ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка из каюты № 10
Мир уже не будет прежним
Папа, ты сошел с ума
Земля лишних. Побег
Резня на Сухаревском рынке
Каждому своё
В тихом омуте
Академия Арфен. Отверженные
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему

– И она сразу отдала?..

– Три сезона мать растила меня, потом понесла в соседний клан. Их шаман знал, что у тисла растет его новый ученик. Он позволил моей матери пройти по его землям. И покинуть их. Не стал останавливать…

Да-а, история. Не знаю, правда, зачем старик мне ее рассказал. Я не биографию его спрашивал. Другое. А его вот на воспоминания растащило. И не со мной он разговаривал – с огнем, звездами и ночным ветром. А ветер мне захотел нашептать. Или огонь. А мог и не захотеть…

– Я просил Кота и Ветер привести в мое племя сильного целителя. Я приказал Надыру: иди ищи и ничего не жалей…

– Надыру? Слышал, был в его караване лекарь.

– Надыр пожадничал. Как купец. Взял хорошего лекаря, но не самого лучшего…

Ага, типа зачем платить больше?..

– Он забыл, что лучший товар не бывает дешевым. Ветер и Кот наказали Надыра за жадность. Руками тисла наказали. Ноя обещал Надыру защиту, и Дорога привела тебя к нему…

Классная интерпретация прошедших событий: не выполнил приказ – наказали, но обещались помочь – и помогли. После наказания. Умеет дед правильно объяснять случившееся. Не подкопаешься. Типа шаман всегда прав, потому что он шаман. А рассказчик продолжал:

– Шаман просит и Санут слышит его. Я просил самого сильного лекаря и пришел ты. Я недолго просил. Сезон просил, два просил… Мой Наставник был хорошим шаманом, но силы у него было меньше. Он девять сезонов просил ученика. И целительницу слабую выпросил…

– Так это с ней ты меня?..

– И дочь ее не так сильна, как надо моему племени…

– А-а, дочь… Ну это другое дело.

– …Они сильные воины и сильные охотники. Видящие тоже не самые слабые, но целители…

– А шаманы?

– Среди тиу нет шаманов.

– Почему?

– Потому что они тиу.

А слон не летает, потому что он слон.

– Подожди, ты сказал «тиу»? А целительница ваша при чем? Или она тоже из этих?.. – И я провел три черты поперек груди. Шаман важно кивнул.

– Других тиу я не знаю.

– И ты хочешь нас?.. – Я одну ладонь положил поверх другой. И был удостоен еще одного кивка. Неспешного и невозмутимого.

– Блин, ну а… уважаемый, ты думаешь, у нас что-то получится?..

Старик даже отвечать не стал. Не снизошел. Похоже, он уверен, что результат будет, как и задумывалось. И обязательно на пользу клану. Мичурин хренов! Мне б его уверенность.

И вдруг вспомнилась детская загадка. Из первого класса еще. «Скрестил Мичурин кошку со слоном, и что получилось? Хана всем крышам получилась, вот что!»

Но смеяться будем потом. Завтра Или через день. Когда уберемся подальше от этого племени.

– Многоуважаемый, как бы это сказать… Я не смогу дать вашей целительнице ребенка. Даже если б очень захотел… – Блин, а я совсем не хочу. Даже думать не могу про такое без содрогания… – Видите ли, скрещивать меня с тиу все равно что птицу с камнем.

– Некоторые говорят, что видели каменных птиц.

Ага, а ёж тоже вроде птица, но, пока не пнешь его, он не летает.

– Многоуважаемый, мудрец точно знает, чему можно верить, а что стоит забыть, едва оно коснулось его ушей.

Хоть сборник поговорок составляй, в натуре!

Старик убрал свою хитрую улыбочку. Мол, за что купил, за то и продаю, – и сказал уже серьезно:

– Я не прошу от тебя детей, Многодобрый… – Блин, какого ж тогда голову мне морочить?! – Я прошу тебя стать первым мужем целительницы.

– Зачем?

– Чтоб она смогла выбрать второго из своего народа.

– А…

Не понял. Вроде не перевелись еще среди тиу мужики. Сам. своими собственными видел. И совсем недавно.

– Среди тиу мало целителей и почти все из них жены.

Блин, дошло. Кажется.

– А ваша целительница того?.. Ну она еще… ну не была с мужем?

– Я это уже сказал, но мысли Многодоброго…

Ну почему мне так «везет»? Я что, магнит для тощих, блин, и девственниц, или как? И чего бы такого сделать, чтоб они не липли ко мне?.. Первые два совета пропускаем, не озвучивая.

– Прости, многоуважаемый, а может, не надо всех этих сложностей? Первый муж, второй… я, потом тиу какой-то… Может, сразу с тиу и начнешь?

– Ты дашь дух ее детям, а тиу – всего лишь тело.

«Всего лишь», ну-ну. Попадалово то еще… Пал Нилыча бы сюда! Он верил в подобную ерунду. И с шаманом этим поговорил бы на одном языке. И дух «дал» бы тот, что надо. Уж он-то врач от Бога, а я так, погулять вышел.

– Ладно, многоуважаемый, твоя просьба мне понятна. Сделаю, что смогу. Когда Санут уйдет.

– Пока к целительнице дойдем, он уйдет.

– А к ней идти надо?

– А что ей у меня делать? Ее место в селении.

– Ладно, тогда идем.

Быстрее начну, быстрее закончу.

– Только той же Дорогой пойдем, что я пришел.

– Есть и другие, Многодобрый.

Может, и есть, спорить не буду, а может…

– Там меня сберегатель ждет.

– Ты правильно сделал, что пришел сам. Это место не для норторов.

– Я так и понял.

– Мудрец видит всю гору в одном камне, а глупец замечает камень, когда об него спотыкается.

Интересно, это меня похвалили или наоборот? И еще бы один вопросик решить…

Спросил. Чувствуя себя дурак дураком. А если не спросить, а потом окажется, что напортачил, еще и переделывать заставят.

Старик опять загадочно улыбнулся. И снизошел до объяснения:

– Есть ритуал. Она – жена, которую ты добивался несколько сезонов. Ты – муж, что победил всех соперников. Сильный муж, первый в ее жизни. А дальше…

Ясненько. Дальше, как у нас говорят, по обстоятельствам. Типа природа свое возьмет.

Ладно, пойдем посмотрим на эти «обстоятельства» поближе. И кто кого и за что брать станет, тоже посмотрим…

Однако и везет же тебе, Лёха! Как дело делать, так сам-один, а как подарки принимать – так весь караван огребет… И кто там болтал о справедливости в жизни? Вот его бы на мое место!

13

– Помню, Наставник, ты спрашивал, почему болезни мудреца легкие и редкие, а глупец болеет тяжело и всю жизнь.

– И когда ты разгадал эту загадку?

– Сегодня ночью.

– Совсем неплохо. Я тоже думал над ней три ночи.

– И что ты придумал, Наставник?

– Сначала твой ответ, Тикунэ, а уже потом…

Блин! И кому в это время не спится?! Еще и смеются, гады!

– Я думаю, что мудрый умеет оставаться здоровым, а глупый, залечив одну рану, тут же получает другую.

– Это все, Тикунэ?

– Есть еще. Мудрец умеет забывать боль и радоваться жизни. Пережив болезнь, он благодарит богов за полезный опыт. А глупец жалуется, стонет и переживает болезнь снова и снова. И с каждым разом боль кажется ему сильнее, а болезнь тяжелее.

– Ты прав. Но это только два ответа на одну загадку. Постарайся найти еще.

– А сколько их всего?

– Девять.

– И ты их знаешь, Наставник?

– Знаю.

– Все девять?

– Шесть.

– Только шесть?! Но ты же Наставник!..

– Да. И я пока живой. Значит, у меня есть время решать загадки.

Опять смех. Вот придурки! Философствовать с утра пораньше. Да еще на трезвую голову… Я ради такой ерунды и глаза открывать не стал бы.

– Наставник! Ты сказал, что у меня загадка самая простая, но…

– Ты просишь помощи, Карси?

– Да!

– Тогда скажи свою загадку всем.

– Это не моя загадка, а твоя!

– Вот и повтори ее.

Блин! Да тут железобетонное терпение нужно. С двойным запасом прочности.

– Почему глупец делая тиму дел, не делает ни одного, а мудрый, делая одно дело, справляется с целой тимой. Вот.

– И что тебе здесь непонятно?

– Да это же так просто!

Голоса звучат дуэтом. Один принадлежит наставнику, а второй – кому-то молодому и очень, очень нетерпеливому.

– Сейчас я разговариваю с Карси.

В голосе чуть слышные раскаты грома. Типа гроза далеко – может, будет, а может, не дойдет.

– Да, Наставник. Молчу.

– А ты говори.

83
{"b":"299","o":1}