ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может, мысль и не слишком удачная, мистер Сильвер, но ничего более подходящего у нас на примете пока нет.

Время от времени Марут где-то спал, что-то ел, ходил на перевязку (вряд ли его раны успеют окончательно зажить, прежде чем Шива распылит его на атомы, подумал Гарри), с лихорадочной поспешностью сколачивая новую команду.

Естественно, большинство уцелевших выглядело несколько обескураженно. Но капитан неустанно подбадривал их:

– Мы еще не разбиты, ребята!

Как только выпадала свободная минутка, капитан Марут из кожи вон лез, чтобы поддержать боевой дух оставшихся в живых. Раз-другой он навестил тяжелораненых, по большей части так и не пришедших в сознание. Он молча разглядывал искалеченные тела людей в медироботах, двумя шеренгами теснящихся вдоль стен переполненного крохотного лазарета базы.

Горячность Марута передалась паре-тройке раненых, и они заверили капитана, что готовы ринуться в бой или будут готовы, когда настанет срок вылета. Гарри, услышав их слова в пересказе из третьих уст, не сумел определить, в самом ли деле эти члены экипажа пылают энтузиазмом или просто ублажают командира в надежде, что в ближайшее время он образумится.

К несчастью, пилоты экспедиционного корпуса понесли куда более тяжелые потери, чем остальные специалисты.

В конце концов Марут изложил новый план операции. Он вознамерился прибыть в систему Летнего Края со своей импровизированной флотилией всего за пару часов до появления Шивы с эскортом и захватить тамошнюю станцию берсеркеров.

Когда же другой офицер заметил, что оборонительные сооружения и артиллерия любой базы берсеркеров чрезвычайно мощны, капитан заявил, что намерен захватить эту артиллерию и с ее помощью распылить на атомы машины, носящие и сопровождающие Шиву, как только те приблизятся на пушечный выстрел.

– Но никто никогда… – запротестовал офицер.

– Даже не отваживался на такое. Я прекрасно это понимаю. Так что у врага нет оснований ждать подобного и на сей раз. Мы застанем его врасплох.

С одной стороны, думал Гарри, складывается впечатление, что смыслом жизни для капитана стала месть врагу за павших товарищей.

Но с другой стороны, даже если это не так, дело обстоит ничуть не лучше. Не исключено, что еще больше терзает капитана то, что эта катастрофа перечеркнет его карьеру.

Каким, наверное, плевым делом казалась операция по ликвидации Шивы, когда ее обговаривали в Порт-Даймонде! Как интриговали и подсиживали друг друга офицеры, чтобы получить назначение на эту операцию! Но миссия, сулившая почести, славу, повышение в чине, общественное признание, а то и успех на политической арене, обратилась в фиаско. Теперь же Маруту мнится, что любая игра, обещавшая снова вознести его на вершины триумфа, стоит свеч и оправдывает любой риск.

На Гиперборейской базе никогда не было никакого наступательного вооружения, ее учредили тут не для того. Здесь никогда не держали заметного числа военных кораблей, здесь нет даже материальных возможностей для их ремонта и заправки. Конечно, комендант Норманди располагает парой-тройкой бронекатеров, узких маленьких суденышек, используемых для перелетов в пределах астероида и визитов на корабли, стоящие на рейде – низкой орбите вокруг Гипербореи. В эти скорлупки может втиснуться от силы пара человек, но в импровизированной флотилии Марута найдется место и для них, если он сумеет измыслить для них хоть какое-нибудь применение. Больше ничем комендант Норманди помочь ему не сумеет.

Вдобавок Гиперборея располагала немалой флотилией самых современных сверхсветовых курьеров – большинство из них сейчас находились в своих гнездах в глубине скал.

За последний стандартный месяц эти курьеры прибывали и убывали в крайне высоком темпе, и в результате на стартовой площадке не осталось ни одного, хотя в подземных ангарах наготове стоял предписываемый уставом запас. А крохи информации о чудовищном полководце берсеркеров, получившем от своих жертв кличку Шива, собранные наблюдательными буями и зондами, все прибывали и прибывали.

Лишь одна населенная звездная система находится достаточно близко, чтобы успеть прислать помощь за время, оставшееся до назначенного срока. Просьба о помощи к властям – вернее, к одной-единственной власти – планеты Керманди, удаленной от Гипербореи на четыре световых года, была отправлена экстренным курьером, но только для проформы. Как и следовало предполагать, с ответным курьером менее чем через сутки прибыл отказ; собственно, всякий, кто хоть чуточку знал о диктатуре, одержимой манией преследования, ничего другого и не ждал. Но зато теперь факт отказа засвидетельствован документально и может быть использован на совете, когда речь зайдет о межзвездных санкциях против Керманди.

Верный своему слову Гарри вернулся на корабль, чтобы передать код запуска встретившим его на месте техникам, все еще не оправившимся после своего фиаско. Убедившись, что корабль теперь подчиняется им во всем, удовлетворенные техники удалились, чтобы заняться более неотложными делами: в данный момент первым пунктом повестки дня стоял ремонт единственного более-менее уцелевшего судна капитана Марута. И снова Сильвер остался в одиночестве.

Он опять проверил электронный почтовый ящик, и на сей раз, молча возликовав, обнаружил шифрованное послание от Нюхача. Поисковый робот, оставшийся где-то под открытым небом, передал ряд снимков, и теперь его хозяин расшифровал их и принялся рассматривать, уединившись от чужих глаз в рубке собственного корабля, – при сложившейся ситуации ускользнуть с базы и осмотреть место находки лично попросту невозможно. К роботу-псу система уже привыкла и не обращает на него ни малейшего внимания, но одновременное появление и человека в штатском скафандре, да еще ведущего себя как-то необычно, непременно привлечет внимание и компьютеров, и несущих вахту людей.

Трехмерные снимки Нюхача один за другим появлялись на меньшем из двух голографических экранов рубки. Из-за полнейшего отсутствия света звезд создавалось впечатление, что снимки сделаны где-то под землей. Фонари робота выхватывали из темноты изломанные антрацитово-черные скалы и два объекта, привлекших интерес Гарри. Одним из них был вроде бы тот самый предмет, ради поисков которого Сильвер и прибыл на астероид: прочная четырехугольная коробка из твердого, стойкого материала нейтрально-серого цвета, способная вместить буханку хлеба средних размеров.

Но при виде второго объекта у Гарри вдруг болезненно засосало под ложечкой. В расселине всего в паре метров от коробки прочно застрял скафандр, сделанный на заказ по индивидуальной мерке, с красочными и рельефными эмблемами, позволившими Сильверу мгновенно опознать в нем имущество Бекки Шарп. Скафандр зажало в крайне неудобном положении, с головой, круто опущенной под давлением двух огромных каменных плит.

В скафандре, вероятно, находится человеческое тело, промороженная плоть и кровь, такие же недвижные, как окутывающая их бесполезная защитная оболочка. Несомненно, и скафандр, и его владелец провели тут очень долгое время – учитывая все известное о том, что Бекки делала и что могла делать, Гарри Сильвер заключил, что прошло верных пять лет. Статгласовое забрало шлема было повернуто от обзорных видеокамер Нюхача, так что заглянуть внутрь было просто невозможно – впрочем, спустя пять лет лучше даже не смотреть туда.

Изображение доставило Сильверу несколько очень скверных минут. Откровенно говоря, увиденное потрясло его куда сильнее, чем Гарри предполагал раньше, воображая, что с Бекки могло произойти нечто эдакое. Он переключил на проекцию снимков больший из двух голографических экранов, но лучше видно не стало. Все это время до его сознания смутно доходил тот факт, что снаружи доносится шум, поднятый командой техников Военно-космического флота и их машинами, сгрудившимися вокруг корабля и готовившимися приступить к модификации «Волшебницы». К счастью, находившиеся снаружи люди не видели и не слышали его.

15
{"b":"293","o":1}