ЛитМир - Электронная Библиотека

Кажется, что-то важное, потому что эти слова шли от чистого или, скорее, от черного сердца. Он почти не сомневался, что конфедерат говорил какие-то гадости. Что может говорить человек, который через минуту покинет раненого товарища! Дэйлмор обязан вспомнить искренние слова Фрейзера. Не может не вспомнить. Они ему потребуются для того, чтобы бросить их в лицо негодяю.

— О чем думает Тэ-ви-то? — голос Голубой Совы вернул Дэйлмора к действительности.

Он долго смотрел на индейца, затем медленно произнес, как бы размышляя вслух:

— Тот одинокий белый всадник был моим сослуживцем. Теперь он мне злейший враг.

Глава 8

Потянулись дни выздоровления Дэйлмора. Состояние его помаленьку улучшалось. Вставать он еще не решался, но подолгу сидел на лежанке. Время он проводил в беседах с Хинакагой Нто, который часто рассказывал ему о жизни и обычаях тетонов. Так он узнал, что тетоны в прошлом веке жили за Миссисипи. Они были пешими охотниками на бизонов, пока не пришли в прерии и не заполучили себе первых лошадей. Став конным народом, они неудержимым потоком хлынули к Черным Холмам, разогнав при этом всех, кто повстречался им на пути: кроу, команчей, кайова, шошонов, апачей, шайенов и арапахо. С двумя последними племенами тетоны вскоре заключили мир, но для остальных они всегда оставались опасными противниками. В процессе миграции на запад тетоны разбились на семь отдельных племен: Оглала, Хункпапа, Брюле, Сансарки, Два Котла, Черноногие Сиу и Минниконжу. Эти племена впоследствии также разделились на несколько кланов. К примеру, сначала у оглала было четыре родственных клана: Истинные Оглала, Кийюкса, Шийо и община Сердца Духа…

Из разговоров с Голубой Совой Дэйлмор уяснил для себя, что тетоны испокон веку были самыми храбрыми и многочисленными племенами в северных прериях. Смелостью и необыкновенной отвагой они завоевали себе право жить и охотиться на бесконечных просторах своей новой родины. И Дэйлмор понимал, что этот свободолюбивый народ будет биться за свою землю и впредь. Он и раньше в душе уважал тетонов, теперь же он мог воочию убедиться, какой достойный противник достался кавалерии Соединенных Штатов.

Пока Дэйлмор набирался сил, отец с сыном почти каждый день ходили на охоту. Они приносили в типи зайцев, кроликов, индеек, иногда — горных баранов и антилоп. В Черных Холмах еще водилось множество дичи, и обеденное покрывало в жилище никогда не пустовало В любое время чугунный котелок был полон вкусного мясного супа, а если Дэйлмору хотелось жареного мяса, то ему ничего не стоило положить вырезку на тлеющие в очаге угли. Как-то сидя на лежанке и разбирая для чистки свой армейский шестизарядный кольт, Дэйлмор бросил взгляд на патронташ, в котором кроме патронов для револьвера находились боеприпасы к винчестеру. Последние навели на мысль о карабине, который был в его руках во время скачки за индейским вождем. После ранения в голову он упал на землю. Дэйлмор посмотрел на Голубую Сову.

— Хинакага, мне кажется, мой винчестер и сейчас лежит там, где я обронил его.

— Да? — В голосе индейца прозвучали нотки сомнения.

— Если его не нашел какой-нибудь бродячий краснокожий, то, клянусь, винчестер на месте.

— Ну что ж, это легко проверить.

Голубая Сова поговорил с сыном, и тот, кивнув головой, вышел из типи. К вечеру он вернулся с карабином сержанта за плечом.

— Ну, что я говорил! — обрадовался Дэйлмор, принимая из рук Ванбли Сапы оружие и поглаживая его вороненый ствол.

У Хинакаги Нто никогда не было огнестрельного оружия, не говоря уже о его сыне. Дэйлмор показал индейцам как нужно им пользоваться. Отец довольно равнодушно рассматривал опасное оружие бледнолицых, но Ванбли Сапа проявил к нему неподдельный интерес.

— Хорошо! — произнес он по-английски, похлопав по прикладу.

— Парень может стрельнуть из карабина, — сказал Дэйлмор, обращаясь к Голубой Сове.

Тот передал слова сержанта сыну.

Обрадованный юноша, зажав в руках оружие, выскочил из палатки. Спустя минуту извечную тишину горных кряжей нарушил громкий ружейный выстрел. Ванбли Сапа вернулся в типи с улыбкой на губах и что-то быстро и взволнованно сказал отцу.

— Мой мальчик выстрелил, и пуля попала почти туда, куда он прицелился, — перевел Хинакага Нто.

— Прекрасно для первого раза, — похвалил юношу сержант.

В один из дней середины мая Ванбли Сапа в одиночку отправился на лошади в прерию, Хинакага Нто соскучился по настоящему мясу — так индейцы называли мясо бизонов — и попросил сына съездить на охоту. Пока Ванбли Сапа отсутствовал, Голубая Сова столько порассказал Дэйлмору о бизоне, этом главном источнике пищи для индейца, что у того раскрылся рот от удивления. Он не мог даже предположить, какую великую роль играли бизоны в жизни кочевников прерий. Оказалось, вся туша убитого зверя от кончика хвоста и до кончиков рогов, от копыт и до большого рога шла на пользу индейскому охотнику. Из сыромятной кожи изготовлялись щиты, обивка для барабанов и седел, подошвы для мокасинов, уздечки, лассо, снегоступы, разнообразные мешки и мешочки. Дубленая кожа шла на покрышки для типи, куртки, легины, набедренные повязки, плащи, постели, пояса, на изготовление кукол для детей, на шапки и рукавицы. Из волосяного покрова бизона делались головные уборы, веревки, недоуздки. Из копыт животного извлекался клей, делались трещотки. Хвост служил священным хлыстом шаману, мухобойкой у женщин и кнутом у наездников. Рога употреблялись на изготовление кружек и ложек, для переноски тлеющих углей и погремушек. Кости превращались в ножи, наконечники для стрел, боевые дубины, скребки, шила, рукоятки. Мочевой пузырь, рубец и желудок становились сумками, ведрами и банками. Из сухожилий индеец делал себе нитки, тетивы. Мозги животного употреблялись женщинами для дубления кожи. Даже навоз, и тот годился кочевнику на топливо. Ну а вкусное бизонье мясо всегда было самой желанной пищей краснокожих детей природы. Под вечер с удачной охоты возвратился Ванбли Сапа, и в одиноком горном типи ее жители устроили настоящий пир Сначала опытный в таких делах Хинакага Нто приготовил вкуснейшее блюдо — запеченный в углях бизоний язык. Вместе с извлеченным из костей костным мозгом он первым попал в желудки индейцев и Дэйлмора. Затем был приготовлен ароматный густой суп из крови (Ванбли Сапа специально взял с собой на охоту кожаные мешки, в которые спустил бизонью кровь) и головного мозга. Следом за супом в дело пошли ребра и горб, поджаренные на углях. Заключительным кушаньем стали вывернутые наружу и также поджаренные кишки Никогда еще Дэйлмор так не наедался. Он едва добрался до лежанки с переполненным желудком. Однако краснокожие друзья легко переплюнули его в обжорстве Это была любимейшая их еда, и они насладились ею вволю, задержавшись у обеденного покрывала еще на добрых полчаса. Откинувшись на шкуры после плотного ужина, индейцы выкурили несколько трубок, а Дэйлмор — последние две сигары. Особой беды для заядлого курильщика в этом не было. Голубая Сова уже заготовил ему из орешника небольшую трубку. Конечно, индейский кинник-кинник не шел ни в какое сравнение с ароматным табаком дорогих сигар, но при сложившихся обстоятельствах на безрыбье, как говорится, и рак рыба. Предаваясь курению и ведя неторопливую беседу с Дэйлмором, Хинакага Нто заметил, что сын слишком серьезен, что его занимают какие-то важные мысли.

— Что беспокоит Ванбли Сапу? — спросил он после того, как сержант уснул.

Юноша долго смотрел на горящий в очаге костер, прежде чем ответить.

— Отец, — признался он, — я действительно думаю кое о чем важном для себя. Но позволь сказать тебе об этом утром. Я должен подумать.

Хинакага с удивлением посмотрел на сына.

— Так надо?

— Да, отец.

Хинакага Нто пожал плечами и сказал:

— Ну что ж, если ты так считаешь.

Отец не сказал сыну больше ни слова и лег спать. Долгое время он не мог заснуть, а когда засыпал, то наверняка знал, что Ванбли Сапа еще бодрствует, беспокойно ворочаясь с боку на бок.

17
{"b":"30450","o":1}