ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это, наверное, хозяин, – шепнула я Оське. Тот всхрапнул в ответ.

– Так ты все же здесь. И как это понимать? – Голос лорда был резок и холоден как лед. Но человека за столом это нимало не смутило.

– Я прошу прощения за причиненные вам неприятности, ваше ожидание за воротами было непростительно.

– «Непростительно»? – Дик сжал кулаки, насквозь прожигая хозяина взглядом. – Я приехал сюда по составленному вами же контракту, добирался через порталы почти неделю, успел в указанные сроки, хотя мог бы просто проигнорировать письмо. А вы даже не удосужились предупредить слуг?

Какая интересная ваза, крохотная и такая изящная. Я с любопытством рассматривала настоящее произведение искусства, подойдя чуть ближе к камину, на котором она возвышалась. Мучительно хотелось взять ее в руки, но в таком случае я ее точно разобью. Произведения искусства в моих руках долго не живут.

– Я еще раз приношу извинения за причиненные неудобства. – Голос хозяина посуровел. Видимо, все это начало ему надоедать. – Но ведь и вы не выполнили наше соглашение. Зачем ты привел сюда эту девушку?

Послышались грохот и звон разбитого фарфора. Оська, свесившись с моей головы, с интересом разглядывал бывшее произведение искусства. Я огорченно сжимала в руке отколовшуюся ручку и изо всех сил старалась не расплакаться.

Отвлекла меня от самобичевания воцарившаяся за спиной гробовая тишина.

– Она разбила вазу короля Вэрдоса из пятого века!

Хозяина было жаль, искреннее удивление в его голосе наводило на грустные мысли.

– Я нечаянно.

– Что?!!

– Так. Спокойно! – попытался вмешаться Дик.

Но хозяин уже подбежал ко мне, с ужасом уставившись на крошево осколков у камина. Я упорно рассматривала узор на ковре, не реагируя на внешние раздражители.

– Дик, ты мне за это заплатишь!

Я вздрогнула и посмотрела на Дика… лучше бы я этого не делала. Искреннее удивление на его лице сменилось жгучей яростью, с которой он воззрился на меня. Я жалобно улыбнулась.

– Я не собираюсь за нее платить, – прошипел он.

– Ты ее привел, ты и заплатишь! Кстати, – ехидно продолжил хозяин, вновь возвращаясь за стол, – раз уж мы об этом заговорили: эта ваза стоит ровно двести йеф, тебе же я обещал заплатить за задание двести пятьдесят – разницу вычислить сможешь?

Дальнейшего я слушать не стала, тихо выскользнув за дверь и только там судорожно переведя дыхание.

– Нет, ну ни на минуту нельзя оставить тебя одну, – бушевал Оська, вышагивая по моей макушке. – То в лужу упадешь, то вазу разгрохаешь.

– Но я же не виновата, я только посмотреть хотела, а она сама…

– У тебя всегда все само, – вредничал Оська, с любопытством оглядываясь по сторонам. – Кстати, интересно, а где тут у них находится столовая? Ну или хотя бы кухня.

Я пожала плечами, а живот тут же радостно забурчал, скромно напоминая о себе. Блин, если бы и у ангелов было столько же забот, сколько у людей, я бы точно не выдержала.

– Так, я чую, что нам надо идти туда, – заявил Оська, спрыгивая с макушки и старательно трепыхая крыльями, что, видимо, должно было изобразить полет. Только вот он не учел, что совы и мыши летают по-разному, так что его занесло на вираже, и, не удержавшись в воздухе, он куда-то врезался. Послышался грохот и такой уже знакомый звон разбитого фарфора. В кабинете снова прекратили орать. Оська удивленно оглядывался, сидя посреди черепушек, еще недавно бывших старинной вазой, стоявшей на подставке.

– Ирлин, смотри, я, кажется, грохнул ночной горшок! – гордо заявил он. Я с ужасом рассматривала осколки, пытаясь осознать масштабы катастрофы. – Интересно, а на фига они его на подставку поставили? Чтобы удобнее было искать, что ли, или…

Продолжения я ждать не стала, попросту подхватив мыша на руки и рванув с ним в глубь полумрака коридора, стараясь успеть до того, как кто-нибудь выглянет в него.

Оська, сидя на руках, едва успевал отдавать команды – куда сворачивать, заверяя, что уже буквально чувствует запахи свежих продуктов. Пришлось повиноваться, тем более что сама я имела довольно смутное представление о внутреннем плане здания. Но в итоге его чутье не подвело, и, пробежав пару поворотов и напугав выходящую из какой-то комнаты служанку, мы все же ворвались в кухню.

Так как наступил уже вечер, основная часть блюд была заранее приготовлена для ужина, так что перед нашим с Оськой взором предстало такое изобилие всяких вкусностей, что оставалось только глотать слюнки, горящими глазами обозревая все это изобилие.

– Эй, а вы кто такие?

Я отвлеклась от сочного, исходящего паром рагу и удивленно посмотрела на высокого толстого человека в белом фартуке и довольно забавном колпаке.

– Повар, – шепнул мне на ухо Оська.

Я тут же вспомнила соответствующую лекцию о человеческих профессиях.

– Ой, здравствуйте, мы гости хозяина этого дома и…

– Хватит пороть чушь, – рявкнул повар, а поварята на кухне тут же забегали еще быстрее, стараясь не попадаться ему на глаза. – Хозяин ничего мне не говорил о гостях на сегодня, так что давай выметайся отсюда, пока я…

– А ну не трожь ее! – взъерошился Оська, храбро заслоняя меня грудью и щелкая клювом.

– О, еще и птицу сюда притащила! А ну…

Продолжить он не смог: голодный, продрогший и сильно измотанный Оська не выдержал и все-таки использовал свою силу. Я удивленно обозрела замершую кухню, занесенную над моей головой поварешку, зависший в воздухе над сковородкой блин и вытянувшуюся в прыжке со стола кошку.

Весь мир вокруг замер, остановив бег времени, а в коридоре начали бить большие настенные часы.

– Оська!.. – возмущенно ахнула я. – Ты зачем время на кухне остановил?

Оська уже сидел в центре салата из разноцветного мяса и сосредоточенно жевал, а точнее, кусал и проглатывал розовые дольки.

– Ося!

– Да вавно фефе, Иллин, – прошамкал он, старательно глотая и нацеливаясь на ближайший кувшин с молоком, – мы фяф поэфим, и я фсе фефну обфатно!

Я попыталась было возразить, но живот так громко забурчал, что пришлось заткнуться и смириться с нелегкой участью голодной человеческой женщины. Поесть и впрямь не помешает, мало ли как скоро Дику понадобится моя помощь, а я – голодная.

Оська с умилением смотрел, как Лирлин уписывает за обе щеки угощение, стараясь попробовать все и сразу. Впрочем, он не забывал и себе подкладывать лакомые кусочки, давно и безнадежно перепачкавшись аж в трех соусах и четырех подливках.

Из кухни мы вышли заметно отяжелевшие и очень довольные. Ося сказал, что время на кухне снова пойдет минут через пять. А за это время мы успеем неспешно отползти, как он выразился, «в тихое местечко».

Но не успели мы «доползти» до куда бы то ни было, как меня перехватил Дик и угрюмо спросил, где я шлялась.

– А что значит «шлялась»? – испуганно переспросила я.

Глаза Дика сузились, и на секунду мне показалось, что он сейчас меня ударит. Но тут с моей макушки послышался непередаваемый звук, в виде шипения пополам с отрыжкой, и я сняла с головы сильно потолстевшего Оську, постоянно икающего и грозно при этом сопящего в сторону Дика. Тот только тяжело вздохнул и повернулся к стоящему неподалеку хозяину.

– Предлагаю приступить после ужина.

Оська застонал, изображая конвульсии. На него никто не обратил внимания.

– Хорошо, – кивнул хозяин. – Я велю немедленно накрывать на стол, а пока прошу вас, пройдемте в столовую.

Я, мило улыбаясь, попыталась было смыться с намечающегося мероприятия, но Дик, проходя мимо, крепко сжал мою руку и чуть ли не силком поволок за собой, даже и не пытаясь вникнуть в мои скромные протесты. Оська уже успел заснуть, сладко похрапывая на руках.

Я сидела за столом, заметно нервничая и старательно убирая ноги под стул. Хозяин дома возвышался во главе стола и задумчиво меня рассматривал, отчего я только еще больше смущалась. Дик сидел напротив, откинувшись на спинку стула и о чем-то задумавшись. Глаза его были полузакрыты, а поза говорила о том, что он наконец-то смог расслабиться. Меня опять укололо чувство стыда. Я ему столько проблем доставила: заколдовала, чуть не сожгла, да еще и вазы разбила, за которые ему же и придется платить, а он на меня даже ни разу не накричал. Святой человек.

10
{"b":"298","o":1}