1
2
3
...
83
84
85
...
138

Нерешительное покашливание.

– Говори, Карси.

Голос тихий и мягкий, как летний вечер.

– Наставник, все знают, что ты мудрец. Но ты выполняешь не одно дело.

– Да?.. Я слушаю.

– Ты разговариваешь с вождем и проводниками, ты учишь мудрости нас, говоришь мужу, какую жену ему взять, делаешь всем защиту в Дорогу, просишь у духов удачной охоты… А еще у тебя четыре жены.

– Так что тебе непонятно, Карси?

– Ты сказал, что только глупец делает тиму дел, а ты… Прости, Наставник, но ты их тоже делаешь.

– Ты прав, Карси. У меня много дел. Когда я говорю: «время большой охоты», охотники приходят с пустыми руками?..

– Нет, Наставник, их руки полны добычи.

– Когда я говорю: «плохое время для охоты», а глупые молодые охотники идут, что случается?

Да заткнется он когда-нибудь?! Тут некоторые спать пытаются!

– …Плохое случается.

– Значит, я не даю глупых советов? Значит, я хорошо делаю свое дело? Можно сказать, что я глупец?

– Нет, Наставник. Но у тебя не одно дело, а…

Блин, достал меня этот тупой шаманенок. А таких многословных учителей я бы…

– Да, Карси. Дел у меня много. И жен много. Когда я вхожу к первой, то не думаю о других. Когда я со второй, то забываю первую и всех остальных. Когда я говорю с вождем, то не думаю о своих женах или об охоте. А когда я учу тебя, то забываю о тропе к Озеру. Мудрец всегда делает только одно дело, даже если его ждут еще дела. Он не отвлекается на них. Теперь ты понял?

Не знаю, понял он или как, а вот я понял, что спать мне больше не дадут.

Что делает мудрец, когда хочет разбудить спящего гостя? Стягивает с него одеяло, поливает из чайника, рискуя нарваться на мат или удар?

Да ни хрена подобного!

Он просто начинает учить своих учеников под окном засони. Долго и старательно.

А если б в этом окне стеклопакет стоял, тройной, что тогда?

Хотя этот шаман – хитрый жучара, он бы придумал чего-нибудь. И это «чего-нибудь» могло понравиться мне еще меньше, чем поучительно-нравоучительная беседа за окном. А так приобщился к мудрости. Вроде бы. И на халяву.

Но Пал Нилыч сказал бы проще: «Делать два дела одновременно все равно что нести два арбуза в одной руке. Без авоськи».

Уважал Нилыч этот фрукт. Мол, для почек он очень полезный. И ел арбузы, глядя на реку. Так типа не только почки, но и мозги очищаются. Всякой суетой и глупостью забитые.

Я бы тоже от визита к реке не отказался. Или хотя бы к ручью. Только выше того мудреца, что любуется плывущими листьями. Блин, никогда не думал, как наши горцы устраивают свои сортиры. И где моют свои телеса… Если вода в горной реке плюс четыре летом. И чего делать избалованному цивилизацией мужику, которому надо срочно помыться?

Стоп, Лёха. А не дурак ли ты? Слово «озеро» тебе чего-нибудь говорит? А если так, то отскреби свое тело от шкуры неведомой зверушки и иди, общайся с народом. Народ он добрый, он поможет. Если захочет.

Вышел. Потолковал.

Дорогу к озеру мне показали в две руки. Шаман и один из его учеников не стали утруждать себя лишними движениями. Ну старик понятно: годы, груз дел и все такое. А пацан чего тормознул? Или это и есть тот самый Карси, что складывает «один плюс один» и получает «одиннадцать»?.. Тогда завтра вечером я могу услышать его версию пути к озеру.

И остальные прохожие чего-то пялятся на меня так, словно никогда – блин! – голого мужика не видели. Хорошо, что народу на улице еще мало.

Надо было хоть штаны надеть. Перед дальним походом. Но не возвращаться же из-за такой ерунды с полдороги? Ну посмотрят на меня аборигены – и чего нового они могут увидеть? А если голого никогда не встречали, то пусть изучают анатомию. Как раз наглядное пособие мимо проходит. Только руками трогать не надо. Хватит уже измываться над моим организмом. Он мыться хочет и отдыхать. Желательно пару дней и в полном одиночестве.

Вот искупаюсь и предложу целительнице пообщаться с нашим колдуном. По тому же принципу: «поймаешь – я твоя, я поймаю – ты мой». Только дурак не поймет, в чем тут прикол. Я вот понял. Когда меня поймали.

Пусть и наш многохитрый вкусит прелестей медового месяца с тиу. Чужой опыт, конечно, великая вещь. Но свой доходчивее. Хотя и болезненней.

Интересно, если сказать целительнице, что так у детенышей силы и мудрости прибавится, она поверит? Или сначала к шаману пойдет спрашивать?.. Но рыжего на всякий случай к ней надо направить. Кажется, он желудком последние дни мается?.. Вот пусть сходит и подлечится. Травницы они лучше с такими болезнями справляются вроде бы. А дальше… как удача улыбнется и природа пошепчет.

– Господин, а?..

Малек. С ним Марла и Меченый. Им-то чего в такую рань не спится? Вчера ж гудели от заката и до Санута. И потом, кажется, продолжили. А Крант где?

Оглядываюсь.

Так и есть. Сзади слева. На своем обычном месте. Интересно, и давно он там?

– Как ты себя чувствуешь?

Крант показывает ладонь. Узкая черная полоса на ней. Лучше, чем вчера, но…

– А ты? – Это Марла. У меня.

– Так, будто меня имели по полной программе. И не один раз. Такими ласками и убить можно. Думаю, это было покушение.

Марла улыбается, а на лице Кранта невозмутимость сменяется задумчивостью.

А вот этого не надо! Когда Крант начинает думать, это может быть опасно. Для окружающих. Плохо с чувством юмора у моего телохранителя. Еще хуже, чем у Савы. Но Сава-то черт знает где, а Крант рядом. Шевелит губами и морщит лоб. Мыслит он так. Даже вспотел, бедняга. Тяжелая это для него работа, мыслить. Поди не мечом махать. Тут он большой спец.

– Спокойно, Крант. Со мной все в порядке.

И я улыбаюсь. Хоть каждая мышца ноет и жалуется. Хорошего массажиста б мне. И горячий душ. Без них я тоже, конечно, выживу. Но могу, блин, я хоть немного помечтать?! Если уж поспать не дают спокойно.

Физиономия Кранта опять стала сонной и невозмутимой. Мол, при работе мы, храним и защищаем. А все остальное нам глубоко по фигу.

И слава богу. Такой Крант мне нравится больше. Теперь его можно оставить без присмотра, и он не станет грызть моего собеседника только за то, что тот чего-то там громко сказал. Хотя рядом с Крантом любой ор быстро стихает. Не знаю уж почему. Успокаивающе действует нортор на окружающих. Талант у него такой.

– Господин, а где твое оружие? – Это мне Меченый.

– У целительницы, – отвечаю. И тут же требую: – Малек, дай мне плащ!

Пока Меченый не сунул мне меч. Ради такого случая он и своим может пожертвовать. Типа чтобы господин выглядел прилично. Собственные у Меченого понятия: что именно нужнее голому мужику.

– Да, господин!

И Малек тотчас убежал. Снять с себя плащ даже не подумал. Хоть тот тоже мой. Но предложить хозяину плащ слуги!.. Даже обиженный Санутом такого не сделает. Не додумается до такой глупости. Это только у сильно усталых врачей мозги не в ту сторону повернуты.

И ноги не стоят на месте.

Пока шел, не замечал, из каких холодных камней тут тропинки делают. Но посылать Малька еще и за сапогами… Можно, конечно. Но тогда я и до обеда к озеру не попаду. И на фиг замерзну на таком ветру.

Иду дальше. И довольно быстро. Типа голый король со свитой. Тепло одетой и хорошо вооруженной.

Меченый мрачнее обычного. Словно не у колдуна нашего, а у него желудок прихватило. Или мужик мучается похмельем? Так меру знать надо. «Ну выпил бутылку, ну две, ну три, но напиваться-то зачем?» Тут, правда, чашами считают и кувшинами… но мера в любом мире должна быть.

А вот с Марлой, кажется, все в порядке. Идет, улыбается. Солнцу, кустам… прохожему. Тот как увидел ее улыбку, так и замер, пока мы мимо проходили. От избытка чувств, не иначе. Потом с места рванул так, что топот и у Дороги, наверно, слышен был.

– Чего это с ним? – Марла и мне улыбнулась. Острозубо.

Да, красивая у нее улыбка. Особенно когда зубов не видно.

– Что-то не так, Лапушка?

Опять топот. Теперь уже к нам. Оглядываемся. Малек. С плащом.

84
{"b":"299","o":1}