ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну чего ревешь, дуреха? – Он отобрал все еще зажатую в кулаке шапочку и рывком натянул ее мне на голову. На нос упала грязная капля, я тихонько всхлипнула, а мыш все-таки вырвался из кармана.

– Ай! Твою…

Дик размахивал рукой с намертво вцепившейся в нее змейкой и уже доставал второй рукой кинжал из поясных ножен, когда я вскрикнула и бросилась их расцеплять. Я тянула змейку в одну сторону, Дик – в другую, ругаясь на чем свет стоит и обещая кого-то убить, как вдруг мыш разжал челюсти. А я, не удержавшись, шмякнулась в грязь, прижимая к себе взъерошенного и шипящего змея и испуганно глядя на рассматривающего окровавленную кисть Дика. Он перевел взгляд на меня, и я вся съежилась, чувствуя, как липкий холодный страх заползает в сердце, сжимая его все сильнее и сильнее.

– Если он еще хоть раз меня тронет, – тихо и очень спокойно произнес лорд, – я ему откручу башку, а тебя выкину из города, чтобы не надоедала больше.

Я судорожно закивала, затыкая мышу, порывающемуся что-то ответить, рот.

– Не забывай, с тех пор как ты появилась, у меня от тебя одни проблемы, а это мне сейчас совсем ни к чему.

После чего он развернулся и ушел.

– Гад, – выплюнул мою варежку Оська и весь взъерошился, грозно сверкая глазками вслед удаляющемуся Дику. Я в этот момент пыталась собрать вместе разъезжающиеся конечности и наконец-то встать. – Тоже мне мужчина, обижает женщин и детей!

Я удивленно посмотрела на Оську, не понимая, к какой из двух категорий он относит себя. Задав вопрос и поймав за уздцы уже куда-то намылившуюся лошадь, я получила краткий и емкий ответ.

– К детям!

Друг Дика жил в огромном особняке на окраине города. Нам пришлось пешком пройти значительную его часть, так что к концу пути я еле волочила ноги и буквально умирала от такого нового и удивительно неприятного чувства, как усталость. Оська сидел у меня на шее и тихонько подбадривал, изредка шипя в сторону идущего впереди Дика и совершенно искренне считая его причиной всех бед разом.

– Ну вот мы и пришли.

Я ткнулась лбом в спину Дика, не успев вовремя затормозить. Кое-как сообразив, что мы все-таки остановились, я выглянула из-за его плеча и довольно равнодушно обозрела огромный старинный особняк, скрывающийся в глубине чудовищно запущенного сада. Это был даже не сад, а настоящие дебри, разве что лианы с деревьев не свисали. Хорошо хоть сейчас все запорошено снегом, представляю, что тут творится летом.

Дик поднял руку и нажал на головку странного крылатого монстрика, прилепленного к наружной стороне ворот и полностью выполненного из металла. Из дома раздался тихий мелодичный звук, и Оська шепотом объяснил мне, что это звонок – недавнее изобретение магов, уже получившее широкое распространение по всему миру. Мне было все равно, что это такое. Все, о чем я могла думать в данный момент, так это о чашке горячего кофе и не менее горячей ванне, а потом – кровати с ворохом подушек и огромным пушистым одеялом, в которое я с восторгом зароюсь. Я так замечталась, что не заметила, откуда взялся низенький опрятный старик, с явными признаками огромного самомнения на лице и презрительно сжатыми в раз и навсегда установленном изгибе губами.

– Что вам угодно? – проскрипел он, рассматривая нас из-за ворот и даже и не думая впускать.

– Войти. – Дик, как всегда, лаконичен.

– В данный момент никого из хозяев нет, так что впустить вас, – тут он жестом показал, насколько мы не подходим этому дому в целом и ему как его обитателю лично, – я не могу.

– А мне плевать, можешь или нет. Мне была назначена встреча именно здесь и именно сейчас, так что либо я войду, либо контракт будет аннулирован.

Дворецкий (по крайней мере именно так его обозвал Оська) проигнорировал угрозу в голосе Дика и продолжил смотреть на него, как на мебель.

– Извините… – Я вышла вперед, не в силах больше ждать, и робкой улыбкой привлекла внимание старичка. – Мы очень устали и продрогли, не могли бы вы впустить нас на некоторое время. – Я распахнула лучистые глаза и позволила дворецкому окунуться в мою душу – полную света, тепла и прощения. Старик вздрогнул и сделал шаг вперед, пытаясь понять или хотя бы поверить. – Мы остановимся только на одну ночь, и если хозяин дома не прибудет до завтрашнего утра, то на рассвете покинем…

– Ты что – идиотка? Не мешай мне…

Но тут Дика прервал скрип распахивающихся ворот. Он удивленно на них уставился, а я попыталась высвободить из захвата и так покрытую синяками руку.

– Прошу вас, входите, – каким-то неестественным тоном проговорил дворецкий, отвернувшись от нас и старательно избегая смотреть мне в глаза. Может быть, мне показалось, но по его щеке скользнула одинокая слезинка и тут же скрылась в жестких складках накрахмаленного воротничка.

Дик удивленно посмотрел на него, но потом все же выпустил мою несчастную руку и, подхватив под уздцы обоих коней, первым вошел внутрь, направляясь к старому и будто поседевшему от времени дому. Я вошла следом и мимолетно легонько провела рукой по плечу старика, мягко улыбаясь в ответ на его удивленный взгляд.

– Все хорошо, – шепнула я и прошла следом за Диком.

– Ты не должна открывать свою суть каждому встречному, – обиженно прошипел Оська, наблюдая за уже закрывающим ворота стариком.

– Но ему это было нужно. Он так одинок. – Оська только тяжело вздохнул, но спорить не стал.

Дом был огромным. Я стояла посреди освещенного зала и, задрав голову, смотрела на такой далекий сейчас потолок. С одежды и ботинок на роскошный ковер стекала жидкая грязь, мы с Диком выглядели посреди роскоши внутреннего убранства особняка, как две замарашки в царских палатах. Но Дика, похоже, это волновало меньше всего.

– Прошу вас снять верхнюю одежду и переобуться.

Я вздрогнула и удивленно уставилась на появившегося будто из ниоткуда высокого симпатичного юношу с приятной улыбкой на лице.

– Гарольд примет у вас плащи, а также выделит более чистую обувь.

– Я не собираюсь разуваться.

Лицо Дика было абсолютно спокойно, и только напряжение в уголках рта показывало, что он в ярости. Впрочем, как и всегда.

– Что ж, поступайте так, как вам будет угодно, – не стал спорить юноша.

Я уже сидела на ковре и, старательно высунув язык, боролась с завязками на сапогах. Оська сидел рядом и тихо пытался советовать, постоянно влезая в процесс и только еще больше запутывая непослушные завязки. В конце концов нам обоим это надоело и я попросту срезала узлы небольшим воздушным кинжалом, растаявшим сразу после этого в моих руках.

– О, я вижу, вы привели с собой колдунью.

Я удивленно приподняла голову, не понимая, о ком это сказал юноша. Дик уже шагал внутрь дома, оставляя за собой грязные следы от сапог.

– Интересно, и чего это он так взбесился? – Оська уже поменял облик змеи на облик пушистого совенка, который так мне понравился в прошлый раз, после чего взлетел мне на голову, стащив лапами шапку и поудобнее зарывшись в спутанные пряди волос.

Я услышала удивленный вздох и, оглянувшись, увидела недоумение в глазах парня.

– Кто ты?

Я ласково улыбнулась ему, сверкнув золотом глаз, и побежала вслед за Диком, ориентируясь на цепочку грязных следов.

– Ты и впрямь чересчур выделяешься с такой внешностью, – недовольно пробурчал Оська, сонно зевая.

Я ничего не ответила, спеша за Диком и переживая из-за дырявых носков на ногах. Все-таки неудобно – попасть в такой красивый дом и в грязных носках… предательский румянец вновь залил щеки. Я тяжело вздохнула.

В кабинете, в который ворвался Дик, царил полумрак. Неясные тени, отбрасываемые огнем в зажженном камине, плясали на орнаменте стен и свивались в причудливые фигуры, давая волю бурному воображению. За огромным дубовым столом, откинувшись на спинку мягкого старинного кресла, сидел внушительный человек средних лет и невозмутимо смотрел на остановившегося по другую сторону стола Дика.

9
{"b":"298","o":1}