ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Меган. Принцесса из Голливуда
Тринадцатая сказка
Смертный приговор
Тёмные не признаются в любви
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым
Тета-исцеление. Тренинг по методу Вианны Стайбл. Задействуй уникальные способности мозга. Исполняй желания, изменяй реальность
Билет в один конец. Необратимость
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Незнакомка, или Не читайте древний фолиант
A
A

Значит, эту рубашку ему подарила женщина, та женщина, которой его внешний вид не безразличен. Его покойная жена? Или другая, занимающая теперь в его жизни определенное место? Если такая и существует, это скорее всего хорошенькая покладистая девчушка. Так, во всяком случае, подумала Клаудия. Гораздо более покладистая, чем могла быть она сама в схожих обстоятельствах.

Как бы там ни было, а рубашку выбирал человек, понимающий в этом толк. Она как нельзя более эффектно подчеркивала его великолепное сложение, плечи, грудь, наводя на мысль об упругости мускулатуры, Сильные руки, на которые он опирался, глядя в море, явно были сформированы тяжелым физическим трудом, а не накачкой в спортзале. Здесь, в Брумхилле, она взглянула на него совсем другими глазами.

Если бы они шли по городу, то люди наверняка вглядывались бы не только на нее, но и на него.

– Вы что, всегда возите с собой ночной багаж? – спросила она, отвернувшись от ослепительно сияющего на солнце моря и почти прикасаясь рукой к его руке. Он взглянул на нее с высоты своего роста, глаза его тотчас скользнули по очертанию ее грудей, туда, где лиф раздваивался, плавно переходя в две полоски, закрепленные на шее.

– А разве не все поступают так же?

– Но вы ведь не знали, что вам придется провести ночь в чужой постели. – Она подняла лицо к солнцу, так что ее волосы свесились за спину, и прикрыла глаза. – А может, вы знали, в чьей постели окажетесь, Мак?

– Ночной багаж всегда со мной. Кто знает, в какой постели завтра придется проснуться.

– В одиночестве или вдвоем? – продолжала она провоцировать его.

– Здесь великолепные виды, – медлительно проговорил он, отказываясь развивать тему. – Девлину просто повезло, что он обосновался в столь прекрас-ном месте.

– Такие мужчины, как Люк Девлин, всегда сами творят свое везение. Он великими трудами заработал все, что имеет. Включая и мою сестру.

Она понимала, что все это звучит в ее устах оборонительно. Что-то такое есть в этом Макинтайре, что все время заставляет ее защищаться, хотя она и не хочет этого. Нет, она должна держать себя в руках. Все время держать себя в руках.

– Физз рассказала мне о радиостанции. Она думает, что вы захотите показать мне окрестности.

– Да? А что здесь особенно осматривать? Радиостанция может интересовать лишь того, кто профессионально занят в радиовещании. По воскресеньям, правда, там бывает занятно, когда люди прогуливаются по пирсу. Множество развлечений.

– У нас, к несчастью, на повестке дня нечто совсем не забавное. – Он достал из кармана конверт. – Я нашел это, когда выходил утром из дома.

Клаудия взяла у него конверт, достала записку и развернула ее. Зловещие буквы сразу же бросились ей в глаза.

Можешь бежать но нигде от меня не спрячешься. Я знаю каждый твой шаг.

– Все хорошо, – сказал он тихо, когда она, выронив письмо, зажала руками рот. Он прижал ее к себе, будто защищая от незримой опасности, и некоторое время держал в своих объятиях, пока дрожь не пронизала ее насквозь. С минуту она не сопротивлялась. – Все хорошо, Клаудия, – вновь повторил он.

– Все хорошо, – простонала она, напряглась и вырвалась из кольца его рук. – Как это может быть все хорошо? Ничего нет хорошего. Я не должна оставаться здесь. Если бы Физз нашла эту грязную писанину…

Он поднял бумажку с гравия, сложил ее и убрал в карман.

– Но не она нашла ее. Я встал раньше.

– Значит, кто-то побывал здесь еще раньше.

– Да, Клаудия, это явно не по почте пришло. Сегодня воскресенье. Конверт кто-то засунул в почтовый ящик. Но вашей сестре ни к чему знать о подобной корреспонденции. Мы с Люком решили, что так будет лучше.

– Вы правы. Ей ничего этого знать не надо. Боюсь, Мак, вам придется отказаться от экскурсии по местным достопримечательностям. Чем скорее мы уедем отсюда, тем лучше.

– Я не был уверен, что вы с этим согласитесь, – произнес он со вздохом облегчения, и это привело ее в бешенство.

– Мак! За кого вы меня принимаете? Вы что думали, что я стану рисковать покоем своей сестры, ее безопасностью, пробыв здесь хоть на секунду дольше, чем требуется?

Он явно смутился.

– Люк считает, что в такой ситуации вы нуждаетесь в охране и защите. Он хочет, чтобы вы остались здесь.

– В таком случае известите его, что назначаете себя моим личным телохранителем.

– Это уже сделано. – Увидев лицо Клаудии, он попытался успокоить ее.

– Люк начал было возражать, но я сказал ему, что позабочусь обо всем как надо. Пока мы не знаем, с кем имеем дело.

– Слушайте, Мак, что вы мне зубы заговариваете? Какого черта вы не разбудили меня раньше?

Она гневно взглянула на него, злясь, что он и сейчас продолжает тянуть время.

– Люк думает, что лучше действовать так, будто ничего не случилось, он скажет, что вам звонили по телефону, и еще до двенадцати мы сможем уехать. Он страшно боится, что, если Физз почует неладное, без вызова «скорой помощи» не обойтись. Он хорошо осмотрел все вокруг и не обнаружил ничего подозрительного. – Они переглянулись. – Но вы не думаете, что надо все же как-то объяснить Физз столь поспешный отъезд, да и мое присутствие тоже?

– О чем вы говорите! Сестра моя недавно вышла замуж и, подобно всем новообращенным, уверена, что на нее возложена миссия убеждать всех остальных взять курс на брачное блаженство.

– Значит, она думает, что мы…? – Если он и не заскрежетал зубами, то был близок к этому. – Но если я начну подыгрывать ее воображению, нам придется торчать здесь до завтра. – Тут он решил сменить тему. – Скажите, вы когда-нибудь записывались в одной из ее радиопрограмм?

– Ну как же! В сериале «Залив каникул», – со стоном проговорила Клаудия. – Это мыльная опера, которую Физз вещает со своей радиостанции. Все наше семейство ввергнуто в это мероприятие. Я получаю тексты и записываю свои реплики в Лондоне. Остальные записи подверстываются под мою. Мы с Мелани все время так делаем, когда не можем приехать домой. Кстати, не отправиться ли нам сейчас ко мне? Если я скажу Физз, что мы решили уединиться в моей квартирке, чтобы побыть вместе, она не станет особенно удивляться и возражать.

– В вашу квартирку? У вас здесь, в Брумхилле, есть квартира?

– Да, небольшая отдельная квартира. В доме моего отца. Я не настолько часто здесь бываю, чтобы обзаводиться чем-нибудь более солидным.

Он посмотрел на нее с недоверием.

– Почему Физз должна поверить, что мы отправимся туда? Если ваш отец…

– Его нет. Папа отсутствует, добывая средства для нескольких серий, которые он собирается снять до конца года. Так что весь дом будет в нашем распоряжении.

Рот его поджался.

– Я понял.

Уж конечно, он понял!

– Что вы поняли, Мак? Думаете, тут против вас целый заговор? Вас вовлекают в ловушку? Хорошо, считайте меня кем хотите, но я совсем не то, что вы обо мне подумали в данный момент. Да вы сами можете убедиться в этом, если…

Господи, что она плетет? Нет, даже слов тратить не хочется.

Хоть она и не ожидала от него ничего хорошего, но все же ее задело, что он столь опрометчиво и занудно пришел к заключению, что для нее такие поездки с мужчинами дело обычное.

– Пойду скажу Физз, что мы уезжаем. А собрать вещички мне хватит и минуты.

– Но сначала я должен сказать вам одну вещь. Она смотрела на него, ожидая продолжения, а он все молчал.

– Не тяните, Мак!

– Я говорил вам, что у Девлина есть кое-какие возражения.

– Ну и?

– Так вот, я пообещал ему, что буду вас охранять. Не хочет же он сказать, что поступает к ней на службу! Она не просила его помогать расхлебывать возникшие у нее трудности. Но сейчас не время спорить.

– Хорошо, хорошо, Мак. До тех пор пока мы здесь, я не стану запрещать вам этого.

– Боюсь, Клаудия, что у вас в этом вопросе нет выбора. Я дал Люку слово, что пригляжу за вами, и намерен сдержать его. А если вы не согласитесь поступать так, как я считаю нужным, вам лучше остаться здесь.

25
{"b":"30","o":1}