ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Катарсис. Северная Башня
Мобильник для героя
Коловрат. Знамение
Ветер Севера. Риверстейн
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Дорога Теней
Каждому своё
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет

Подниматься мужик не спешил.

Пришлось взять его за ворот, встряхнуть.

Голова раба безвольно мотнулась.

Я заглянул в его глаза и… забыл, чего хотел сказать рассеянному медитатору. И прежде чем сообразил чего-то сделать, появился колдун. Рявкнул какую-то команду, мужик вывернулся из моих пальцев и юркнул в палатку.

Потом мы поговорили. На повышенных тонах. Я и Асс. Но до мордобоя не дошло. Колдун упирал на то, что это его раб и он может сделать с ним все, чего захочет. Хоть бегом через Злой лес отправить. Вот если я чего-то подобного сотворить со своим слугой не смогу, то колдун мне с радостью поможет. За отдельную плату. И еще намекнул, что его палатка – это очень опасное место. И соваться в нее без приглашения очень вредно для здоровья.

Короче, испортил Асс мне настроение.

А я – Марле. Она позвала меня отдохнуть и расслабиться, а я глаза ожившего раба забыть не могу. Прям не глаза, а пустые могилы, из которых вынули труп на эксгумацию.

Начал Лапушке рассказывать, а она слова Асса повторяет Мол, тот своему рабу хозяин и может делать с ним…

Ну я и не выдержал:

– Да мертвый у него раб, понимаешь?! Трупом был, трупом и остался.

– Мертвые рабы не ходят.

– Мертвые у вас не ходят?! Да ты сама рассказывала, как с мертвецом сражалась. И он тебя чуть…

– То был демон, а не раб!

– Для хорошего колдуна что демона замочить, что дохлого раба оживить…

– Так раб живой или мертвый?

– Да мертвый он! Труп! Что ж я живого от жмурика отличить не могу?..

– Не можешь. Ты сам сказал…

Короче, чуть до рукопашной не дошло. Не любит Лапушка, когда на нее кричат. Но и я не в восторге, когда меня за дурака держат.

Наш секс-час закончился через пять минут. Давно меня так активно не… использовали. И не выгоняли сразу же после сеанса.

Ни «пока, Пушистый», ни «сегодня ты превзошел сам себя…» Спасибо, хоть голым на улицу не выкинула.

Кажется, все бабы – обидчивые стервы. А в каком мире они живут – это по фигу.

5

Нежный и мелодичный скрип. В несколько голосов. Такой концерт устраивали сверчки в моем родном мире. В этом – маленькие крылатые ящерицы. Осторожные звери, ночные. Здесь вся живность ночная. Катиса – самое жаркое место на континенте. Хоть и не такое опасное, как Злые земли. Из них мы выбрались неделю назад.

– Завтра будет банулма, – сказал Первоидущий.

Значит, небо затянут тучи и в землю станут бить молнии. Грохот будет такой, что долго потом еще звенит в ушах. А ветер принесет песок. Много колючего песка. Караван остановится. Поалам спутают ноги и укроют головы попонами. Люди тоже спрячут лица и привяжутся к поалам. Ветер здесь бывает очень сильным. Может сбить с ног, утащить с тропы. Без колдуна искать потом пропавшего – только зря время терять. Пустыня умеет прятать. И ловушек в ней хватает. Иногда унесенных ветром находят слишком поздно. Ну мертвых здесь тоже умеют оживлять, но они потом сильно отличаются от себя прежних.

Мы потеряли и нашли двоих. И пережили три сухие грозы – других тут не бывает. Вода приходит в Катису ночной росой и редкими дождями. Но тогда дует другой ветер. С моря. И здесь все зеленеет и цветет, все пахнет и поет. Катиса значит «радующая сердце». Красивое место, говорят. Не знаю, не видел. Сейчас с нами только камни, жара, песок и скрипучие ящерицы, что устраивают концерты перед грозой.

Завтра будет гроза. В это время она обычно бывает через день. Реже – через два. Трудное время для путешествия. Мало кто из караванщиков хочет так рисковать. Предпочитают переждать сухой сезон в безопасном месте. Бандиты, кстати, тоже. А от них потом защитит охрана. Или объединяют два каравана. Можно и три. Все можно, если есть время.

Но времени у нас нет. Асс спешил пройти Злые земли. В мокрый сезон в них лучше не соваться. А другой дороги к Храму нет. Вроде бы. Или ее не существует только на карте Асса…

Асс. Больше он никого не оживлял. Я ему не позволил. После того, чего он сделал со своим рабом.

Есть народы, где идиотов убивают. Даже тех, кто может что-то делать, когда ему прикажут. Сначала я не принимал такого. Думал, жестоко. А когда увидел этого раба, понял и принял. Все правильно, так и надо.

Когда из глаз человека смотрит пустота, а его руки не шевельнутся без приказа, даже если попадут в огонь… пожалуй, это уже не человек. И любому милосердию есть предел. И приказ может быть любой. И от любого. А его выполнят не задумываясь. Это страшно.

Мертвых я давно не боюсь. Но оживших мертвецов… Обойдусь без таких слуг. Ужин я и сам приготовить могу. И костер разжечь. А делать из зомби защитника… От него-то кто защищать станет? Его же не остановишь, пока не изрубишь в куски. Да и те сжигать сразу надо, пока не срослись.

Не у всех же такой Нож, как у меня. Что и зомби может пылью сделать.

Асс потом долго возмущался. Но я был в своем праве. Мой костер, мой шатер, и нечего чужим рабам возле них бродить. И меня пугать незачем. Я, когда мне страшно, «мама» кричу и за Кранта прячусь. И Ножом махать начинаю, если Кранта обидеть хотят.

Но говорить про Нож я не стал. Вдруг у нашего колдуна с чувством юмора плохо. Как у Марлы иногда.

А с Марлой мы помирились. Рабов колдуна не обсуждаем, оживших мертвецов тоже. Находим, чем заняться. В Камасутре столько интересных поз! Чтобы повторить некоторые из них, цирковое училище надо закончить. Или быть тиу. Но то, чего нельзя повторить, можно рассказать. И нарисовать прутиком на песке.

Увидев «Кормление императорского павлина», Марла смеялась так, что Крант не выдержал и заглянул к нам в палатку. Его мой рисунок тоже впечатлил. А после некоторых пояснений у Кранта даже румянец появился. Бледно-розовый.

А я-то думал, что групповуха избавила его от избытка впечатлительности. Похоже, ошибся. Палатку нортор покинул быстрее, чем при пожаре. Я «Черепаху на Гималаях» не успел дорисовать.

Когда Марла ушла, я подсел к костру. «Помолчать» с сберегателем. Хорошо это у нас стало получаться.

«Крант, я не хочу, чтобы ты туда шел».

Разговор продолжился сам собой, будто и не прерывался приходом Марлы.

«Нутер, я твой сберегатель…»

Будто я этого не знаю.

«А кто меня обережет от тебя?»

Крант дергается от неожиданного вопроса. Или от обиды.

«Нутер, я дал тебе клятву верности!»

«А если ты забудешь о ней?»

«Тогда я умру!»

«После того, как убьешь меня? Думаешь, я воскресну после твоей смерти?»

Крант повернулся к огню. Сейчас его глаза меньше всего похожи на человеческие.

«Нутер, что ты знаешь о Храме?»

Кажется, пришла очередь нортора задавать неожиданные вопросы. Совсем не в тему.

«Что знаю?.. Только то, чего наговорили колдун и шаман. А ты чего скажешь?»

Ведь не просто так он у меня умные вопросы спрашивает.

«Нутер, я знаю немного больше, чем они тебе говорили».

«Тогда рассказывай».

И Крант начинает «рассказывать». Тихим, глуховатым голосом. Таким в кино призраков озвучивают. Не знаю, каким он слышит мой мысленный голос, но говорит, что со своими мыслями не путает.

«Чтобы остановить страшную войну, один могучий колдун позвал на помощь Зверя. Тот спал на могиле своего хозяина. Очень долго спал. Пыль времени сделала его похожим на камень. На огромную скалу, что затерялась среди утесов и леса. Этот лес вырос после того, как Зверь уснул. Колдун приказал человеку, которого звали Волк, разбудить Зверя. Волк разбудил спящего. И горы содрогнулись от поступи Зверя. Огромная армия исчезла в его пасти. Горы содрогнулись еще раз, когда лопнула Ткань Мира. Это колдун разорвал ее, чтобы выпустить Зверя. Холодная темнота заглянула в разрыв, и камни закричали от страха. Колдун быстро зарастил Ткань Мира, но те, кто слышал крик камня, помнили его до самой смерти. Они прокляли колдуна и потомков его. А Зверь ушел в Пустоту, и никто не знает, кем он там стал и что делает. Но когда Зверь уходил, он забыл свой голос в Храме. И все, кто приходит к Храму, слышат Зов Зверя».

120
{"b":"299","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Другой дороги нет
Суперпотребители. Кто это и почему они так важны для вашего бизнеса
Купец
Мобильник для героя
Дорога Теней
Отморозки: Новый эталон
Всё началось, когда он умер
Спасенная горцем
Dead Space. Катализатор