ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лев Яшин. «Я – легенда»
Милая девочка
Живи позитивом! Живые аффирмации и полезные упражнения
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Королева тьмы
Незнакомец
Воспитываем детей по методу Марии Монтессори
Происхождение
Вата, или Не все так однозначно
A
A

Затем, вспомнив его слова, что она никому не должна доверять, Клаудия вылила столь заботливо приготовленный им чай в раковину и сделала себе чашку кофе, после чего отправилась в ванную, где, тщательно запершись, приняла душ, вымыла голову и потратила некоторое время на приведение себя в боевую готовность, причем продлилось это гораздо дольше, чем она могла себе позволить в своей каждодневной жизни, жестко расписанной по минутам.

Когда, призвав на помощь всесильную косметику, Клаудия старательно камуфлировала синяк под глазом, зазвонил телефон.

Вообще она с нежностью относилась к телефонному аппарату – он давал ей возможность отвести душу в разговоре с друзьями, порадоваться их голосам. Теперь же она уставилась на него как на инструмент, способный нанести ей непоправимый вред. Неизвестно кто звонил, и этот факт уже сам по себе таил угрозу; она понятия не имела, кто находится там, на другом конце провода, и чуть не с ужасом смотрела на телефон, а он все звонил и звонил. Переводя дыхание, она осудила себя за смятение. «Ну, держись, дорогуша…» – пробормотала она и решительно подняла трубку.

– Клаудия Бьюмонт, – произнесла она, стараясь твердостью голоса заранее осадить недоброжелателя, который наверняка думает, что она помирает о г страха.

– Господи, – раздался жизнерадостный голос Мелани. – Ты так свирепо назвала свое имя. Все еще злишься из-за тех роз?

– Из-за роз? – Она испытала чувство огромного облегчения. – Ох, нет. Я ждала звонка из гаража, – солгала она. – Не хочу, чтобы они там думали, будто я какая-то размазня. Ну как вчера повеселилась?

– Великолепно! – с таким энтузиазмом воскликнула Мелани, что Клаудия поморщилась.

Как легко воспламеняется эта молодежь, и буквально ни от чего. Потом она все же улыбнулась. Еще совсем недавно она могла проторчать на вечеринке допоздна и вернуться домой за полночь, а на следующее утро выглядеть свеженькой как бутончик. А теперь ей ничего такого не хочется. Грустная мысль.

– Знаешь, Кло, – продолжала Мелани, – я там познакомилась с парнем, который ведет на радио нечто вроде ток-шоу, и он просил меня дать ему сегодня интервью, так что у меня никак не получается подбросить тебя. – Клаудия ничего не сказала; язык ее почему-то вдруг онемел. – Кло? Ты меня слышишь?

Клаудия перевела дыхание и наконец откликнулась:

– Да, Мел, слышу. Что это за малый с шоу? – спросила она будто невзначай.

– Джош вроде. Ро… Роут… Не помню.

– Знаю. Джош Роудс. – На какую-то долю секунды, ужаснувшую ее, Клаудия допустила, что Габриел Макинтайр прав. Ее недоброжелатель не мог до нее дотянуться и тогда вовлек в свою деятельность Мелани, приманив ее участием в шоу. Но Джош Роудс слишком известный телевизионный шоумен. Так что вряд ли. – Не беспокойся, – сказала она. – Я возьму такси.

Закончив разговор с Мелани, она бросила взгляд на карточку, лежащую рядом с телефоном, и набрала номер, но прежде, чем произошло соединение, торопливо опустила трубку на рычаг и отступила от ночного столика, глядя на аппарат, как на существо, которое навязывает что-то чуждое, совсем ей неприсущее.

Нет, такая жизнь не по ней. Подпрыгивать от простого телефонного звонка, бояться выйти на улицу. Кто бы ни писал ей записки и кто бы ни рвал ее фотографии, они будут только рады, если увидят страх Клаудии Бьюмонт и поймут, что она заняла оборонительную позицию.

Гараж наверняка предложит ей другую машину, пока ее алая спортивная красотка будет приводиться в порядок. Она воспользуется этим предложением и после сегодняшнего вечернего спектакля поедет домой, в Брум-хилл. Ей надо все обдумать и о многом переговорить с Физз. Ее младшая сестра – приземленная, практичная женщина. И если кто-то и может дать ей хороший совет, так это она. Приняв решение, Клаудия позвонила в гараж, а затем, перерыв свой гардероб сверху донизу, собрала все, что может понадобиться ей на ночь, соорудив так называемую ночную сумку.

Полчаса спустя, натянув черные леггинсы и обольстительно легкую и просторную блузку из шелка, которая только намекала на все то, что скрыто под ней и заставляла оборачиваться всю улицу, Клаудия подхватила сумку и, включив сигнализацию, покинула квартиру. А Габриел Макинтайр пусть идет куда хочет и пугает кого-нибудь другого, потому что одно Клаудия поняла совершенно точно: если настанет такой день, когда она не решится ступить за порог собственного подъезда, чтобы просто-напрасто остановить такси, считай, что она ушла в монастырь. Эта мысль вызвала у нее улыбку, и, не допуская в голову других мыслей, она дошла до угла, увидела движущееся такси и уверенно подняла руку.

Но вдруг, дико засомневавшись во всем, она опустила руку и стояла, наблюдая, как такси проезжает мимо.

– Ты идиотка, Клаудия Бьюмонт, – сказала она себе, когда такси, медленно удаляясь, приготовилось свернуть за угол дома. – Я просто поверить не могу, что ты способна откалывать такие номера;

И, неистово замахав рукой, она помчалась за проехавшей машиной.

ГЛАВА 4

Клаудия уже застегнула все молнии на комбинезоне, в котором она вчера прыгала с парашютом, осталось только зашнуровать ботинки, когда в дверь ее артистической уборной постучали.

– Мисс Клаудия, за вами пришла машина из студии.

– Спасибо, Джим. Пожалуйста, скажи шоферу, что я буду через минуту.

Она закончила шнуровать ботинки и посмотрела на свое отражение в высоком зеркале, укрепленном на стене. Синяк сквозь легкий слой косметики довольно хорошо виден, комбинезон соответственно достаточно помят и местами эффектно зазеленен травой при падении, а хромота отработана таким образом, чтобы не казаться слишком гротескной. Барти, в том нет сомнения, ее образ несомненно воспримет с удовлетворением. Глядя в зеркало, она сделала лицо. Да, Барти Джеймс, как ни странно, прав. Именно так и следует ей сейчас появиться перед публикой.

Утренняя встряска с поимкой такси заставила Клаудию внутренне собраться, и она решительно избавилась от гнетущих ощущений, которые вызвал в ней Мак. Все, что от нее требовалось, это пережить телевизионное представление, потом отыграть вечерний спектакль, а после всего этого она проведет остаток уик-энда с Физз и Люком. Ничто не заставит ее переменить ход своей жизни – ни сейчас, ни в будущем. Она взяла сумку и направилась к служебному входу театра.

– Джим, предупреди администрацию, что я уехала на телестудию, мое выступление в первой части шоу, так что к вечернему спектаклю я должна успеть. Если возникнут какие-то трудности, я позвоню.

– Не беспокойтесь, мисс Бьюмонт, я все передам.

Клаудия открыла дверь и вышла на улицу, озаренную благодатными солнечными лучами. Дневной спектакль пошел ей на пользу. Остатки утренней паники вмиг испарились в жарком сиянии театральной рампы.

Все стало таким очевидным. Просто Адель, хоть и отрицала это, попыталась напугать ее. У кого еще есть причины желать ей зла? Ни у кого. Нет, ни у кого, кроме Адель. Необходимо смириться с этой мыслью, хотя она и симпатизировала беременной женушке Тони.

Что касается тормозов, то в гараже достаточно опытные люди. Их управляющий ясно дал ей понять, что подобное повреждение машины, принадлежащей очаровательной юной женщине, не способен произвести ни один здравомыслящий мужчина. Одним только этим замечанием он оказал ей большую помощь, а еще обещал сразу же, как будет возможно, представить полный отчет по неисправности. От отчета она ожидала гораздо большего, чем могло дать мнение дилетанта, который, похоже, вообразил себя Джеймсом Бондом.

Лоснящийся черный автомобиль с включенным мотором поджидал ее у края тротуара, и, когда она наклонилась, чтобы поговорить с водителем, ее распущенные волосы свесились так, что она скорее почувствовала, чем увидела человека, который обхватил ее за талию, приподнял, так что ее ноги оторвались от земли, и, не успела она закричать, призывая на помощь Джима, находящегося по ту сторону дверей служебного входа, как чья-то ладонь закрыла ей рот, а сама она была бесцеремонно брошена на заднее сиденье машины. Она попробовала вырваться, но рука, схватившая ее, была просто железной, похититель прижал ее спиной к своей груди, и в это мгновение машина двинулась с места и быстро отъехала от театра.

15
{"b":"30","o":1}