ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы уже уходите? – спросил Джим, видя, что Мак направился к двери на улицу.

– Нет, только до машины.

– В таком случае вам понадобится код от входного замка, а иначе вам не открыть дверь.

Мак внутренне содрогнулся. Он собирался спросить, как часто меняют код, но промолчал. Какой толк от такой замены, если через день код узнают все кому не лень – бесчисленное количество жен, мужей, женихов и невест, партнеры, друзья и, вполне возможно, недруги, не говоря уж о шатающихся повсюду разносчиках и поставщиках, забегающих сюда как к себе домой. Мак ненавидел дверные коды, поскольку никто не заботился о сохранении их в тайне.

Выйдя на улицу, он забрал из своего «лендкрузера» портфель и, вернувшись в театр, спросил Джима, как пройти в кабинет Филлипа Рэдмонда.

– Вниз по коридору и сразу направо. – Затем, когда Мак уже отошел, вахтер окликнул его: – Знаете, мистер Макинтайр, но Филлипа там сейчас нет. Он собирался заглянуть на галерею к осветителям.

Пять минут спустя Мак вернулся в уборную Клаудии, собираясь спрятать здесь магнитофон для записи всех телефонов, которые он снабдил жучками. Он не был уверен, что все это стоило затевать: вероятно, ничего более интересного, чем звонки из буфета артистического фойе в ближайшую пиццерию с заказами принести еды, он не услышит; Анджела и Пэм позвонят, возможно, в какие-нибудь связанные с театром конторы и, конечно, домой; Мелани… Вот куда позвонит Мелани, он предположить не мог. Эту девушку он даже еще не видел. Ну а что касается Рэдмонда… личная неприязнь заставляла его думать, что именно звонки Рэдмонда и могут оказаться самыми интересными.

Но он действительно не надеялся обнаружить что-нибудь заслуживающее внимания. Злодей, преследующий Клаудию, еще ни разу не воспользовался телефоном; тут могло быть две причины: либо он опасался прослушивания, либо боялся выдать себя слишком хорошо знакомым голосом. Но пренебрегать, подумал Мак, все же ничем не следует. И довел все работы, которые наметил, до конца.

Распихав всю звукозаписывающую микроаппаратуру по разным местам, вплоть до крышки гардероба, куда, судя по толстому слою пыли, уборщицы давно не заглядывали, он открыл портфель, принесенный им из «лендкрузера». Там у него находилось устройство, способное записывать звонки, поступающие с мобильных телефонов. Устройство довольно сложное, справиться с его подключением мог лишь специалист. Но Мак как раз и был таким специалистом.

– Что вы тут делаете?

Он как раз успел закрыть дверцы гардероба и теперь без особой спешки повернулся, держа в руке небольшой приборчик специально для предъявления Клаудии. Клаудия находилась на полпути к шкафу, неся повешенный на руку костюм. Она пристально смотрела на него, и лицо ее побледнело.

– Я кое-что принес из машины специально для вас. Это прибор тревожного оповещения.

Она взглянула на небольшое, по форме напоминающее тюбик приспособление и спросила:

– Нечто вроде баллончика с нервно-слезоточивым газом?

– Правда, Клаудия, такие средства защиты не совсем легальны, – сказал он, оставляя на своей совести установку подслушивающей аппаратуры, что, мягко говоря, тоже было не совсем легально. – Эта штучка поднимает ужасный шум, стоит вам нажать вот здесь… Нет, не трогайте! – резко остановил он ее, видя, что она собирается нажать на кнопку. – Пока вам ничто не угрожает, лучше не прикасаться. Но держите всегда под рукой.

– И сколько вы еще намерены здесь торчать? По факсу поступило сообщение от папы, он просит, чтобы я с ним связалась. А из офиса мне звонить не хотелось.

Он приблизился к ней, взял ее за плечи и слегка покачал.

– Вы ведь знаете, Клаудия, стоит вам сказать, и я исчезну.

– Да, я знаю. – Она вдруг опустила глаза. – Но совсем можете не исчезать, просто дайте мне немного отдышаться.

– Хорошо. Вы заслужили это. Ну а теперь я покидаю вас, чтобы вы могли спокойно поговорить со своим отцом, но только обещайте, что не выйдете отсюда, пока я не вернусь.

– А куда вы идете?

– Тут недалеко. Так вы обещаете мне, Клаудия? Она посмотрела на него своими огромными глазами.

– А иначе вы опять заставите меня раздеться?

– Прошу вас, Клаудия, будьте серьезнее.

– Так точно. Буду серьезной. – Она покачала головой. – Но знаете, все это продолжает казаться мне таким глупым, что я не могу поверить в серьезность опасности.

– Да, это не легко. Вы не хотите поверить в опасность, и я понимаю вас. – Он взял у нее костюм и, приподняв его за плечики, держал перед ней. – Но когда вас опять одолеют сомнения и вся эта история будет казаться глупой, вспомните, что случилось с вашим костюмом, Клаудия. И хоть на секунду допустите страшную мысль, что то же самое может случиться и с вами.

– Неужели вы в самом деле верите в это? – со смехом проговорила она, но смех ее был наполнен ужасом. – Это так… так мелодраматично, как будто из «Марии Мартин, или Тайны красного сарая».

– Мария Мартин была реальная девушка, Клаудия. И ее убили.[8] – Выждав немного и убедившись, что слова его услышаны, он сказал: – А теперь пообещайте мне, что сделаете, как я сказал, или я устрою так, что сегодня вечером спектакля не будет, а возможно, и все ближайшие вечера.

– Вы не имеете права, – заявила она. Потом, уже не так уверенно, добавила: – Вы не можете.

– Хотел бы я, чтобы вы проверили это на деле. Я действительно почти хочу этого. Тогда я увез бы вас из города в какое-нибудь спокойное местечко и держал бы там вашей же безопасности ради столько, сколько понадобится.

– Вы хотите сказать… Нет, вы шутите!

– Я не шучу.

Действительно, чем больше он думал об этом, тем очевиднее ему становилось, что ей угрожает реальная опасность. Трудность состояла еще и в том, что к его работе начинали примешиваться личные чувства, делая ситуацию в целом еще более тревожной. Но об этом и говорить не стоило. С этим он как-нибудь справится сам.

– Я никогда в жизни не был так серьезен, как сейчас.

Плечи ее уныло поникли.

– Простите. Я сделаю все, что вы скажете, обещаю вам, Мак.

Она казалась такой несчастной, такой перепуганной, что он обнял ее и нежно прижал к груди.

– Габриел, – буркнул он.

– Что?

– Это мое имя.

Она взглянула на него, и ее страхи моментально испарились.

– Я знаю, но все зовут вас Мак. Вы сами говорили.

– Все пускай зовут. Но вы не все. – Он молчал достаточно долго, чтобы она успела усвоить эту новость, потом сказал: – Вы ведь только что обещали мне слушаться. – Легонько прикоснувшись пальцем к ее губам, он повторил: – Итак, Габриел.

– Габриел, – как эхо отозвалась она, и голос ее прозвучал чуть громче шепота.

– Прекрасно. Рад, что мы договорились. Теперь я оставлю вас, чтобы вы могли позвонить своему отцу.

На какой-то миг она смутилась. Он понял, что она ждет продолжения прерванного поцелуя, он это почувствовал, потому что сам страшно хотел того же.

Он поцелует ее. Поцелует по-настоящему. Но не сейчас. Нет, не сейчас и не здесь. Сначала должен пройти весь этот кошмар.

Мак открыл дверь и, прежде чем выйти, оглянулся. Клаудия Бьюмонт стояла там, где он ее оставил, в центре комнаты, и казалась немного одурманенной, как будто не совсем понимая, где она находится и что с ней случилось; от ее уверенности и самонадеянности звезды ничего не осталось, сейчас она ничем не напоминала ту женщину, с которой он познакомился пару дней назад. Или он ошибается?

– Скажите, Клаудия, вы читали «Укрощение строптивой»?

Он не стал ожидать ответа, но, когда закрыл за собой дверь, что-то со страшной силой завыло у него за спиной. Он засмеялся, но смех его не мог перекрыть того звука, который оглушил все пространство за сценой, так что отовсюду повысовывались испуганные лица людей.

Пришлось ему вернуться, чтобы выключить сигнал тревоги.

Клаудия отняла руки от ушей и, пожав плечами, невинно сказала:

– Я просто хотела попробовать.

вернуться

8

Имеется в виду сенсационное убийство в нач. XIX века в Пол-стэде, недалеко от Ипсвича, которое было положено в основу сюжета поставленной в 1828 г. драмы «Красный сарай, или Цыганское проклятье».

43
{"b":"30","o":1}