ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Спастись от себя
Варкрафт. Дуротан
Как я стал знаменитым, худым, богатым, счастливым собой
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Дворец Грез
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Единственная, или Семь невест принца Эндрю
Клинок из черной стали

Большой и черный опять изменил форму. Он сделался синим, толстым, оброс шипами и глазами. И каждый глаз с кулак величиной. Все они, блин, стали пялиться на меня и похабно так подмигивать.

– Ты – не он.

Такой диагноз поставило мне это хрен-знает-что-с-глазами.

– Ты уверен? Может, к другому спецу обратимся?

«Другие спецы» продолжали пребывать в туманно-неопределенном состоянии. И наш разговор им был до одного места. Которое я ни у кого пока не заметил. И реагировали на меня «спецы» так, будто я был совершенно прозрачным. Как свежепомытое стекло.

Синий и толстый побелел, вытянулся, покрылся перьями.

– Уверен. Произошло склеивание матриц при дифференцировании потоков спинных полей… – начало изрекать непонятно что. Из чего оно изрекало, я тоже не понял – рта у этого чуда в перьях не наблюдалось.

– Эй, пернатый, а ты с кем это разговариваешь? – Каждый мужик может изъясняться на простом и народном. Если хочет, чтобы его поняли. А если начинает гнать всякую заумную пургу, значит, выделывается. И обидеть норовит. Тех, кто этой зауми не понимает. – Ты там внимательнее посмотри. Может, жопные доли обнаружишь. Или аппендикс на гипофизе заметишь.

Перья с длинного посыпались еще быстрее, чем орешки из разорванного пакета.

– Ты кто, малыш?

Теперь со мной разговаривало нечто смутно похожее на человека. Только очень толстого и лысого. Без плавок и очков. Зато в сандалиях. Малиновых. Похоже, этого реально заклинило на малиновом цвете. А вот цвет собственной шкурки оно поменяло: стало серо-белым. Как дым из горящего мусорного бака.

– Я – малыш?! Да ты на себя посмотри! Я жмуриков видел, что лучше тебя выглядят!

А бывало, что и совсем даже наоборот. Иногда человеки такое друг с другом делают – без смеха не вспомнишь, без мата не расскажешь.

– Тебе не нравится, как я выгляжу?

Сандалии куда-то подевались, зато появилась панама и галстук-бабочка. Все опять ядовито-малинового цвета.

– Да мне по фигу, как ты выглядишь! Ты сам-то знаешь, кто ты такой?

– Знаю.

– Вот и не забывай, пока со мной разговариваешь. И не притворяйся рыбой на колесах или страусом в акваланге. Несолидно.

– Да?

Только голос у этого невесть чего не менялся. А тело его и страусом успело побывать, и рыбой, и колесом, и аквалангом, и еще непонятно чем. Честно говоря, меня эта перетасовка тел начала уже доставать.

– Слышь, я хоть раз изменился, пока болтал с тобой? Сделай одолжение – выбери себе какую-нибудь форму и держись за нее!

– Зачем?

– Что «зачем»?

– Держаться зачем?

– Блин, чтоб не отвлекать от разговора. Ты ведь поговорить меня позвал или похвастаться?

Типа я и так могу, еще так и вот так!

Это нечто фыркнуло, будто мысли мои прочитало. Потом сделалось мужиком в шляпе и «бабочке». Не таким толстым, как раньше, зато грязно-розового цвета.

– Я не звал тебя, – с ехидной ухмылочкой сообщил этот красавчик.

– Ты еще скажи, что я сам сюда приперся. Потому как делать мне не хрен было!

– А что ты делал?

– Я спал, между прочим. А кто-то разбудил меня и потащил на экскурсию. Достопримечательности осматривать. Ты, что ли, достопримечательностью тут работаешь?

Чем больше я говорил и злился, тем меньше становился этот… в шляпе и «бабочке». И цвет вернул себе черный. Только с глазами определиться не мог: то синими они у него становились, то черными, то желтыми.

– Это не я тебя звал.

– А кто? Почему-то я возле тебя остановился, а не кого другого. Может, скажешь, почему бы это?

– Скажу. У тебя мое оружие.

– Мужик, не гони беса. Ни оружием, ни наркотой я не занимаюсь. И налоги плачу вовремя. Вот только поспать спокойно мне кто-то не дал.

Тут разноглазый помахал мне ручкой, и между нами появился Нож. Тот самый, что возникает, когда очень надо, а исчезает, когда сам захочет. Нож будто на подставке лежал. Прозрачной и незаметной. Или завис в воздухе. Может, закон тяготения отменили? Вот лично для него взяли и отменили! Чтоб все остальные обзавидовались и обрыдались.

– Вот про это оружие я говорил. Оно и привело тебя ко мне.

– На фига я тебе понадобился?

– Когда-то мне было любопытно посмотреть на того, кто будет пользоваться моим оружием. Потом надоело. Одно время они менялись так часто, что я уже программу думал переписать. Потом увеличил им срок жизни на порядок или два, немного ослабил контроль. Кажется, еще что-то сделал. Не помню уже точно. Давно это было. Все время что-то новенькое придумывается, а старое забывается.

Не ожидал, что мне ответят с такими подробностями. Или мужику поболтать захотелось? Типа истосковался по реальному человеческому общению.

– Тогда откуда ты знаешь, что придумал новое? Хотел общения? Сейчас ты его огребешь! – Что, если это давно забытое вспомнилось и…

– Не знаю. Но мне как-то все равно.

Мужик откинулся, будто в кресле сидел. Хотя никакого кресла я не заметил. Вытянул ноги и умостил их на большом мяче. Вот только что его не было – и вдруг взял и появился. Большой такой, круглый – с точно таким же Ларка зарядкой занимается. Лежит на нем и спину тренирует.

– Симпатичная у тебя подставка.

– Это я сам придумал.

– И узор прикольный.

– Это я тоже придумал.

Мяч изображал из себя глобус Земли. Насколько я помню географию. Похоже, мужик себя богом представляет, когда облокачивается на всю Землю.

– Одно время меня это забавляло…

– Что?

– Изображать из себя бога. Потом тоже надоело.

– Ты что, мысли умеешь читать?

– Умею. Если б ты только знал, как это скучно!..

Ответить чего-нибудь умное или ляпнуть какую-нибудь глупость я не успел – рисунок на мяче начал меняться. Облака над океаном собрались в кучу и двинулись в сторону материка. Южной Америки. Кажется. Обычно так показывают по телику наступление циклона или антициклона, когда болтают о погоде.

– Твою ж мать!.. – Это я от неожиданности. Не смог промолчать.

– Зачем она тебе?

Мужик поднял голову, сдвинул шляпу со лба. Глаза у него стали на этот раз зелеными. Оба. Для разнообразия, наверно.

– Слышь, эта штука у тебя… Ну прям как настоящая Земля.

– Почему «прям как»? Это и есть настоящая Земля. Терра Вульгарис – Земля Обыкновенная.

– Ну да, ну да… и ты ее придумал. А потом сотворил. И всякими тварями и гадами населил. «Плодитесь и размножайтесь!» – им сказал. Еще и человеков насотворял. По образу и подобию…

– Ну да, все так и было. – Похоже, мужик не заметил, что я над ним прикалываюсь. – Идея-то хорошая. Все делали, и я попробовал. Оказывается, ничего сложного.

– Все делали?! Ничего сложного?! – Новоявленный Создатель сложил руки на животе и улыбнулся. – Ну да, ничего сложного. А чему ты так удивляешься? Любой человек это может. И делает. Главное, не дать творению рассыпаться. Тут одного только воображения мало. Еще концентрация нужна, дисциплина разума. А вот это не у каждого есть.

– А на кой тебе она? – И я кивнул на мяч, с которого мужик так и не убрал ноги. Верить его бреду я не собирался. Просто мне стало любопытно. Не каждый день удается пообщаться с таким психом.

– Когда-то она меня очень забавляла.

– Забавляла?! Когда-то?! А теперь?

– Ну надо же чем-то питаться.

– Питаться?! Ты питаешься людьми?!

– Ну не совсем. Меня только конечный продукт интересует.

Пошутить насчет конечного продукта жизнедеятельности любого организма у меня не получилось. Совсем другое слово сорвалось с языка:

– Смерть? Ты говоришь о смерти?

– Люди не только умирают, но и убивают друг друга. Это у них получается лучше всего. Ученик давно перерос своего учителя.

– Хочешь сказать, что именно ты научил людей этому?

– Все было так давно…

– А теперь ты питаешься нашими душами?

Если бы кто услышал, о чем я болтаю с этим психом, меня быстренько отправили бы в дурку. За компанию с этим… учителем-творцом.

– Ты, конечно, все сильно упростил, но в принципе верно, – не стал скромничать мужик.

34
{"b":"299","o":1}