ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дочери смотрителя маяка
Пустошь
Менеджмент. Стратегии. HR: Лучшее за 2017 год
Пропавший
Фаворит. Сотник
Гнев викинга. Ярмарка мести
Хроники Гелинора. Кровь Воинов
Жизнеутверждающая книга о том, как делать только то, что хочется, и богатеть
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем

– Оберегатели умеют видеть и замечать, – был его ответ. Непонятно только кому. Но хорошо хоть он не закрылся.

– Я слышала, норторы не верят в Мастера Теней.

– Оберегатели верят. Нутер, можно тебя спросить?

– Спрашивай. – Кажется, я знаю, чего он у меня спросит.

– Зачем ты дал Тени монету?

Точно, угадал. Надо было поспорить с кем-нибудь. На эту самую монету.

– Бывает со мной такое, Крант. Иногда. Внезапный приступ доброты называется. Теперь понятно?

– Понятно, нутер.

– Тогда шагом марш из комнаты.

Крант без разговоров направился к двери, а Марла…

– Лапушка, подожди, я засов опущу. И не надо рвать одежду! Я сам сни…

Поздно, порвала.

И вот теперь оказывается, что вообще-то я дурак, только везучий. «Хороший» комплимент. Интересно, всем мужикам здесь такое говорят или только мне. Как особо отличившемуся. Чтоб не расслаблялся слишком.

– Марла, то, чего Крант наговорил, это правда?

– Он много чего говорил…

– Про тени и все такое…

– Он не очень ошибался.

– Ага. Значит, Малек может становиться невидимым?

– Его не будут замечать.

– Ладно, пусть так. А почему он тогда не сбежал? Малек. Дожидался, пока его купит какой-нибудь извращенец…

– Куда бы он побежал?

– Ну сначала на волю, а потом…

– Куда?

Блин, «куда»… Получается, мало от кого-то бежать, надо еще куда-то.

А Марла продолжила ликбез. Специально для меня, безграмотного. Оказывается, все живое делится на разумных и нет. Разумные – на свободных и нет. Одни свободные бывают свободнее других. Как нутер и миной. То же самое и с несвободными. Слуги, рабы, грелки. Последние вообще считаются полуразумными. Вроде собаки. Понимает все, но сказать не может. Почти всем грелкам отрезают язык. И еще кой-чего, по желанию хозяина.

– Подожди, подожди… А с Мальком как же? Язык имеется. И все остальное в наличии. Насколько я заметил. Добрый хозяин у него был?

– Почему был? Его хозяин – это ты.

– А до меня? Или пацана мне с грядки принесли?

– До тебя был перекупщик и хранитель товара…

У меня сердце дважды дернулось. В холостую. «Хранитель» – подзабытое, едва знакомое слово.

– А я кто? По твоей табели о рангах. Свободный или не очень?

– Сейчас «не очень», – Марла прижала меня к кровати. – А еще ты глупый. Но тебя любит удача.

– И ты.

– И я.

– Тогда, почему я глупый?

– Много ошибок делаешь. Глупых. Умный муж после одной из них стал бы мертвым. Или несвободным. А ты…

– Что я? Конкретно.

– Ты не боишься нортора. И он называет тебя хозяином. Не боишься Тени. Не боишься меня…

– А я должен тебя бояться?

– Многие боятся.

– Меченый тоже?

– Меня опасается. А боится тебя.

– Меня?! С чего бы это? Я ведь белый и пушистый. А еще я глупый…

– Ты не белый.

– Ладно. Серый я. Серый и теплый.

– А еще вкусный.

– Марла, не надо меня кусать. Ма…

О, блин! Хорошо, что у нее не акульи зубы. В несколько рядов.

А Меченый – придурок. Ему не бояться меня надо, а о доме думать. И о жене.

14

Обед мы умяли в один момент. Мало показалось. Бывает со мной такое. Иногда. Жор просыпается. А Марла вообще жует столько, сколько здоровый мужик после реальной работы. Да еще на холоде.

Того, что оставил Малек, нам на один зуб хватило. Короче, по-быстрому оделись и вниз – принимай Ранул голодных. Пока мы твоих гостей жрать не начали. Крант только глянул на меня с Марлой и за спиной затерялся. За моей. Тихий и незаметный. А сам чего-то о тенях болтал. Вот у кого Мальку учиться надо!

– Нутер, я могу с тобой поговорить?

Ранул. И не на своем обычном месте, а в щель дверную шепчет.

Никогда этой двери не замечал. Сколько ходил мимо. Закрыта она была. А за широкой спиной хозяина местного заведения и шкаф не сразу заметишь.

– Нутер…

Чего это с Ранулом? Поставил на свое место сына сестры, а сам прячется. Племяш здесь ближайшим родственником считается. Роднее собственных детенышей. Если кто озаботился собственных завести. Вот только морда у «племяша» мрачнее обычного. Неладно чего-то в их большом доме. Тихо и малолюдно почему-то. В обеденную пору здесь обычно толпа народу, а сегодня – раз-два и обчелся. Да и те, что имеются, под стенками жмутся. А время-то самое обеденное!

Надо без Кранта за жратвой ходить. Чтоб не портить аппетит людям, а Ранулу торговлю. Вот и моего «восточного друга» не видно…

– Многоуважаемый, ты позволишь…

Позволю, Ранул, позволю. Только б не слышать, как ты голосом вибрируешь. Вроде вусмерть напуганной малолетки.

– Идем, Марла?

«Племяш» чуть сдвинулся, пропуская нас, но Ранул покачал головой.

– Разговор только для тебя, нутер.

– Ладно. Лапушка, займи нам столик, пока свободные есть. И начинайте без меня. Вдруг я задержусь. Крант…

– Я с тобой, нутер.

Спорить я не стал. Не нутерское это дело, со своим сберегателем спорить. Да еще при свидетелях. К тому же Крант чаще мои приказы выполняет, чем свои отдает. Для разнообразия можно и с его желанием согласиться.

Ранул без разговоров пустил нас внутрь. Тоже, наверно, решил, что спорить с нортором, как стену бетонную пинать. Босой ногой.

– Эта комната не годится для тебя, нутер. Прости…

Узкая, маленькая, косой потолок. Не комната – кладовка. Куда лежанку и табурет зачем-то впихнули. Да еще троих не очень мелких мужиков. Или четверых. Ранула за двоих можно считать.

– Ранул, ты меня не комнатой позвал любоваться. Давай ближе к делу.

– Да, нутер. – Мы присели на лежанку. Крант табурет облюбовал. – О тебе спрашивали, нутер, – тихо и вежливо сказал Ранул. И без своей обычной улыбки.

А совсем недавно я для него миноем был. А как нортор у меня за спиной нарисовался, так сразу нутером да еще многоуважаемым стал. Тут ведь не каждый нутер может позволить себе такого охранничка. Я бы тоже не смог, если б Крант мне на халяву не достался. Хоть оберегатель тела мне нужен, как воробью вертолет.

– Кто спрашивал? – прошелестел нортор, и будто сквозняком со всех щелей потянуло.

– Те, кого я не хотел бы назвать врагами. Надеюсь, многоуважаемый нутер понимает?..

Признаться, ни хрена «многоуважаемый» не понял, но то, что запахло паленым, начал соображать.

– Мне лучше уехать, Ранул, так? – Молчание. Но очень многозначительное.

– Ясненько. Тогда собираем манатки. Когда нам лучше съехать?

– Лучше?.. – Я говорил уже, какие зубки у Ранула, а в оскале они вообще здорово смотрятся. Не дай бог такая «улыбка» ночью приснится! Придется бабку искать, испуг выливать. – До аукциона невест лучше бы.

– Невест? А-а… – Дошло. Надо сделать вчера, а еще лучше – неделю назад.

– Где они? – Нормальный вопрос. Нормального телохранителя.

– Здесь где-то…

Может, я поспешил насчет воробья и вертолета?

– А чего им надо, миной, ты случайно не в курсе?

– Что-то из твоего тайника, многоуважаемый. Прости, я не смог промолчать.

– Да ладно.

Если с ним «беседовал» кто-то вроде Кранта – молчать бесполезно.

– Собери нам чего-нибудь в дорогу и… пообедать мы успеем? – Это я уже обратился к нортору.

– Поесть тебе дадут. Уехать – нет.

– Ладно, не очень-то и хотелось. Драться на полное брюхо вредно для здоровья.

– Ты хочешь с ними драться, мм?.. – захрипел Ранул. Словно горло ему передавили. Кто-то из тех, кто обо мне спрашивал и «где-то здесь» бродит.

– А ты предлагаешь мне их друзьями назвать и за стол пригласить?

– У них нет друзей, – сказал Крант, пока кабатчик тряс головой.

Вряд ли Ранул восхищался мной остроумным.

– И врагов у них нет. Живых, – добавил я. Кажется, слышал похожее в каком-то фильме.

– Это они так говорят, – усмехнулся мой оберегатель.

М-да, видел я похожую улыбочку. Тоже в кино. Про графа Дракулу. Блин, я что, здесь единственный нормальный мужик?! Хотя какой «нормальный» берет вампира в телохранители?

59
{"b":"299","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Скучаю по тебе
Любовь без правил
Яд персидской сирени
Думаю, как все закончить
Глиняный колосс
Смотрящая со стороны
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Кровные узы
Хронолиты