ЛитМир - Электронная Библиотека

– …Все зависит от удачи, – рассказывал Суфир, сосед Меченого. Мы разговорились после пятой или шестой невесты. – Вот моя мать сорок сезонов хранила караваны. И почти каждый – выходила с кувшином. Так ей меньше десяти монет в кружку не бросали. Первая, помнишь, которая вышла? – спросил он Меченого. Тот кивнул:

– Такую не скоро забудешь.

– Сестра моя. Старшая.

– О… – Это я рот открыл. – И много их у тебя?

– Шесть. Седьмую убили недавно. И двух братьев убили. Нелегкой была Дорога.

– И больше не осталось? Братьев?..

– Четверо еще.

На этом разговор прервался. Появилась высокая мускулистая девка с фигурой пловчихи. Эта кувшин несла на бедре, а левую руку держала свободной. И пальцами шевелила. Словно нащупать чего-то пыталась. Напомнили мне эти движения кой-чего. Я наклонился над столом.

– Слышь, Суфир, а эта не твоя сестричка случайно?

– Моя. Мужа ее убили в прошлом сезоне.

– И сколько монет за нее хотят? – заинтересовался Меченый.

– Десять. Будешь со мной драться за нее?

– С тобой? Нет, не буду.

– Почему?

– Нет у меня столько монет. А тебе удачи.

– А… Спасибо.

И никаких обид или выпендрежа: я богаче – значит, круче.

Одно меня зацепило: Меченый говорил так спокойно, будто жениться на сестрах здесь в порядке вещей. А мне это не показалось таким уж нормальным.

– Слышь, Суфир, она точно твоя сестра?

– Моя.

– У вас одна мать и один отец?

– Нет, отцы разные.

– Неправильно это… – Закончить я не успел.

– Почему неправильно?! Моего отца убили, мать взяла другого мужа. Что здесь неправильного?! – Горячий парень Суфир, нетерпеливый.

– Понимаешь, дети от такого брака…

– Дети? У Сифур уже трое детей. И все мужи. Она сказала, если не дам ей дочь, она опять выйдет с кувшином.

Я так и не объяснил ему ничего. Не успел. Потом подумал и решил не вмешиваться. У нас вон фараоны женились на сестрах и получали нормальных – вроде бы? – наследников. Да и на фига мне вмешиваться в дела двух мечников? Здоровье девать некуда? Не знаю, на какие подвиги способна его сестричка, а Суфир победил троих и, похоже, ничуть не устал. Мне такие танцы с мечом даже во сне не снились. К тому же это самый быстрый и бескровный поединок оказался.

– Ворты они все, – буркнул Меченый. – Эти проливают свою кровь только в бою.

Чего-то совсем у него настроение испортилось. После каждого поединка он становился все мрачнее и мрачнее. Разговор с соседом хоть немного отвлекал его. Но Суфир получил свой приз, помахал нам рукой и ушел. А я заметил Марлу. У входа. За столом напротив. Она о чем-то болтала с двумя мужиками. Реальными такими лосями. В полтора раза шире меня в плечах будут. И раза в два тяжелее. На вид.

Но тут появилась очередная невеста, и я забыл про них.

Ростом девка на голову выше меня. А весу – килограмм пятьдесят. Не больше. Даже среди манекенщиц моего мира я таких дистрофичек не видел. Но самое странное, она не выглядела костлявой. Только высокой и тонкой. Очень даже… С длинными руками и ногами. Как бы такую ветром не сдуло.

Не знаю, что за красоту она прятала под мешком, но тело ее покрывала серая кожа. Плечи узкие, грудь маленькая, с ее кулачок, а соски в полпальца длиной. Черные. И мех вокруг них курчавится. Темно-серый. Язык не поворачивается назвать это волосом. У самых волосатых мужиков такого не видел. А под первой парой сосков – вторая. Грудь чуть припухшая, как у десятилетней девочки, и соски поменьше. Меха тоже почти нет. Еще ниже, на плавающих ребрах, третья пара. На той ни сосков, ни меха. Одни только ореолы. Вроде родимых пятен. Под ними круглый живот. Как футбольный мяч. А посредине «мяча» шнурок повязан. И бахрома к нему приделана. С ракушками. Бедра узкие. На левое здоровенный кувшин опирается.

Блин, да он же толще самой невесты будет! Не знаю, как она его поднимать станет.

– Слышь, – толкнул я Меченого локтем, – ты только глянь на это.

– Уже, – буркнул он, продолжая заглядывать в кружку.

Похоже, настроение у него упало ниже уровня городской канализации. Хотя откуда ей здесь взяться? Днем все удобства во дворе. Ночью усул имеется.

– Эй, ты покупать хоть будешь? Или передумал уже?

– Эту не буду.

Я бы тоже такую не купил.

– А других?

– Дорогие в этом сезоне невесты, – сообщил кружке Меченый.

– Слышь, а этой что, одной пары мало?

– Чего «одной»?..

Я хлопнул себя по груди.

– Ты что, тиу никогда не видел?

– Не видел.

Говорить, что и не слышал никогда об этих тиу, я не стал. Думаю, Меченый и сам все понял. Не дурак он. Посмотрел на меня, усмехнулся криво, но спрашивать, откуда я такой безграмотный взялся, не стал.

– Родит она скоро. Видишь?

– Ну вижу.

– Троих. Или четверых.

– А-а… откуда ты знаешь?

– Было бы двое, только б верхние сосалки налились. А так…

– А почему двое, а не один?

– У тиу меньше двух никогда не бывает. Даже у старых.

– А-а…

– Не про нас она. Тех видишь?

– Каких?

– Напротив. В серых плащах.

– Ага.

– Вот они и будут драться за нее. Если захотят. Тиу редко дерутся меж собой.

Меченый не ошибся. Худышка быстро обслужила наш стол, наливая всем по глотку, чуть дольше задержалась у соседнего. А когда заменила кувшин на поднос, то получила всего две кружки. Те самые, что стояли перед людьми в сером. Или покупателями, а не людьми. Мне без разницы, кто они там такие.

На «арену» здесь можно попасть просто – перепрыгнув через стол. Как быстро – зависит от исполнителя. Ну а каким образом эти тиу через стол перебрались, я и не заметил. Только что сидели – и вот уже посреди двора. Стоят лицом друг к другу и не двигаются. Поклонились слегка и начали…

Следить за поединком? Ага, как же! Лица у обоих закрыты. Попробуй отличи одного от другого. И двигаются с такой скоростью, что только размытое пятно и разглядишь. Пять секунд – и все закончилось. Замерли, опять поклонились друг другу. Тот, что пониже нагнулся, потом развернулся и пошел на выход, – проиграл вроде как. А тот, что едва кивнул, в другую сторону направился. За невестой. Ну вот и весь поединок. Если его можно так назвать. После него и площадку ровнять не стали.

Вот после великой битвы «серых» Марла и ушла. С мужиками. Она впереди, двое за ней. Шли легко, мягко. Ну Марла всегда так ходит, а эти… От их шагов должны б кружки на столах подпрыгивать да следы в камнях оставаться. Глубокие. Ни фига! Когда незнакомцы подошли к воротам, Марлу за их спинами я и не разглядел, – любой из этих двоих мог бы створку собой заменить. Легко. У нас таких раньше под балконами ставили. Только каменных. А тут такие ходят еще. Тепленькие. Один с толстенной дубиной – у меня б не получилось ее даже обхватить, другой с шестом – бревнышко куба на три. И думать не хочу, что такой «тросточкой» можно сделать. Мои нервы ненастолько крепкие.

Долго пялиться на этих культуристов мне не дали. Меченый дернулся так, что чуть с табурета меня не свалил. Хотел ему сказать пару ласковых, но увидел его рожу и на очередную невесту решил глянуть. Да-а-а. На такое стоило посмотреть.

Все как в песне: «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я…» Вот только вряд ли эта деваха стала бы оглядываться. Она и так знает, что на нее только слепой пялиться не будет. Или извращенец. У которого на баб совсем ничего не шевелится.

В общем, была она…

Блин, ну почему, когда хочешь сказать о чем-то необыкновенном, не хватает слов! Одни буквы и желания остаются.

Короче, одета эта невеста была куда богаче остальных. Все стратегические точки украшены шнурками и чешуей. Замаскированы типа. Не той чешуей, что вместо денег здесь ходит, помельче. И радужной. Три шнура на груди (а размер у нее куда больше моего любимого будет!), а четвертый – на талии. Надо сказать, что у таких пышных баб редко бывает талия, а у этой имелась. И даже тонкая для ее габаритов. Пятый шнур шел по бедрам. Аккурат выше шерстки. А ту – бахрома с чешуйками прикрывала. Вроде бы прикрывала… Чисто символически.

48
{"b":"299","o":1}