ЛитМир - Электронная Библиотека

– Крант, ты разбираешься в колдовстве лучше нашего «великого и могучего»?

– Нет, но…

– Тогда возьми свою вину, скатай ее в трубочку и засунь… – Пасть пришлось срочно захлопнуть. Как Крант понимает шутки, я уже видел.

– Куда засунуть?

Нортор очень серьезно отнесся к моему последнему приказу.

– Вот найдем Асса, и я тебе скажу куда. А пока… не желает ли уважаемый гость сообщить нам свое дорожное имя? – И я улыбнулся тому, в халате. Тот ни разу не пошевелился, пока мы с Крантом выясняли отношения.

– У меня нет Имени.

А голос какой-то неуверенный. Будто я с не совсем проснувшимся разговариваю.

– Что, совсем нету?..

– Совсем нет, – соглашается не-Асс.

– И не было?

– Было.

Уже прогресс.

– А сказать бывшее Имя можешь?

– Могу.

Я опять улыбаюсь, киваю и жду.

А в ответ… тишина. На меня смотрят внимательно и преданно. А взгляд почти собачий. Типа, хозяин, ты только прикажи, а уж я сделаю все, чего смогу, и еще столько же. Только ты очень понятно скажи, а то я говорить могу, понимаю плохо.

– Да скажи ты свое чертово Имя!

Блин, ну не должны нормальные люди так смотреть! Того, кто превратил этого мужика в такое… я бы своими руками…

– Сервус.

– Чего?

– Сервус Аштинский.

Ага. Я хотел услышать Имя, вот мне его и сообщили. Ну и легче мне от этого стало?

– А ты кто? – продолжаю разговор.

– Раб.

– Чей р-р…

– Теперь твой, господин. – А в голосе его и тени сомнения нет.

Ну Лёха, поздравляю. Не было у тебя рабов, теперь имеются. Что делать будешь? На свободу отпустишь или прежнему хозяину вернешь?.. А ведь это мысль! Про прежнего разузнать да и понять, с какой это радости он мне такой подарочек сделал. Любопытно, кто там мой тайный фанат?

Оказалось, Асс.

Ну до этого я и сам мог бы додуматься. Если бы подумал немного. Но очень уж мне захотелось с незнакомым человеком пообщаться: Незнакомцы в дороге – дружелюбные незнакомцы! – это большая редкость. Любой караван очень скоро становится похож на коммунальную квартиру, где все про всех знаешь. Или почти про всех. Рабов здесь считают чем-то вроде мебели. И одновременно домашними животными. Не будешь же разговаривать с кошкой тети Сары или с зонтиком дяди Гоши. Не принято здесь так. Вот если это твои «зонтик» или «кошка», тогда на здоровье. Делай что хошь, пока не надоест. Так что мне, можно сказать, повезло.

Собеседник попался очень даже не дурак. Не совсем, правда, осторожный. За что и получил по мозгам.

Так что смотри, Лёха, и учись. А то скажешь пару неприятных слов какому-нибудь придурку, а он манией величия страдает и еще десятком комплексов. Вдруг возьмет и обидится.

А на что способен обиженный придурок, тому Сервус живой пример. Хоть живым он остался чисто случайно.

По расчетам Асса, я тоже должен был жутко обидеться. Ну и прирезать Сервуса. Или скормить его Кранту. В крайнем случае оставить спать под Санутом. Тогда отрава в вине и рабское заклятие, опутавшее Сервуса по рукам и ногам, досталось бы мне одному. И не факт, что я бы справился с такой дозой.

Самый страшный придурок – это трусливый придурок. Который все чужими руками делает. А сам с безопасного расстояния наблюдает. Или не наблюдает. Типа на хрена силы зазря тратить. Все дела гениев делаются сами собой и так, как им, гениям, того надобно!

Выходит, напрасно я на Кранта наехал. Не мог он проморгать Асса. Потому как этот хитрожелтый не подходил к нашему костру. Навесил свою личину на раба и послал его на заклание. Одолжил чужое тело, как чужой автомобиль, чтоб конкурента прикончить. И дело будет сделано, и своя машина не пострадает. А угнал машину вместе с водилой, то и подставить есть кого. Если водила болтать не будет. Да и тогда, кто ему поверит?

Вот после четвертой рюмки Асс оставил контроль над чужим телом и в свое вернулся. Невиноватым со всех сторон сделался. Все обвинения от него, как от стенки теннисный мячик. Да и кто станет слушать раба? С рабами не разговаривают. Им приказывают, их наказывают… А мертвых рабов оживляют. Если есть желание и умение. Да и кто посмеет обвинить в чем-то Мудрого и Великого, когда он, не щадя живота своего, исследовал Храм Многоликого…

На этом я тормознул собеседника.

– Подожди, Сервус. Асс что, в Храм собирается смыться? Устроил тут, понимаешь ли, западло и, пока мы с тобой из него выпутываемся…

Понял я в общем-то все правильно, вот только Асс не собирается, а уже в Храм пошел. Сам-один. Без присмотра. И неизвестно, чего он там натворил, пока я с его бывшим рабом общался.

– Ну доберусь я до этого засранца!

И вдруг я понял, что мне надо прям щазз все бросить и бегом до него добираться. Не потому что так правильно или мне хочется, просто по-другому и быть не может. Остаться на месте не получится. Как не получится жить и не дышать.

Я наткнулся на Сервуса, и наваждение слегка ослабло. Мне по-прежнему надо было спешить, но бежать, никого не замечая, не обязательно.

И я заметил, как из шатров выбежали какие-то люди. Двое столкнулись. Один из них упал. Второй даже не оглянулся на него. Перепрыгнул и помчался себе дальше. Упавший поднялся и поковылял, куда и все остальные.

– Блин, чего это с ними такое?

И у меня хватило сил дождаться ответа. Я словно впихнул свое нетерпение в лифт и отправил его на пару этажей ниже.

– Храм принял первого гостя и зовет остальных.

Сервус дрожал, обхватив себя за плечи. Ночь теплая, а замерзнуть в таком халате – это надо очень постараться. Вот только заботиться о подмерзшем рабе мне некогда. Меня Храм зовет.

Внезапно вспомнился давний разговор с Крантом. О Зове и Храме. Крант, кстати, вел себя так, будто никакой Зов его не касается.

– Сервус, тебе в Храм идти не надо! – И собеседник в богатом халате тут же перестал дрожать.

– Спасибо, господин! – радостно так.

А меня опять подхлестнуло нетерпение.

– Малек! – крикнул я уже на бегу. – В Храм не входить! Ждать меня снаружи!

Слушать ответ мне было некогда.

Давно я так не бегал. Даже в армии.

Через лежащего мужика я тоже перепрыгнул. Потом остановился и вернулся к нему. Мне пришлось заставить себя сделать это. Точно я против ветра шел. Или против течения.

Лежащий оказался мертвым. Истек кровью. Проникающее ранение брюшной полости. Обычно с таким ранами не ходят. Но этот шел. Пока мог. И умер на пороге Храма.

Я переступил через тело и вошел.

Вообще-то этот Храм считается волшебным – ну очень волшебным! – местом. Но ничего сверхъестественного в темной узкой пещере я не заметил. На секунду даже показалось, что я не туда попал. Потом под ногу подвернулся какой-то камень. Я споткнулся, выругался, а когда поднялся и огляделся, понял, что попал-таки куда надо.

Интересно, Асс свой поход по Храму тоже начал с этого проклятого камня? Или коротышку в паланкине несут? И в сопровождении личного усула. Вход, конечно, узковат, но вдруг наше рыжее величие умеет уменьшать предметы? Жаль, не узнал у Сервуса, чему он успел научить своего «гениального» ученика.

Внутри Храм тоже не выглядел слишком уж волшебно. Хотя… если средневекового рыцаря пустить в подземный гаражный комплекс, тот, что с современными наворотами… этот рыцарь, пожалуй, примет его за нечто необыкновенное. Еще и штаны обмочит от впечатлительности.

Но не удивлюсь, если весь этот интерьерчик сработан исключительно под меня. Для моего личного, так сказать, комфорта. А другие видят то, чего хотят они. Пусть даже ряд атлантов со своей собственной физиономией.

Я хихикнул, представив эту картинку. И на миг – только на миг! – увидел…

Слева и справа от меня стояли ряды белокаменных статуй. Метров десяти ростом. У всех была до боли знакомая морда, исполненная неземного величия, а поза… обычно в такой и с таким выражением на морде лица Асс вещал нечто выспренно-героическое.

Интерьер Храма давно вернулся к привычному виду, а я все не мог отделаться от странного воспоминания. Точнее, от тени воспоминания. Когда-то, может быть, в прошлой жизни или во сне, я уже шел между рядами чего-то величественного. И был я этому величественному абсолютно по фигу.

127
{"b":"299","o":1}