ЛитМир - Электронная Библиотека

За четыре дня мы почти все буримсы от воды освободили. А когда смогли наполнить, то какой-то «гений» их в кучу сложил. Вместо того чтоб сразу на поалов грузить. С одной стороны – хорошо, – разгружать не придется, а с другой… те же яйца, только в профиль. Отравленную воду все равно надо как-то отделять.

В куч-амале буримсы были всякие. И не меньше половины – стумных.

Да, убытки кому-то светят неслабые. Плюс три грузовых поала… Плохо дело. Хотя могло быть и хуже. Пять грузовых, к примеру. И, судя по следам, нелегко эти звери умирали. Очень нелегко.

– Никого не зашибло?

– Нет. У двоих только пальцы…

– Опять?! Поводья отпускать надо быстрее. И когда только эти кретины научатся?

– Они не из моих погонщиков.

– Я рад за тебя, Первоидущий.

– Спасибо, Много… добрый. – Тяжело дался мужику этот мой титул. Но скажи он тот, что вертится у него на языке, и начнется паника. Все равно что крикнуть «бомба!» в переполненном автобусе. Побегут все и сразу во все стороны. Здесь почему-то считают, что служитель Тиамы так же опасен, как и Тиама во время цветения. Умные люди не так суеверны. Они могут даже находиться в обществе служителя. Какое-то время. Но между его прикосновением и харакири выбирают почему-то харакири.

– Идущий Первым, а ты позаботился о товарах?

– Их уже перегружают на моих поалов. Да будут неутомимы их ноги и крепка спина!

– На твоих? За часть товара или процент с продажи? – Сначала спросил, потом подумал: а оно мне надо? Ну делает мужик свой маленький бизнес. Как может. Ну и пусть себе…

Лицо караванщика стало подозрительно задумчивым.

– Скажи, Многодобрый, ты в прошлой жизни был купцом или Первоидущим?

– А ты? В этой?

– Первоидущий не может продавать товары…

– Но что мешает ему везти свои товары в своем караване?

– Ничего, но…

– А если у Первоидущего есть знакомый купец в караване, с одним поалом груза, то что помешает купцу продать еще два груза, если Идущий Первым его очень попросит?

– Ничего, Многодобрый, совсем ничего. Но ни один Первоидущий не берет с собой знакомого купца…

– Почему?

– Не знаю. Никто не делал этого. И не делает.

– Что, сдаете весь товар оптом и за полцены?

Мужик горестно вздохнул:

– Иногда три части из пяти отдавать приходится.

– Фигово. Но, думаю, ты станешь первым, кто сделает по-другому.

– Если удача не отвернется от меня. И от всех нас. Многоуважаемый, что ты будешь делать с водой?

«Я?! Делать?..» Хваткий, однако, мужик. С таким характером он далеко может пойти. Если не остановят. Интересно, а чего я с этого буду иметь? Кроме обычной платы…

– Что делать, Идущий Первым? Пробовать. Или щупать.

– Зачем щупать?

– А ты можешь на глаз отличить хорошую воду от ядовитой?

– Ну если она…

– В буримсах.

Усложняю задачу караванщику.

– Тогда нет! Не отличу.

– Вот и я… хочу сначала пощупать.

Получится у дяди Леши – хорошо. Нет – кто-то станет делать очень неприятную работу. И, спорю на весь доход Первоидущего, что этот «кто-то» будет не Лёха Серый.

Разный материал по-разному щупается. Но есть буримсы нормальной температуры, а есть и повышенной. Словно на солнце полежали пару часиков. Ладно, сомнительные мешки приказал оттащить в сторону, оставшиеся еще раз потрогал. И левой, и правой рукой. Со стороны, наверно, забавно смотрелось. Типа великий целитель исцеляет воду. Наложением рук.

Смех смехом, но еще один подозрительный мешок нашелся. Тепленький. Этот между двумя кучами положили. Ну а дальше просто, как в лабораторной задачке: имеются два препарата и группа подопытных мышек. Вопрос: какой из двух препаратов нельзя вовнутрь? Примечание: отходный материал можно не вскрывать, отчет составлять и распечатывать не обязательно. Все понятно, студент Серый? Приступайте к выполнению.

Приступил.

Начал с «холодной» группы. Четыре произвольно выбранных образца, четырех различных видов, четыре «мышки»… Время первого опыта – минут десять. Летальных исходов – ноль.

– Вторую кучу будем пробовать или так поверишь?..

Первоидущий задумался. Кажется, я знал о чем.

– Что, там есть и твои буримсы?

– Один.

– А среди рабов твои есть?

– Два.

– Тогда выясни, кто набирал этот…

– Уже спрашивал. Не помнят.

– Тогда пусть тянут спички.

– Как это?

Объяснил. Спички заменили травинками. За неимением спичек.

Опыт номер два. Исследуемый образец – стумный буримс – одна штука. Летальный исход – один. Наступил через двадцать секунд после начала опыта.

– Повторение требуется?

– Нет.

– Все ясно?

– Эти грузим. Трупы сжигаем. А с теми что делать?

И караванщик кивнул в сторону «горячих» мешков, стараясь не смотреть на них.

– Я бы посоветовал присыпать землей, а потом очень аккуратно пробить. И еще… думаю, твоим друзьям, Первоидущий, лучше обходить этот оазис ну… хотя бы пару сезонов. А если точнее… как долго действует этот яд?

– Не знаю.

– Узнай. Или проверь.

– Я?!

– Ну не я же.

Мужик посмотрел на меня так, словно я предложил ему допить то, чего не допил его раб. Бывший.

– Первоидущий, думаю, у тебя найдется хотя бы один враг, которому вдруг очень захочется зайти в этот оазис.

Блин, как мало человеку надо для счастья!.. Сделать гадость другому. Или только представить, что ее делаешь. И сразу на морде появляется улыбка. И уже не жалко пропавшего буримса.

Ох, Лёха, ну и язык же у тебя! Ты хоть болтай им через раз.

Вот только кто слушает свои собственные советы?

– Спасибо, Многодобрый! Ты мне очень помог. А я закон знаю…

Не сомневаюсь, мужик. И закон, и все обходные пути ты должен очень хорошо знать. С твоей работой без этого никак.

– А вот я не знаю, чего делать с этим мешком.

Нагнулся, пощупал его еще раз.

Теплый.

Блин, теплый, но не горячий.

– А что с ним делать? Или грузить или закапывать. Как скажешь, так и сделают.

Все-то у мужика просто: «Как скажешь…» А я вот не знаю, чего говорить.

– Вода эта не очень хорошая, но… Думаю, от нее не сразу умрешь. Да и потом… может, обойдется.

– Не надо думать о вкусе вина, – уверенно заявил караванщик. – Вино надо пить.

Умная мысль, кстати.

– Пить, говоришь? Ладно, Идущий Первым, будем «пить».

– Прости, Многодобрый, мне… надо проследить за погрузкой.

На морде караванщика появилась тотальная озабоченность. В сторону сомнительного буримса он старательно не смотрел.

– Конечно, иди. И рабов с собой возьми. Оставь мне одного. Нет! Лучше двух. На всякий случай.

– Зачем?

– Ты же сам сказал: «пить».

– А-а…

– Каких мне оставить? Одного покрупнее. Вроде тебя или меня. Другой поменьше должен быть. С нашего «великомудрого» форматом. Понятно?

– Да.

– Тогда отбирай кандидатов.

«Кандидаты» не спорили и не противились своей участи. Вот чего меня поражает в этих людях! Говорят, даже коровы мычат, когда их ведут на убой. Чуют, что к чему. А этим… что жить, что умереть, что я, что мой сосед… Блин, не понимаю я такого пофигизма!

Короче, обрисовал «подопытным» ситуацию – шансы пятьдесят на пятьдесят – и дал выпить по глотку. Начал считать.

Десять секунд – «полет нормальный»… Пятнадцать. Двадцать. На двадцать восьмой коротышка за живот схватился.

Я объект пощупал и к кустам направил. Облегчать желудок. На третьей минуте и оставшийся объект пошел «подумать». Быстро пошел. И «думал» громко. Еще громче первого.

– Мне кажется, Многодобрый, этот буримс надо оставить здесь.

– Первоидущий? Ты уже вернулся или еще не уходил?

– Я подумал, что с погрузкой справится помощник.

– Правильно. А то на фига нужны помощники, если самому все делать? Малек, ты где?

– Здесь, господин.

Все это время пацан был в двух шагах от меня. Но я его не замечал. Других дел хватало.

100
{"b":"299","o":1}