ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой грешный герцог
Женщина, которая в Теме
Созвездие Хаоса
Уровень Пси
Изнанка счастья
Линкольн в бардо
Собиратели ракушек
Земное притяжение
Золотые правила успешных людей
A
A

– Не прикасайтесь!

– Габриел…

Сначала она вцепилась в его руку, потом, немного успокоившись, выпустила ее и бесцветным, ничего не выражающим голосом спросила у озабоченно склонившегося над ней отца:

– Бью, ты сейчас заберешь меня домой?

– Сначала, полагаю, мы должны обсудить это с докторами. Ты пережила жестокий шок. – Он нежно потрепал ее по руке. – Господи, кто же мог сделать такую ужасную вещь?

– У вас на этот счет нет никаких догадок? – спросил у него Мак.

– У меня? – Эдвард Бьюмонт был явно удивлен подобным вопросом. – Да я просто представить себе не могу, кем надо быть, чтобы совершить подобное злодеяние. Просто ума не приложу! Среди наших друзей…

– Папа, – слабым голосом прервала его Клау-дия, – мистер Макинтайр думает, что есть люди, которые ради рекламы готовы пойти на все.

Мак вздрогнул.

– Не будь смешной, детка, – твердо сказал Эдвард. – Но сейчас ясно одно: ты не должна возвращаться в свою квартиру. Я подыщу тебе на пару недель какое-нибудь тихое местечко, или поживи дома, со мной, а еще лучше позвонить Физз, кто, как не она, сможет лучше всего за тобой присмотреть.

– Нет. Физз ничего об этой истории не знает, – решительно проговорила Клаудия. – Она бы слишком расстроилась, а в ее положении, сам понимаешь. И потом, наш злодей, кем бы он ни был, знает, где она живет. Еще не хватало, чтобы и с ней случилось что-нибудь плохое.

Она взглянула на Мака, прося поддержки.

– Я с вами согласен, мисс Бьюмонт, но и ваш отец в какой-то степени прав, во всяком случае по поводу возвращения домой. Вам нельзя туда возвращаться. Не думаю также, что правильно было бы поселиться у кого-то из членов вашей семьи. Вам нужно просто на какое-то время исчезнуть из поля зрения, пока… ну, пока полиция не предпримет меры и не проведет расследование.

– Вы звонили в полицию?

Вопрос Клаудии прозвучал как обвинение.

– Надо – значит надо, Клаудия. Они хотят взять у вас показания сразу же, как только вы поправитесь.

Мак не сомневался, что сейчас она скажет ему, чтобы он шел со своими показаниями куда подальше. Он был готов к этому и даже не винил ее. Но она просто кивнула, и голова ее вновь бессильно упала на подушку. Он крайне смутился. Да и кто бы не смутился? Так резко огорошить ее, когда она и без того не отошла еще от пережитого шока, что не замедлило проявиться новым приливом слабости. Так что теперь он даже и предположить не мог, как она воспримет его следующее сообщение.

– Знаете, Клаудия, у меня есть коттедж. Существуют, правда, кое-какие ограничения с удобствами, но он весьма удачно расположен, там вас никто не найдет. Там вообще никто вас не будет видеть. Так что милости прошу им воспользоваться. Если вы не против, конечно.

– С вашей стороны это весьма великодушно, мистер… – начал было Эдвард, но Клаудия перебила его.

– Габриел, неужели вы не колеблясь способны предложить мне свое гостеприимство? Зная, как много проблем создаю, я, право…

Он знал. Все знал про эти чертовы проблемы. Кому и знать, как не ему? Но был на сто процентов уверен, что, если начнет пресмыкаться перед ней, ему никогда не одолеть ее бойскаутские замашки.

– Мисс Бьюмонт, вы и в самом деле, как говорится в пословице, хорошая заноза в заднице. – Заметив искорку жизни, промелькнувшую в ее глазах и, видимо, означавшую ее возвращение к реальности, он понял, что действует правильно. – Но если вы опять начнете взбрыкивать, то так и знайте, я церемониться не стану, а просто возьму и брошу вас в озеро, уж это я вам обещаю.

– Озеро? – Она даже приподнялась на локте. – Вы хотите сказать, что ваш коттедж имеет собственное озеро? И после этого вы еще говорите о его ограниченных удобствах?

– Ну, не горячитесь, Полагаю, ваше представление об ограниченных удобствах основано исключительно на некомпетентности. Почему бы вам не поехать и самой не посмотреть, что к чему? Если вам там не понравится, я увезу вас оттуда в любую минуту.

– Ладно, поеду посмотрю. Но большего не обещаю.

На какой-то момент их взгляды встретились, и Габриел кивнул.

– Хорошо, не обещайте.

Несколько часов спустя, стоя в каменной кухне коттеджа, который, казалось, пришел в полный упадок от длительного запустения, Клаудия начала сомневаться, что приняла правильное решение.

– Да уж, милый вы мой, я вижу, что вы ничуть не преувеличивали.

– Зато здесь масса возможностей.

– Для чего?

– Тут имеется пара акров земли и озеро. Когда у меня появится свободное время, я займусь этим вплотную.

Она осмотрелась. Каменная раковина со старомодной газовой колонкой над ней и ручным насосом сбоку, что погружало вас чуть не в середину двадцатого столетия, когда воду в ведрах уже не носили, но идея водопровода осуществлялась еще в крайне архаичных формах. Плита явилась из тех же времен, что и газовая колонка, и, хоть тоже была газовой, очертаниями своими подозрительно напоминала печь. Опытному человеку одного взгляда на потолок хватило бы, чтобы догадаться об огромном количестве сожженных здесь свечей; опытный человек подумал бы, что электричество вполне уже могло, в той или иной форме, добраться до этого богом и людьми забытого уголка, но, видно, до этого ни у кого из здешних обитателей не дошли руки. Клаудия, однако, постигала местное ограничение удобств не так быстро.

И все же, чтобы проверить свое первое впечатление, она провела пальцем по кухонной полке и удостоверилась, что слой пыли был таким же толстым, каким казался на вид. Разве в таких местах, подумалось ей, можно готовить пищу?

– Вот этим, – сказала она, предъявляя Габриелу свой запыленный палец, – вы должны заняться вплотную и побыстрее. Мы не можем ждать тех мифических времен, когда у вас появится свободное время. Ну а если у вас с этим ничего не выйдет, то вряд ли вы можете надеяться, что я здесь останусь.

– Зато вас здесь никто не видит. Да уж, в логике ему не откажешь.

– Что правда, то правда, – согласилась она, сдувая пыль с пальца. – А если кто и увидит, то посмотрит-посмотрит и, осознав, куда ему удалось загнать несчастную актрису, удовлетворенно удалится, сочтя, что цель его гнусных деяний достигнута.

– Неужели здесь так плохо?

Клаудия понимала, что не совсем справедлива, но она неважно себя чувствовала, к тому же ее сильно удручал собственный внешний вид, хотя она и пыталась как-то утешиться мыслью, что недели не пройдет, как лицо восстановится, а визит к личному парикмахеру поможет решить проблему, возникшую с волосами.

– Простите, это я виноват, что здесь так пыльно.

Но у меня не было времени заехать сюда перед вашим приездом. Впрочем, ничего страшного в том нет, немного горячей воды, немного мыла – и пыли как не бывало.

– Много горячей воды и много мыла, – поправила его Клаудия, с сомнением взглянув на газовую колонку. Поможет ли эта штука для решения столь грандиозной задачи? – А это откуда взялось? Кажется, кто-то навещал нас?

Она указала на картонную коробку, явно доставленную из бакалеи, водруженную на квадратный выскобленный стол, занимающий центр кухонного пространства.

– Навещали, да. Но не нас, а только меня. Я просил Адель забросить на первое время что-нибудь из еды. Но о том, что вы здесь, она не знает.

– Почему? Вы можете скрывать меня от нее только в том случае, если она и в самом деле виновница всех моих несчастий.

– Перестаньте, Клаудия, она безвылазно сидит дома. Если вы продолжаете в чем-то подозревать ее, то знайте, что она никак не могла оказаться в вашем подъезде с банкой краски. А утаил я ваше присутствие потому, что, хотя мои люди и надежны во всех отношениях, мне хотелось бы, чтобы никто не знал о вашем местонахождении, так вы будете чувствовать себя в большей безопасности.

– Значит, о том, что я здесь, знаем только мы с вами? Вы и я?

– Да, Клаудия. Только вы и я. – Он заглянул в коробку. – Завтра я съезжу и куплю что-нибудь посущественней.

– И оставите меня одну? – Волна паники вмиг захлестнула ее. – Одну? Здесь?

57
{"b":"30","o":1}