ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лирлин?

Я с трудом поднимаю голову и вижу сидящего на кровати неподалеку лорда. Из-под одеяла выглядывает встрепанная головка симпатичной девушки, с чересчур сильно накрашенными губами, на нем надеты одни штаны.

Явно не вовремя. Пытаюсь виновато улыбнуться, чувствуя, что сейчас, наверное, умру от холода. Еще и правый валенок где-то потеряла – видимо в колодце.

Мыш суетится неподалеку, колдуя напропалую и высушивая сначала себя, а потом и меня. От одежды тут же поднялся удушливый пар и заволок туманом все вокруг. Я закашлялась, а Дик вскочил и бросился открывать окно. Это он зря. Мыш зашипел, и окно с грохотом захлопнулось снова, чуть не оттяпав Дику пальцы. Он вздрогнул и зло взглянул на мыша. Я уже сидела у жарко натопленного камина и протягивала к огню замерзшие руки.

– Пошла вон отсюда.

Я вздрогнула и обернулась. Но вместо меня голая девица испуганной птицей метнулась к двери, сжимая в руках покрывало и свои вещи, лежавшие рядом на стуле.

Дик подошел ко мне и сел передо мной на корточки, внимательно глядя в глаза. Я не отводила взгляда, ожидая, что он сделает дальше.

– Как ты меня нашла?

– По следам.

– Эй, а курица свежая?

Мы обернулись и увидели мыша, уже сидевшего на краешке кувшина с вином и помахивающего оторванным от курицы крылышком.

– Свежая, – отмахнулся Дик и снова обернулся ко мне. Я осторожно вытянула к огню правую ногу, шевеля пальцами и морщась от того, что тысячи иголок вонзились в нежную кожу, возвращая тепло и чувствительность.

– Ты, наверное, голодная?

Я осторожно кивнула, не решаясь говорить и с интересом его разглядывая. Он нахмурился.

– Я закажу сюда еще еды, подожди здесь.

И Дик, встав, быстро вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Я могу ошибаться, но он, кажется, и ключ в замке повернул. Оська сыто рыгнул и захрустел косточкой.

– А он не дурак, боится, что мы и вниз за ним пойдем.

Глаза слипались, я осторожно встала на ноги и скинула с плеч тяжелую куртку.

– Думаешь, он так и бросит нас здесь, а сам уедет дальше?

– Нет, – качнул головой пушистик, отчего тут же потерял равновесие и… свалился в кувшин, булькнув напоследок. Я испуганно бросилась на помощь, но над краем показались знакомые коготки, и этот вредитель, громко икая, потребовал его пока не трогать, он вроде и сам выберется.

Я улыбнулась и подошла к огромной мягкой кровати, стоящей на медвежьей шкуре. Мишку было жалко, но так хотелось спать, а за окном уже сгущались сумерки короткого зимнего дня. Я и сама не заметила, как легла на постель, свернувшись комочком и накрывшись подушкой. Сон подкрался на мягких лапках и тихо мурлыкнул в ухо, приглашая на покой. Уже сквозь разноцветную пелену сновидений я услышала, как скрипнула открывающаяся дверь и в комнату, мягко ступая, вошел Дик. А спустя еще минуту меня укрыли тяжелым одеялом и оставили в покое.

– Итак…

Мы сидели внизу все втроем и слушали Дика. На столе стояла целая гора еды, но я выбирала только растительную пищу, не желая даже прикасаться к тому, что было приготовлено из мертвых животных.

– Давай по порядку. Кто ты и откуда? Только не врать, а иначе оставлю здесь, связанную, на втором этаже.

Мыш возмущенно запыхтел, но я успокаивающе ему кивнула.

– Меня зовут Лирлин.

Дик нахмурился.

– Это я уже знаю. Что дальше? Откуда ты, сбежала из дому?

– Я не могу ответить на твои вопросы, но через двадцать девять дней я тебя покину и больше никогда не побеспокою. Ты извини, но так надо, поверь.

Его взгляд был полон скептицизма, но я в это время усиленно хрустела огурцом и нюхала соль, пытаясь понять, для чего она, так что просто не обратила внимания.

– Что ж, ладно, вроде бы не опасна.

Я чихнула и отставила соль в сторону, вытирая нос и потянувшись за помидором.

– Но предупреждаю: ты будешь выполнять все мои команды, что я скажу, то и… ты куда?

Помидор укатился под стол, и я тут же полезла следом, коря себя за неловкость. Вынырнула нескоро, но довольная, демонстрируя пораженному Дику свой немного помятый и сильно грязный трофей.

– Вот. Он упал.

Тяжелый вздох был мне ответом. Я засмущалась и опустила овощ на стол, на всякий случай спрятав руки в карманы. Кстати, Дик раздобыл мне новую пару сапог. Не валенок, а именно сапог. Правда, они были мне сильно велики. Но Дик сказал, что на такую маленькую ножку он в этой деревне обуви найти не сможет, а потому пришлось просто намотать побольше слоев простыни, которые лорд нарезал ради меня кинжалом, показав, как именно ее приспособить под носки.

– Что ж, ладно, если ты наелась, то пошли, я хочу успеть сегодня доехать до города засветло.

Я кивнула и тут же вскочила на ноги, готовая двигаться за ним куда угодно. Но тут мой взгляд привлекло какое-то копошение в углу, и я с удивлением разглядела там двух дерущихся домовых, невидимых для простых смертных, но прекрасно видимых мною.

– Я сейчас. – Улыбнувшись, я метнулась в угол. Дик и мыш удивленно проводили меня взглядом.

– Эй, вы чего?

Домовые кусались и лягались, но были совсем маленькие, так что разнять их особого труда не составило. Правда, даже подвешенные за шкирки они продолжали браниться и пытаться достать друг друга ногами.

Я встряхнула драчунов и попыталась сурово сдвинуть брови. На них это не произвело ровным счетом никакого впечатления.

– Что случилось?

Удивленный Дик стоял рядом и смотрел на мои сжатые в кулаки руки, абсолютно пустые на взгляд непосвященного.

– Сдались тебе эти драчуны, бросай их и пошли.

Я удивленно подняла голову. Он их видит? Вот это да. На плечо мягко спланировал мыш и с интересом уставился мне на руки.

– А ну! – пискнул он, взъерошив мех и растопырив крылья. Домовята тут же присмирели, испугавшись, я же только вздохнула. Мне бы так. – Чего не поделили? Говорить быстро, нам пора ехать.

– Нам батя кольцо завещал. Заветное! А он, жадина, делиться не хочет! – смущенно начал первый.

– Мое оно, мое! – заверещал второй, дергаясь и пытаясь достать братца ногой, но я только шире развела руки, чувствуя, что начинаю уставать. Они хоть и маленькие, но уж больно тяжелые.

– А что за кольцо? – вклинился мыш, сверкая черными глазками.

– Заветное, – хором пояснили братцы.

Мы с мышом только страдальчески переглянулись.

– Поконкретнее можно? – Пушистик надулся еще больше, принимая важный и значительный вид.

Домовята струхнули и тут же затараторили, сбиваясь и перебивая друг друга. Но все же кое-что понять я успела.

Кольцо и впрямь было заветным. Тот, кому оно подарено, не сможет расстаться с ним и будет защищен от любой магии навеки вечные, да только вот и сам колдовать уже не сможет, ежели оно работать будет. Ну а в то время, когда кольцо не активизировано, колдуй сколько хочешь.

– Так зачем вам оно? – удивился Дик. – Вы ж домовые, с магией не знакомы, да и на рожон не лезете.

– Ага, – надулся тот, что слева, – кикимора обещала аж три серебрушки за него, а он жадится. А три на два не делится!

Я улыбнулась и, отпустив драчунов, потерла усталые руки.

– А за четыре серебряных монеты отдадите мне?

Мы с мышом удивленно уставились на Дика. Домовые же, долго не раздумывая, тут же согласились. Один из них побежал за колечком, а второй что-то лопотал Дику, боясь, что тот передумает. Но Дик не передумал и вручил вернувшемуся домовенку четыре серебряных монетки, получив от него «в подарок» черное тонкое колечко с идущими по ободку серебряными символами древнего, не понятного мне языка. Вот когда я пожалела, что прогуливала уроки древнейших наречий, сейчас это знание могло бы пригодиться.

– Держи, в дар, – вдруг сказал лорд и, прежде чем я успела опомниться, надел мне на палец кольцо.

Краем глаза я успела заметить, что домовые по-тихому смылись по своим делам, перед этим честно поделив деньги.

Колечко теплым ободком скользнуло по коже и тут же уменьшилось в размере, плотно обхватив безымянный палец правой руки.

6
{"b":"298","o":1}