в ледяную маску.

– Сегодня у меня нет времени на обсуждение данной темы, мистер Сильвер.

– Ладно. На том пока и порешим.

На форпостах Военно-космического флота инструкции по соблюдению режима секретности куда обширнее и строже, чем в центре. Как правило, Клер Норманди следовала регламенту почти неукоснительно, хотя и не видела причин подозревать, что среди ее подчиненных затесался шпион доброжилов, или агент Керманди, если уж на то пошло.

Доброжилами – это словечко давным-давно состряпали сами берсеркеры – называют людей, перешедших на сторону смерти. Столь противоестественно извращенные умы, отдающие предпочтение мертвой, смертоносной машинерии перед человечеством, вообще редкость, а уж в войсках и подавно. Однако, как ни смотри, они все-таки встречаются. «Редкость» не слишком утешительная формулировка.

У вражеского агента может найтись целый ряд веских причин заинтересоваться деятельностью личного состава станции, но трудно даже вообразить, каким образом гипотетический шпион мог бы осуществить подобное.

На лицо коменданта Норманди набежала тень еще большей тревоги, чем прежде, словно она пыталась припомнить, сколько же именно военных секретов мог подслушать Сильвер, пока стоял в ее кабинете. Конечно, вся вина за нарушение режима секретности лежит на ней, ведь она сама привела Сильвера в кабинет, но что толку сетовать об этом теперь. В годину настоящей катастрофы, когда рок, более не довольствуясь стрельбой вслепую, нажимает на спусковой крючок пулемета, от каждой пули не увернешься.

Она заверила Сильвера, что Военно-космический флот выплатит ему компенсацию по стандартному прейскуранту за использование корабля или утрату оного, если обстоятельства сложатся неблагоприятно.

И снова Гарри не стал перечить ни словом.

Впрочем, ему даже не предоставили подобной возможности.

– А теперь прошу меня простить, мы чрезвычайно заняты.

В ответ Гарри кивнул и вскинул руку в пародии на воинский салют, но этого комендант уже не видела, успев повернуться к нему спиной и углубиться в очередной неотложный разговор. Подхватив шлем и сумку с личными вещами, Сильвер покинул кабинет и целенаправленно затопал по коридорам, без особого труда отыскав выделенную ему комнатку. И пока он шагал, в голове упорно вертелась одна и та же мысль: «Агент правительства Керманди? Это я-то?! Это еще что за чертовщина?»

Наверное, рано или поздно этот вопрос разъяснится сам собой. Оказавшись в своей комнате и заперев за собой дверь, Гарри доверился чутью, подсказывавшему, что враг пока не стоит у ворот, сбросил скафандр, почесал голову и с облегчением вздохнул.

Сидя в единственном кресле уютной, хотя и тесной комнатки, Гарри предался ожиданию. Пару минут просто вертел большими пальцами, но вскоре эта забава прискучила ему, и он одновременно взялся за стакан с малой толикой виски – он предусмотрительно прихватил с корабля бутылку шотландского – и за решение шахматного этюда, выстроенного для него имеющимся в комнате головизором. Услужливое устройство даже предоставило ему на выбор множество разнообразных стилей отображения виртуальной доски и фигур. Гарри выбрал персонажей «Алисы в стране чудес».

Нет смысла пытаться уснуть, просто нет времени. Ах, как чудесно было бы вкусить минутку покоя! Но Сильвер весьма сомневался, что ему дадут насладиться ею.

Глава 4

Немного погодя Гарри воспользовался имевшимся в комнате коммуникатором и вызвал свой корабль. Как только бортовая система «Волшебницы» ответила, он осведомился, не поступали ли сообщения от Нюхача. Пока ничего.

Он просидел в комнате почти целый час – куда дольше, чем предполагал, и уже начал подумывать, не стоит ли все-таки вздремнуть, когда экран издал мелодичный аккорд вызова, и тут же над ним воспарили голова и плечи коменданта Норманди, прервав довольно интересный эндшпиль – первый этюд Гарри решил давным-давно. Без всяких экивоков комендант строгим тоном потребовала предоставить код, необходимый для запуска двигателя его корабля. Видимо, техники ВКФ, откомандированные ею на «Волшебницу», оказались достаточно упрямы, чтобы убить добрый час на попытки взломать программные заглушки, но в конце концов вынуждены были сдаться.

– Код? – почти зажмурив один глаз, Сильвер с прищуром поглядел на очаровательную головку напустившей на себя официальный вид Норманди, заслонившую почти всю воображаемую шахматную доску. – Что-то я такого не припоминаю.

От коменданта снова повеяло ледяным холодом.

– Ладно, мистер Сильвер. Ваши блоки произвели на меня должное впечатление, а теперь я хочу, чтобы вы их сняли прямо сейчас.

Гарри приподнял стакан чуть повыше, чтобы Норманди наверняка увидела его.

– А, вы о коде запуска, да? А вы не пробовали заглянуть в бортовую инструкцию?

Теперь на голографическом экране возникла голова капитана Марута, заглядывающего поверх плеча женщины. Он вроде бы немного поостыл.

– Сильвер, я отнюдь не уверен, что используемый у вас на корабле код вполне легален – более того, держу пари, что если подвергнуть его пристальному рассмотрению, он абсолютно противозаконен. Любопытно знать, кто его поставил?

– Этого я тоже что-то не припоминаю.

Тут на высоте положения оказалась комендант Норманди. Сдержанная доброжелательность снова вернулась к ней, по крайней мере на время.

– Дело в том, мистер Сильвер, что ваш корабль может нам понадобиться, и обстановка настолько серьезная, что нам не до игр. Чуть раньше вы заявили, что готовы всячески помогать нам. Так чего же вы хотите? Чтобы сумма компенсации несколько превысила стандартный тариф, как я понимаю?

– До такой наглости я еще не дошел, комендант. – Гарри откинулся на спинку, легонько покачиваясь на пружинах кресла. – Проблема в том, что я напоролся на ситуацию, в которой не вполне ориентируюсь. Я готов потерять корабль, если без этого не обойтись, мне уж не впервой. Но мне хотелось бы знать, ради чего. Вы наверняка можете дополнить то, что сказали до сих пор, – то есть почти ничего.

Капитан Марут начал было снова бормотать что-то о законности, но комендант одарила его таким взглядом, что капитан сразу прикусил язык. Она твердо решила не упускать событий из-под контроля.

– Ладно, я объясню. Я доверяю вам, мистер Сильвер, благодаря вашему безупречному послужному списку и еще потому, что в нашей ситуации ваше добровольное сотрудничество может оказаться даже ценнее вашего корабля.

– О-о?

– Суть в том, что мы рискуем лишиться единственного шанса нейтрализовать имеющееся у берсеркеров преимущество, позволившее им опустошить сектор Омикрон. И «Шива» – кодовое обозначение этого преимущества.

– А-а. – Раньше она говорила, что так называется какая-то конкретная машина. – И как же будет выглядеть это преимущество, если я случаем на него напорюсь?

– Вам когда-нибудь приходилось видеть оптэлектронный мозг берсеркера, мистер Сильвер?

Он вглядывался в лицо командора добрую секунду, прежде чем ответить.

– Ага. Честно говоря, приходилось. А что?

Она явно ожидала не такого ответа.

– Ну-у… вообще-то, пожалуй, это не играет никакой роли. Их делают самой разной формы, размеров и из разных материалов.

Чувствовалось, что Норманди взвешивает в уме целый ряд факторов, о большинстве которых Гарри мог лишь догадываться, и наконец окончательно уверилась, что добиться поставленной цели легче всего именно таким способом. Карты на стол.

– «Шива» – кодовое обозначение, – продолжала она, – присвоенное генштабом некоему устройству берсеркеров. А еще точнее, структуре, или системе структур информации, содержащейся в этом устройстве. Мозг одного из берсеркеров каким-то образом приобрел грандиозные способности к принятию стратегических и тактических решений.

Гарри задумчиво кивнул: эти сведения сходятся с тем, что он уже знал из других источников. И если это правда… вот уж действительно скверная новость. Но он никак не мог взять в толк, откуда у коменданта такая уверенность в надежности сведений; наверное, она просто хочет, чтобы ее речи звучали абсолютно твердо и убедительно.

11
{"b":"293","o":1}