ЛитМир - Электронная Библиотека

Змей угрюмо на меня посмотрел, не понимая моего упрямства. Но под моим жалостливым взглядом растаял и вскоре окончательно сдался под силой ласки и двух печений, найденных в сумке.

– Ладно уж, смотри и учись!

И он хвостом быстро нарисовал в воздухе нужную руну. После чего она, опустившись на Дика огненной сетью и распластавшись по его коже, растворила железную оболочку, которая стекла вниз, оставив на снегу серую невзрачную кляксу. Дик глубоко вздохнул, повел плечами, размял руки и медленно встал, не отрывая глаз от самодовольно елозящего по седлу Оськи.

– Значит, говоришь, так и оставим, – тихо и как-то нехорошо сказал Дик сквозь стиснутые зубы.

Оська округлил глаза, пискнул и срочно перебрался ко мне на плечо, вопя, что он редкий вид и это шутка была!!!

Оську все-таки побили, хотя я активно защищала несчастного, но Дик был жутко зол и вообще привязал его к мешку с провиантом, заявив, что «эта змея» поедет с ним.

Пришлось смириться, тем более что и мне влетело за мои «магические фокусы». Причем меня так проникновенно просили больше не колдовать, что я прямо-таки никак не могла отказать, тем более что альтернативой была поездка рядом с Оськой, но перекинутой поперек седла. Я мудро на все согласилась и, бросив хмурой змейке ободряющий взгляд, улизнула к своей лошадке, срочно забираясь в седло и клятвенно обещая вести себя тише воды и ниже травы.

Угу, обещала. Но ведь все равно ску-учно. А что делать?

Часа через два впереди показались первые строения, Дик сказал, что начинаются окрестности города, так что к вечеру должны доехать. Я приободрилась, тем более что уже надоело считать облака и проплывающие мимо деревья. Оську мне вернули уже через полчаса, так как от безысходности он решил петь, а этот его визг, который он гордо называл «ангельским голоском», не выдерживали даже ангелы. У Дика же нервы явно не железные. А мне было все равно, так как я и сама петь особо не умела и, когда мы с Оськой пели дуэтом, в радиусе километра исчезало все живое, спасая уши, разум и нервную систему.

– Заткни его, – проникновенно попросил Дик и вручил мне несчастного встрепанного пушистика, тут же пришпорив коня и ускакав подальше от нас обоих.

– Мир жесток, но у нас есть шанс сделать его лучше, – хмуро возвестил Оська и потребовал, чтобы его повесили на шею, а то он уже давно хочет спать.

Я зачарованно смотрела на каменные громады возвышающихся стен города. Надо же, а сверху они кажутся такими маленькими и незаметными, будто черточки, обозначающие город.

– Держись поближе ко мне и молчи, я сам поговорю со стражей у ворот, – заявил Дик, и я послушно замолкла, хотя и раньше-то не особо много говорила.

Стража у ворот совершенно не заинтересовалась моей скромной персоной, по самый нос укутанной теплым шарфом. Оська притворялся воротником, только вот храпел – ну так ведь не громко же. А после пары брошенных серебряных монет нам и вовсе были очень рады и пропустили без всяких верительных грамот. Я покосилась на Дика и хотела было уже напомнить, что он потратил все средства на лошадь для меня, но почему-то снова промолчала. В принципе какая разница? Главное, что он теперь нас не гонит и я могу находиться рядом. Будем надеяться, и предсказания Васьки окажутся верными: темные не нападут на лорда раньше, чем через пару месяцев, так что мое пребывание на земле будет простым и нестрашным, а когда я вернусь, мне наконец поставят зачет по хранительству, который я ранее с таким треском провалила. Я тяжело вздохнула и с интересом завертела головой по сторонам. Мне еще не приходилось бывать в человеческих городах – не так-то это просто отпроситься с небес и прогуляться по земле, да еще и во плоти, так что надо пользоваться представившимся случаем.

Человеческий город оказался довольно необычным. Начать хотя бы с того, что все строения были сделаны из камня ну или на крайний случай – дерева. Мертвого дерева, как отметил проснувшийся мыш, с любопытством выглядывающий из-за ворота рубахи.

– А зачем им делать дома из него? – испуганно спросила я.

Мыш только фыркнул, так ничего и не ответив.

Дик молча шагал впереди, размеренно дробя шаг и ведя в поводу своего коня. В городе нельзя было ездить на лошади, если ты только не являешься какой-нибудь важной персоной. А так как мы ими не являлись, то пришлось спешиться.

– А-апчхи!

Я вздрогнула и посмотрела на Оську, медленно сползающего в карман моего плаща.

– Ты чего?

– Еще немного – и простужусь, – зловеще предсказал он, удобнее устраиваясь в кармане.

Я опустила следом руку и осторожно погладила легкую шерстку.

Оська что-то мурлыкнул и тут же обвил кольцами несчастную конечность, причем, как я вскоре поняла, вырываться было бесполезно.

– Лорд! – крикнула я, подойдя ближе и отчаянно соображая, надо ли использовать полный титул или сойдет и так.

– Не надо называть меня лордом на людях.

Я испуганно взглянула на него, различив в голосе нотки недовольства.

– Извини… просто я… я хотела узнать.

Он все так же шел впереди, даже не удосужившись повернуть голову в мою сторону.

– А куда мы идем?

Минуты две он молчал, то ли обдумывал такой сложный вопрос, то ли просто действовал мне на нервы, после чего с легким вздохом, призывающим всех увидеть, как тяжело путешествовать со слабоумной, все же ответил:

– К моему другу.

Я, уже и не рассчитывавшая на ответ, удивленно подняла голову.

– А кто он?

На этот раз он отвечать и не думал.

– Давай я его покусаю, – азартно предложили из кармана.

Но я так отчаянно замотала головой, что Оське с тяжелым вздохом пришлось подчиниться.

А вокруг кипела жизнь. Мелькали розовые с мороза лица, раздавались смех и брань. Везде бегали, сновали и просто толкались люди, так что идти за Диком становилось все сложнее и сложнее. Пару раз меня толкнули, отдавили обе ноги и сбили на снег – а точнее, в ту жидкую грязь, которая его заменяла, – шапку. Волосы искрящимся водопадом хлынули на плечи, а вокруг меня тут же образовалось свободное пространство. Дик остановился и обернулся, оценивая обстановку. Я же сжимала в руках мокрую с потеками грязи шапочку и непонимающе оглядывалась по сторонам, не зная, что от меня нужно всем этим людям.

– Да кто она такая, эльфийка небось, – удивленно пробасили слева.

– Не, у эльфиек уши, как у коз, острые да длинные. А у этой вроде бы человечьи.

– А глазищи-то, глазищи! – заорала какая-то бабка. – Ну точно не человек – небось ведьма!

Вот после этого-то крика все и началось. Достаточно было только одному выкрикнуть слово «ведьма», как говор и перешептывание тут же стихли. Лица посуровели, а меня начали рассматривать настолько пристально, что мучительно захотелось срочно куда-нибудь исчезнуть.

– Сама ты ведьма! – Я вздрогнула и удивленно посмотрела на стоящего рядом со мной Дика. На лице у него невозможно было ничего прочесть. – Не видишь – девка это, просто большеглазая, и не такие уродства бывают.

Я ахнула и тут же покраснела, чуть не плача. У-уродства? Мои глаза уродливы? Хрустальная слезинка скользнула по щеке и упала вниз. Из кармана послышалось злобное шипение.

– Ну чего стоишь! – рявкнул Дик мне на ухо, отчего я чуть не рухнула на землю. – Пошли давай, нечего дурочкой прикидываться. – С этими словами он крепко, до боли сжал мою руку чуть выше локтя и буквально силком потащил куда-то.

Я вскрикнула от боли, но не вынула ее из кармана, сдерживая готового в любую минуту выскочить и покусать обидчика Оську.

Как ни странно, но нас так никто и не остановил, люди молча расступались перед Диком, проглатывая любые возражения, лишь только взглянув в его глаза. Если бы я не думала о боли в руке, я тоже удивилась бы этому и обязательно заглянула в лицо лорда… но…

– Ну, кажется, выбрались.

Я остановилась и огляделась по сторонам. Улица была уже не такой широкой и оживленной, как та, с которой меня утащили.

8
{"b":"298","o":1}