Содержание  
A
A
1
2
3
...
70
71
72
...
76
Эта милая Людмила - pic019.png

— Мальчик, здравствуй. Подойди сюда, — позвал Гвоздь, и когда Герка приблизился, сунул ему в руку плиточку шоколада. — Мы ищем девочку по имени Людмила и мальчика… Фантя… Кантя… Мантя… Какое-то странное имя!.. Дантя?

— Пантя! Пантя! Пантя! — возбуждённо ответил Герка, предчувствуя, что назревают приятные для него события. — Есть! Есть тут у нас такой злостный хулиган!

— А Людмилу ты знаешь? — спросил Арбуз и сунул ему в руку плитку шоколада. — Где она? Где он?

— Где их можно найти? Где? — торопливо спросила Микроба и сунула в руку Герке плиточку шоколада.

— Где, где Людмила? — настойчиво спрашивал Гвоздь. — Где этот Квантя, Фантя, Дантя, Мантя?

— Пан-тя, — с большим достоинством ответил Герка, великолепно сознавая, что сейчас представляет из себя здесь главную персону. — Знаю, знаю, всё про них знаю.

— Где? — в один голос закричали и радостно, и с тревогой Гвоздь, Арбуз и Микроба.

Мне придётся напомнить вам, уважаемые читатели, что одной из отличительнейших черт избалованных людей является их нежелание, неумение, а может быть, даже и неспособность серьёзно думать. Они, избалованные, настолько привыкли поступать по-своему, ни с кем и ни с чем не считаясь, что совершают поступки без раздумий, нисколечко не беспокоясь, к чему эти поступки могут привести. Вот почему избалованные люди иногда опаснее особо опасных преступников!

Так вел себя и Герка. Не поинтересовавшись, кто такие Гвоздь, Арбуз и Микроба, зачем им нужны эта милая Людмила и Пантя, он охотно и беззаботно сообщил:

— Все они в многодневный поход недавно ушли на Дикое озеро. С ними ещё дед мой. Роста небольшого, но борода почти до пояса. И ещё девчонка — длинная, тощая, волосы голубые.

— Где озеро? — хором спросили Гвоздь, Арбуз и Микроба, и едва Герка показал дорогу, как они, крикнув «Сейчас мы их привезём!», быстренько расселись по машинам и укатили.

Укатили машины, Герка остался один с тремя плитками шоколада в руках. Стоял он, ничего не понимая, лишь как бы мимоходом думая о том, а зачем он незнакомым людям сообщил, куда они ушли? Зачем Гвоздю, Арбузу и Микробе понадобились эта милая Людмила и Пантя? Зачем он ещё рассказал им о деде и Голгофе?

«Ничего, ничего, ничего, — начал он машинально утешать себя, когда почувствовал на душе смутное и неприятное подозрение. — Сейчас их привезут сюда! А я их шоколадом угощу! Красота…»

Но, увы, на душе становилось всё тревожнее и неприятнее, потом к тревоге прибавился стыд, словно Герка сотворил что-то нехорошее… Он вдруг вспомнил, что приезжие незнакомцы вели себя суетливо, вопросы задавали торопливо, с опаской… Кто же они такие? И за что ему дали шоколад? И почему он взял плитки? Ведь шоколадки ему подарили за что-то… За что?

Он увидел большие чёрные печальные глаза этой милой Людмилы, тревога в его душе возросла, а стыд очень обострился.

Герка, как потерянный, слонялся по двору, по огороду, будто искал чего-то, машинально съел шоколадку, расстроился немного, тогда съел и вторую, словно для того, чтобы не думать, за что же он их получил…

Тут он впервые пожалел, что не пошёл в поход. Уж перемучился бы как-нибудь… Главное, устал ходить-то, а присесть даже ненадолго не мог: только присядет — и сразу вскочит от неясного нервного нетерпения, тревоги и стыда… Измучился весь… Теперь, конечно, эта милая Людмила с ним и разговаривать не будет. Вот чего он больше всего боится, оказывается. И если они сегодня не вернутся, остается один только выход: заболеть. Да, да, купить на три рубля мороженого и быстро-быстро-быстро сглотать его! Ангина обеспечена. Вернутся они из своего похода, а он… в боль-ни-це! Тут-то они и попрыгают! Ха-ха-ха! Вместе с котом попрыгают, раз кот им дороже хорошего человека!

Попробовал Герка очень насмешливо похохотать — не получилось. Решил он очень радостно попрыгать — ноги будто к земле приросли.

«Не везёт! Не везёт мне! И их не везут! — чуть не крикнул Герка. — Просто-напросто зверски не везёт мне! Сидел, страдал от их несправедливого отношения, и вдруг откуда ни возьмись Гвоздь, Арбуз и Микроба! Набросились на меня, как шпионы! Где Людмила и Пантя? Где? Где? Куда? Куда? И шоколадки прямо в руки сунули! А я и уши развесил, разболтался… обещали, правда, их привезти… Только не верится что-то…»

Вдруг Герка застыл на месте: «А если мне рвануть к ним?! А? Сил вот только совсем нету, но ведь можно и поднатужиться! Недалеко ведь они ещё ушли!.. Можно-то можно, конечно…. А если Гвоздь, Арбуз и Микроба их уже сюда везут?.. Их-то везут, а мне-то не везёт… И даже если я пойду их догонять, мне не повезёт…»

Значит, остался единственный выход из положения: на три рубля сглотать мороженого, ангина, больница, красота… Будете знать, как опасно издеваться над хорошим человеком!

Более или менее решительным шагом Герка вышел на улицу в тот самый момент, когда к дому подкатили серенькая «Волга» и синенький «Запорожец».

Из кабины выскочил Гвоздь, быстро открыл багажник, поставил на землю корзину, большущий рюкзак, сердито сказал:

— Мы по ошибке увезли их вещи! Забери!

Гвоздь с громом захлопнул багажник, быстро залез в кабину, и машины умчались.

Из корзины раздался негромкий хриплый сип, или, трудно было разобрать, сиплый хрип Кошмара. Ведь бедный кот, как потом догадался Герка, едва не задохнулся в багажнике!

Пока мальчишка, простите, пялил глаза на оставленные Гвоздем вещи, кот отдышался, пришёл в себя, стал рваться наружу, опрокинул корзину и оттуда мяргал во всю глотку. Герка отвязал марлю, и кот стрелой метнулся к домику своей благодетельницы.

Очень и очень огорченно повздыхав, Герка взял корзину, тяжеленный рюкзак, еле-еле-еле донёс их до крыльца, присел и призадумался. Он знал, что в этот рюкзак дед сложил все продукты, даже соль…

С наижалобнейшими мяуканьями — мяук, мяук, мяук — вернулся Кошмар, сел рядом, четыре раза требовательно мяргнул и в изнеможении растянулся на крыльце, громко и обиженно пыхтя.

— Вот умел бы ты разговаривать, — с горечью сказал Герка, — всё бы мне объяснил. Чего они сейчас собираются делать без продуктов-то? Или вернутся, или Пантю пришлют?

Но, увы, человек может при желании мяукнуть, а кот даже при огромнейшем желании слова сказать не способен!

У Герки голова разболелась от безрезультатных размышлений… Зачем Гвоздь привёз кота и рюкзак?! Сказал, что по ошибке… А куда они смотрели? Чего они даже без соли делать будут?

Сами понимаете, уважаемые читатели, что поход срывался предельно неожиданным образом. Что же там произошло?

Во время очередного привала дед Игнатий Савельевич восторженно и многословно рассказывал, какую вку-у-ус-ную уху он приготовит из рыбы, которую в большом количестве они наловят с уважаемой соседушкой.

Все немного приустали, и хотя до озера было ещё очень далеко, но зато как приятно было представить эту самую вку-у-уснятину!

И тут вдруг, резко свернув с дороги, прямо к ним устремились две автомашины — серенькая «Волга» и синенький «Запорожец».

Для удобства, уважаемые читатели, я буду называть приезжих так, как мысленно называл их Герка.

Первым из кабины вылез Гвоздь, подошёл к нашей компании, очень вежливо, с поклоном, приветствовал её, внимательно оглядел каждого и, когда подошли Арбуз и Микроба, радостно сказал:

— Они!

— Конечно, конечно, они! — ещё радостнее подтвердили Арбуз и Микроба, ещё вежливее, с поклонами, поздоровались и очень удовлетворённо рассмеялись, потирая руки.

— В чём дело? — настороженно, с некоторой опаской спросила эта милая Людмила. — Кто вы такие?

— Бедные, несчастные, полуубитые горем родители, дорогая Людмила! — чуть ли не рыдая, ответила Микроба и тут же громко зарыдала, и из глаз её выскочили фонтанчики слез.

— Только ты, Людмила, можешь спасти нас! — грозно сказал Арбуз. — И ты, Фантя… Мантя… Дантя… Как там тебя?

71
{"b":"304","o":1}