ЛитМир - Электронная Библиотека

Короче, к столу шла баба с большой буквы. У которой все выпуклости и вогнутости были там, где им и положено быть. А то, что они таких размеров, так это ничего. Глаз радует. И не только глаз. Как говорил Рустам: «…дэвушка такых выдающихся форм, что так и поднымают… настоэние».

Кувшин на фоне этой «дэвушки» казался совсем небольшим. И совсем нетяжелым.

Марлу тоже не назовешь мелкой бабой. Но на нее не каждый решится так пялиться. Откровенно. И облизываться при этом. Все дело в пропорциях. На Марлу глянешь – сильная баба. Сначала «сильная», а потом уже «баба». На эту смотришь – баба, баба и еще раз баба. И только потом – сильная. И уж в самую последнюю очередь подумаешь, что она и делать чего-то умеет. В смысле работать. Не будь у нее профессии, не пустили бы на аукцион. Победитель получает не только жену, но и место в клане. А вдвоем легче выжить, чем одному. Но это если оба чего-то могут.

Все это мне Меченый объяснял, не сводя глаз с фигуристой девахи. В конце добавил:

– Стумала она.

– Кто?

– Стумала. Стумать умеет.

– Что умеет? – не врубился я.

– Стумать. – Меченый все-таки повернул голову ко мне. Наверно, у меня был очень тупой вид. И я не на «невесту» пялился, а на своего соседа. Вот он и сказал: – Рыбу она приманивает. Стуму.

– А… – Стуму я уже пробовал. Класс! Но то, что она рыба, узнал только сейчас.

– Люблю рыбку. – Меченый облизнулся и поднял свою кружку. В нее тут же зажурчало из кувшина.

Вблизи «невеста» выглядела еще аппетитнее. Светлая кожа, покрытая легким загаром и золотистым пушком, мягко светилась. Дурацкое сравнение, но кожа и вправду напоминала бархат или шкурку персика. Так и хотелось потрогать. Жаль, что тут не щупают будущую покупку.

– Сколько? – шепнул Меченый.

– Шесть, – донеслось из-под мешка.

Сосед кивнул и приложился к кружке.

Сзади «невеста» выглядела тоже здорово. Не о каждой такое скажешь. Потом она подошла к открытым воротам, остановилась, и ее осветило заходящее солнце. Не золотистой она стала, а золотой. Прикинул, сколько «желтяка» на такую статую пошло бы. Центнеров шесть. Не меньше. В общем, охренительное количество. Не у каждой страны в запасниках найдется.

Толкнул Меченого плечом:

– Ты только глянь, чего делает, стерва!..

– Видел уже, – рыкнул он. И в кружку начал пялиться.

– Ты че, мужик, в натуре не понял? Она ж для тебя там стояла!

– Знаю!

Если б глазами можно было покусать, уколы от бешенства мне б не понадобились. Не болеют мертвые бешенством.

– Ну так че ты сидишь? Шесть монет не такие уж деньги…

– Не такие. Но у многих здесь и половины не будет.

– А у тебя? Сколько в твоем загашнике шуршит?

Что такое «загашник», Меченый спрашивать не стал. Только глянул на красотку, что начала обход другого стола, и тоскливо выдохнул:

– Четыре.

– Здорово. Больше половины есть. Добавь еще две…

– Нету! У меня!!!

– Да я слышу, слышу. Чего так орать? А нету – займи. Для такого дела – сам бог велел.

– Кто мне займет? Здесь!!! Ты?

И пальцы соседа сжались в кулаки. Даже те пальцы, что держались за кружку. Для такого дела он освободил их.

– Да хоть и я. За такую бабу не жалко. Я бы и сам не прочь с ней… – вырвалось у меня.

Сначала ляпнул, а потом подумал. Ну есть у меня монеты, есть. Но лезть на средину и драться там… Ага, щазз. Только зубы почищу и шнурки поглажу. Чего я без Ножа могу? Грыжу вправить да массаж сделать? Очень мне это поможет. На арене. А светиться с Ножом чего-то не хочется. Да и зачем мне невеста? Даже такая аппетитная. Подержаться за нее я б не отказался, а вот жениться… это без меня, при любой погоде.

Морда у Меченого стала такая, хоть табличку под ней вешай: «Удивление. До полного обалдения. Наглядное пособие».

– Ты дашь мне два сабира в займы?

– Без базара. И прям сразу. Допивай свое пойло.

Он одним глотком опустошил кружку и поставил передо мной. Я достал две квадратные монеты и положил рядом. Все еще недоверчиво Меченый потрогал их пальцем, потом вытряхнул свои, пересчитал, шевеля губами, и ссыпал в кружку. Только когда она опустилась на поднос, рядом с двумя другими, на лице Меченого появилась тень улыбки.

Короче, в том, чего потом случилось, я виноват не меньше, чем мой сосед.

6

Кирпич вроде как прямоугольный, а бросаешь его в воду – следы круглые. Почему бы это? Может, по этой же самой причине и случаются всякие подлянки. Потому, что могут случиться. Вот и в этот раз так получилось.

С первым противником Меченый быстро разобрался, прямо возле стола. Остальные четверо ближе к середине сошлись. Ну мой сосед туда и направился. А дальше…

Блин, ну не умею я комментировать бой без правил. Особенно если в нем участвует целая толпа. Другому меня учили.

Короче, на четырех квадратных метрах собрались пятеро неслабых мужиков. И стараются друг друга если не замочить, то уж вырубить точно. Надолго при этом. Попробуй тут уследи, кто кого и каким приемом. А еще имелись в этой «толпе» два отморозка. Один с табуретом и здоровенными кулаками – с голову, не меньше! Другой – с чем-то увесистым на цепочке. Так эти двое больше всего места и занимали да обзор мне загораживали. Сначала пятеро соперников было, но скоро их меньше стало. Не заметил я, кто еще двоих положил. Может, Меченый поучаствовал. Может, отморозки сами справились. Они ведь между собой еще не дрались. Не подставлялись друг другу, ясное дело, пока одной командой работали. Когда и договориться успели? Остальные-то – каждый за себя и сам против всех, как в любой нормальной драке. Вот Меченый и остался один против двоих. А они его начали к воротам теснить. Вот выпрут за них и все – плакали мои денежки. А чего коротким мечом против таких оболтусов сделаешь? Один верткий, как угорь, другой – ходячий шкаф. Такого мало убить, надо еще свалить и на запчасти разобрать. Для надежности и во избежание. Но и Меченый хорош – не давал себя заломить. Вот только развернуть их спиной к воротам у него не получалось. Уступал он шаг за шагом. Огрызался, но отступал. Будь у него один противник, справился бы, думаю. А двое, да еще таких… Тот, что побольше, табуретку крутил да перебрасывал с руки на руку, будто и не весила она ничего. Но Меченый пару раз эту меблю зацепил, так и зарубки на ней, кажется, не осталось. Да еще руки у амбала длинные. Как у гориллы. Против такого копье нужно, а не меч-недомерок. А юркий все круги наворачивал да оружие свое то пропеллером крутил, то восьмеркой. Меченый едва уворачиваться успевал.

Короче, понял я, что не справится он с этими двумя, и на ворота глянул – долго ему еще пятиться? Тут трое в воротах и нарисовались. Новые зрители типа. Самое подходящее время выбрали. Два высоких парниши в темном, а рядом квадратный такой мужик – что в длину, что в ширину – в красно-желтом прикиде. Слева от входа кружки продают, вот он с одним темным и потопал туда. Второй сместился чуть, вроде как прикрыл босса со спины.

А я уставился на парнишу во все глаза. Худой, высокий, не ниже тиу. Про таких еще говорят: «Ветром сдувает». Фигня! Это «шнурок» сдует, а не «ремень». (И такие породы мужиков бывают.) Если ремень качественный, то цепь стальную легче разорвать. Видал я подобные приколы в спортзале. И с людями и с вещами видал. Как один ладонь себе до кости прорезал. Ремешком. Кожаным, хорошо выделанным. А другому плечо вспороло. Звеном цепи. И самое смешное, не тому, кто эту цепь разорвал.

Вот и парниша, что нарисовался возле ворот, из той же породы – кожаных ремней. Вроде плоский, как таранка, и мускулы – смотреть не на что. Но драться с ним все равно как с тренажером. Ни усталости он не чувствует, ни злости, а отвлечешься на миг, приложит так, что мало не покажется.

Встречал я похожего в армии. Тихий, вежливый. А глянешь в глаза… у псов-убийц еще такие глаза. Лучшим снайпером полка он был. Слышал, на гражданке телохранителем заделался. Ну-ну. Бог в помощь тому, кого он охраняет. И пес кусает своего хозяина. Если тот его предает.

49
{"b":"299","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дочери смотрителя маяка
Девушка в тумане
Манифест великого тренера: как стать из хорошего спортсмена великим чемпионом
Изумрудный атлас. Книга расплаты
С мечтой о Риме
Сфинкс. Тайна девяти
Провидица
Мисс Магадан