ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Приморская академия, или Ты просто пока не привык
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Октябрь
Счастливые дни в Шотландии
Terra Nova. Строго на юг
Любовь меняет все
Апельсинки. Честная история одного взросления
Бумажная принцесса
Маленькая книга BIG похудения

А меня другое зацепило: кто это нас подставить хотел?

– Нас?

Оказывается, я вслух думаю.

– Нас, Малек. Тебя и меня. На фига ты мне в подарочном варианте? Да еще под ралмуси? Я в такие игры не играю. Подстава была. В натуре!

– Потому миной и не стал искать меня?

Марла хмыкнула.

– Твой миной не знал, что ты в комнате. А то б обязательно нашел. Меня вот он всегда находил. Даже под лежанкой.

– Ла-апушка, не надо интимных подробностей. Я стесняюсь.

Умеет Марла смеяться так, что ставни ходуном ходят.

Пацан посмотрел на нее. Снизу вверх. Потом на меня. Тоже снизу. И запахнулся в плащ. Нежарко все-таки в комнате. Хоть и солнце взошло. Латуа. То есть Первое.

– Как ты на полу оказался? Крант говорит, тебя на кровать вроде уложили.

– Я сполз, миной.

– Как это?..

В пакете все-таки был.

– Как змея.

– Больно было? – быстро спросила Марла.

– Очень, – вырвалось у пацана. Он тут же лязгнул зубами, но сказанного не вернешь.

– Тогда и упали с тебя невидимые путы? Отвечай! Я не враг твоему миною.

Малек покосился на меня. Я кивнул. Типа в молчанку играть не обязательно. Пока с нас двоих ответ выбивать не начали.

– Путы с меня снял миной, – признался пацан.

– А потом дал тебе свой плащ.

– Да.

– Зачем?

– Чтобы служил ему и оберегал…

– Я не у тебя спрашиваю.

– У нутера уже есть сберегатель! – Это Крант вмешался. Непререкаемым таким тоном. И избавил меня от лишних объяснений. Хотел я пошутить, так вмиг желание пропало.

– Ладно, кончай базар! Меня сейчас тот интересует, кто подставил нас с Мальком.

Пацан вроде выше стал после этих слов. И старше.

– Он сам это придумал? По доброте душевной. Или подсказали ему? Тогда кто и зачем. Вопрос понятен? Как выяснять станем?..

– Это приказ, миной?

– Это любопытство, Малек. Большое и горячее. Такой вот хозяин тебе попался. Любопытный.

Парень усмехнулся.

М-да. Не думал, что у четырнадцатилетнего пацана может быть такая усмешка. Как у хищного звереныша.

– Я бы тоже хотел поговорить с этим… содрелом. – Незнакомое слово. Скорее всего матерное. – Миной разрешает?

Миной, то есть я, кивнул.

– Давай. Может, ты его быстрее меня найдешь.

– Найду!

Кажется, мой слуга плохо забывает обиды. Блин, весь в меня!

– Миной знает, кого мне надо искать?

– Подозреваю я тут одного. Только подозреваю, но… Кажется, Фаруст его зовут. Или Фарумс? Короче, спросишь у Ранула. Он его кормил несколько дней. Или, может, ты запомнил? Танцевал ты для него после аукциона…

Пацан отвердел скулами. И словно кто-то другой посмотрел из его глаз. Много видевший. И мало прощавший.

– Я найду его, миной. – Даже голос у него изменился. Сиплым стал, низким. Наверно, ломается. В таком возрасте это обычное дело. – Что мне потом с ним сделать?

– Без разницы. Хоть съешь. Но сначала узнай: кто и зачем. Понятно?

– Слушаю и выполняю.

Быстро повернулся. Плащ вздулся, задрался до пояса. А под ним у пацана – ничего, кроме голого тела.

– Стоп, Малек! Держи! – Я швырнул ему монету. В полсабира.

– Зачем? – Сначала поймал, потом спросил.

– Оденься.

– Как?

– Так, чтобы никто не подумал, будто ты сбежал с моего ложа.

Малек задумчиво нахмурился.

– Я могу одеться, как мой миной?

– Одевайся.

– Только без шарфа! – вмешалась Mapла.

– Без шарфа, – повторил я приказ. Пацан кивнул.

Он был возле двери, когда Марла еще чего-то сказала. На незнакомом мне языке. Больше на рычание похожем.

Малек остановился. Даже плащ не скрывал, как напряжена его спина. Глянул на меня, подождал. Мне нечего было ему сказать. Он вышел. И дверь за собой закрыл. Тихо. И плотно.

Марла подошла ко мне сзади, обняла и шепнула в ухо:

– А многоглупый миной знает, что его новый слуга старше, чем притворяется?

Крант старательно делал вид, что его нет в комнате. Даже дышал через раз.

Ладно, пусть остается. Мы ничем интимным пока не занимаемся.

13

– Ты самый везучий муж из всех, кого я знаю.

– Да? Приятно слышать.

– И самый глупый.

– А вот это не так приятно…

Крант за дверью. Марла решила, что поговорить можно и без свидетелей. Потом.

Я не возражал. Ни против разговора. Ни против того, что было до него.

Перед уходом Крант вопрос задал. Мне, понятное дело, не Марле. Ее он воспринимает, как… ну не знаю, как что, но разговоры с ней сводит к неизбежному минимуму. Когда сбежать некуда и отмолчаться не получается. Марла отвечает ему полной взаимностью.

Вопросец простой, но попробуй на него ответь. Так же просто. Да еще тон у моего оберегателя тот еще. Типа ответишь – ладно, нет – не очень-то и надо, я и так знаю, что ты ни хрена не знаешь.

– Нутер, зачем ты дал Тени монету? – Вот чего спросил меня Крант.

– Чтоб оделся. Не голым же пацану ходить?

– Он оденется. А монета зачем?

– Ну…

Еще пара вопросов, еще пара ответов, но главный: а монета зачем? – так и остался. Разговор с Меченым мне это напомнило. Когда я анекдот рассказать пытался, а он все спрашивал: «А будить зачем?»

– Короче, Крант, чего ты от меня хочешь? Чтоб я все бросил?.. – Марла в это время прижимается к спине, поглаживает меня по груди, слегка покусывает за ухо… Приятно, блин! – Вот прямо сейчас?! И все? И пошел отнимать монету у мальца, так?

– Нет.

– Тогда какого хрена тебе от меня надо?!

– Мне непонятно, нутер…

– Мне тоже кой-чего неясно, Крант. Вот Мальку надо одеться?

– Надо. Ты приказал ему.

– А если бы не приказал? Он так бы голым и ходил?

– Он не голый. На нем твой плащ.

– Ладно, с одеванием замнем. Теперь с одеждой… Марла, Лапушка, не гладь меня там. Я думать не могу. Спасибо. Так, на чем мы остановились? Ага, на одежде. Она чего-то стоит?

– Да.

– Значит, Малек оденется и потратит на это деньги. Так?

– Нет.

– Почему «нет»?

– Тратить ты ему не приказал.

Приехали, называется. А если ему по надобности приспичит, он тоже моего приказа ждать будет? Вот только спрашивать Кранта о таком не стоит – он ведь и ответить может.

– Значится, тратить он не станет. Украдет, получается. А ко мне прибежит хозяин товара, обиженный в лучших чувствах…

– Нет.

– Чего «нет»? Не украдет или не прибежит?

– Тени не крадут…

– Уже легче.

– Тени берут.

– Чего берут?!

– Что нужно им или их хозяину. Не больше.

– Здорово! И им не мешают брать, потому что жуть как боятся. Так?

– Нет.

– Опять «нет»?

– Тень не боятся. Ее не замечают.

– Как это? Малек может стать невидимым?

– Нет. Незаметным.

– Как это? Я-то его вижу!

– Он твой слуга.

– И Марла его видит.

– Марла… она…

– Кра-а-ант-т… – Словно кошка мурлыкнула над ухом. Большая. Обсуждать Марлу Крант не стал. Почему-то. Ладно, потом разберемся.

– И ты видишь пацана.

– Вижу.

– Значит, и другие могут.

– Мало кто может.

– Почему?

– Врожденный дар нужен.

– Дар? Как у тебя?

– Да.

– Но одного дара мало, так ведь?

– Мало. Дар надо развивать. Тогда даже Мастера Теней увидеть можно.

– Да? А Малек у нас кто?

– Темная Тень.

– А что, есть и светлая? – фыркнул я насмешливо.

– Есть, – ответила за него Марла. – И пятнистые есть.

Так что напрасно я насмешничал.

– Ну и чего это значит? Темная Тень?..

– Новичок, у которого Силы больше, чем опыта.

– Понятно. Значит, Мастер – это очень круто, так?

– Да.

– А ты видел его? – Я поворачиваюсь уже к Кранту.

– Нет.

– Или видел, но не заметил, – вмешалась Марла. Жаль. Разговор только обороты начал набирать. Теперь Крант закроется, в ближайшее время из него ничего интересного не вытянешь.

58
{"b":"299","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
С чистого листа
Как заполучить принцессу
Фанзолушка
Всё началось, когда он умер
Лето диких цветов
Мудрая змея Матильды Кшесинской
Третье пришествие. Ангелы ада
Зыбучие пески
Не время умирать