ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженни ВУРЦ

ХРАНИТЕЛЬ КЛЮЧЕЙ

Вирджинии Кидд в знак восхищения, уважения и самой теплой дружбы

Особая благодарность автора: моей младшей сестре, которая читала корректуру, и двум необыкновенным друзьям, писателю с западного побережья и моряку с восточного – за поддержку и идеи. И, наконец, ныне ушедшему другу за его отзыв о предварительном наброске.

ПРОЛОГ

У ЗАПАДНОГО БЕРЕГА Эльринфаэра холодный ветер взбивал на волнах пену. Светло-коричневый, как свежая кора, парус рыбацкого шлюпа под низко нависшими свинцово-серыми тучами казался единственным ярким пятнышком на фоне темных хмурых скал. Суденышко было старое, грязное, потрепанное, но до сих пор на совесть служило своим хозяевам, однако сейчас его сети были пусты. Владельцы шлюпа – два брата, седые и мрачные, – стояли бок о бок у борта и вглядывались в кучу тряпья, лежащую на песке у линии прибоя. Младший брат сплюнул в воду.

– Это какой-то мальчишка, точно. Никогда еще не видел сапог на плавучем мусоре.

– Да неужто? – сердито буркнул старший. – А кто на прошлой неделе не заметил буек перед мысом? Мы тогда из-за тебя чуть не сели на мель, а теперь ты, значит, обзавелся орлиным зрением. – Но ему самому было любопытно взглянуть, что там такое, поэтому он не отдал команду повернуть прочь от берега. – Если там и вправду человек, я целую неделю каждый вечер буду ставить тебе пиво.

– Ловлю на слове! – рассмеялся младший брат и начал торопливо убирать паруса, стараясь удержаться на ногах, когда судно покачивалось под порывами ветра. Этот рыбак любил биться об заклад. – Если там утопленник, чур, его вещички – мои.

Старший брат сжал истертый румпель.

– Ну, это мы еще поглядим.

Он развернул воняющий треской шлюп, и суденышко, накренившись, помчалось к берегу.

Бурный прибой вынес шлюп на берег, под деревянным днищем заскрипел песок. Старший брат перемахнул через борт и уперся в нос лодки мозолистыми, покрытыми шрамами руками, стараясь удержать судно на месте. Младший тоже выскочил на берег и тут же зашагал к предмету спора, стряхивая песок с мокрых сапог. Он хотел поскорее узнать, кто выиграл пари.

Рыбак наклонился над темной кучей тряпья, и вспугнутые чайки, хлопая крыльями, унеслись в море. Осторожно прикоснувшись к лежащему, рыбак немедленно отдернул руку.

– Ну что там? – нетерпеливо крикнул оставшийся у шлюпа старший брат. – Кто кого угощает на этой неделе?

Ответ, который донесся сквозь гул прибоя и удары бьющих о скалы волн, прозвучал невесело:

– Это мальчишка. – Младший рыбак, чуть помедлив, выпрямился. – И он болен.

Старший брат выругался. Только что он радовался тому, что может выиграть пари, но теперь преисполнился уныния. Ради милосердия им придется взять парня на борт. Хотя бедняга болен и вполне может отдать богу душу, все равно его нужно будет кормить и поить, а того, что удастся выручить за нынешний улов, не хватит даже на покупку съестных припасов для следующего выхода в море.

– Ладно, тащи его сюда! – крикнул старший брат. – А деньги, что я тебе проспорил, пойдут на его прокорм.

Младший брат философски пожал плечами и поднял парнишку с песка. Мальчик оказался стройным, черноволосым, его лохмотья когда-то были дорогим нарядом. Голубые, широко раскрытые глаза смотрели в никуда, руки больного были изуродованы ожогами.

– Он небось ест не больше блохи, – тяжело дыша, пробормотал младший брат, приближаясь со своей ношей к шлюпу. И, положив больного на носу, пояснил: – Уж больно он легкий!

Но старшему брату было не до сочувственных замечаний. Он только мотнул головой, предлагая поскорее уйти от пустынного берега, на котором лежали руины некогда счастливого королевства Эльринфаэр.

– Ты осторожен, как старая баба, – проворчал младший брат и уперся плечом в неуклюжий шлюп, сталкивая его в воду.

Когда судно закачалось на волнах, мальчик застонал, после чего наступило долгое молчание. Наконец младший рыбак обиженно осведомился у брата:

– А ты сам разве бросил бы его?

Не получил ответа и пожал плечами. На мальчишке был роскошный наряд, который стал изорванным и грязным явно совсем недавно. Может, у парнишки найдутся богатые родственники, которые вознаградят его спасителей?

1

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

К ВЕЧЕРУ КАПИТАНЫ, моряки и воины собрались в главном зале Скалистой Гавани. Каждый из этого шумного люда был изгнанником, осужденным Альянсом Свободных островов или чужедальними королевствами за убийство или воровство, – каждый, кроме тоненькой черноволосой девушки, устроившейся с ногами в большом кресле. Ее обожженные солнцем руки были покрыты царапинами, нос облупился; однако переливающееся всеми оттенками перламутра одеяние говорило, что она сновидица, ученица ваэре. Вот почему бородатый капитан, пробившись сквозь толпу своих товарищей, приблизился к девушке с почтительным уважением.

Оставив позади хохочущих моряков с серебряными серьгами в ушах и не успевших снять кольчуги офицеров, капитан наконец добрался до более-менее тихого уголка, где сидела девушка, – и разом позабыл о своей кружке с пивом. Ему было велено позаботиться о том, чтобы волшебница чувствовала себя как дома, а на лице девушки читалось явное беспокойство.

Капитану пришлось повысить голос, чтобы перекричать толпу, и он немедленно пожалел об этом – его оклик прозвучал резче, чем он хотел:

– Сновидица Таэн?

Услышав свое имя, девушка обернулась; ее светлые глаза казались огромными. Ей было лет восемнадцать, но выглядела она еще младше.

– Джарик куда-то исчез.

– Да? Ты уверена?

Капитан машинально погладил рукоять висящего на поясе кинжала. Озабоченный не меньше волшебницы, он начал высматривать в толпе наследника Ивейна, Повелителя огня.

В Скалистой Гавани совсем недавно кончились бои, и теперь в крепости праздновали победу. Главные двери зала, почерневшие и обугленные после атаки враждебного колдовства, все еще еле держались на искореженных петлях, щели в полу были забиты щепками сломанной мебели, из обивки кресел кое-где торчали стрелы. Большинство людей занимались сейчас восстановлением оборонительных сооружений, на уборку комнат сил пока не хватало, а здешнего правителя, Килмарка, никогда особо не волновала эстетика. С помощью магии Таэн его гарнизон только что отразил атаку королевских войск, в которых были не только люди, но и демоны. Килмарк приказал своим подданным помянуть погибших товарищей и отметить победу, но дал на празднование всего один вечер. Завтра капитаны, экипажи и воины должны были снова приступить к выполнению своих обязанностей.

Кругом царило буйное веселье; люди спорили и ругались, по-дружески мерились силами, шум в зале все нарастал.

Капитан неторопливо и пристально разглядывал пеструю толпу отступников. Все они были вооружены, некоторые щеголяли свежими повязками, большинство из них веселились и пьянствовали от души. Осмотрев весь зал до самой дальней стены, где храпели на полу успевшие напиться до бесчувствия моряки, капитан так и не увидел взлохмаченной светловолосой головы Джарика.

Неподалеку кто-то принялся стучать по столу рукояткой кинжала, ругая певцов за фальшивый напев. Капитан поморщился: он не знал, как волшебница относится к непристойной брани. Повернувшись к девушке, Корли встретился с ее встревоженным взглядом.

– Ты пыталась его отыскать? – спросил капитан, имея в виду магический дар Таэн, усиленный и отточенный благодаря обучению у ваэре.

Талант сновидицы позволял девушке легко найти любого человека и проникнуть в его разум, но она отрицательно покачала головой.

– Нет. – Таэн нервно сжала лежащие на коленях руки, как будто этот вопрос причинил ей боль. – Мне не нужно этого делать, я и так знаю, что Джарик отправился к ледяным скалам.

Капитан шумно втянул воздух сквозь зубы.

1
{"b":"30202","o":1}