ЛитМир - Электронная Библиотека

— Э, не-е-т, — протянул Седжуик, состроив недовольную гримасу. — В этих дьявольских оврагах сам черт сломает ногу. Помнишь, Дэйви, как нас угораздило забрести туда в прошлом году?

Дэйлмор закивал головой, улыбнувшись другу. Они были друзьями с детства. Оба родились в штате Огайо в городке Дейтон, жили на одной улице, ходили в одну школу. В гражданскую войну воевали в разных полках, но остались в армии и вот уже два года служили вместе. Дэйлмор всегда любил этого хрупкого блондина с синими, как весенний лед, глазами.

В последнее время Седжуик тосковал по дому, говорил другу, что часто видит сны, в которых мать зовет его к себе. Перед отправлением в экспедицию он был у полковника и попросил себе отпуск. Тот дал согласие, сказав, что сразу по возвращении из прерий капрал Седжуик получит отпускные бумаги.

— Ладно, поедем окольным путем, — решил Трауд. — Не хватало, чтобы мы добирались до форта на искалеченных лошадях.

Лейтенант тяжело вздохнул и замолчал. На душе у него было скверно. Он уже дважды возглавлял карательные экспедиции, и оба раза ему не везло. Убийца Пауни под носом у армии совершал свои подвиги и безнаказанно исчезал в прерии.

Несколько дней назад Брэйди нашел след ускользающего врага, но индейцы, заметив погоню, разбились на множество частей и скрылись.

— Этот военный вождь южных оглала — хитрая и опасная бестия, — произнес следопыт, когда лейтенант попросил его рассказать об Убийце Пауни. — Он и его воины за три года войны натворили много бед. Он — единственный из тетонов, кто находится в самых приятельских отношениях с вождями южных шайенов. Римский Нос, Высокий Бизон, Белая Лошадь — все они считаются его боевыми друзьями. Есть еще один шайен — Индюшиная Нога, так тот чуть ли ему не брат. Я подозреваю, что недавно мы гнались не только за Убийцей Пауни. Уж слишком много воинов было в той группе. Наверняка Индюшиная Нога снова разъезжает со своим приятелем.

— Ведь южные шайены должны были уйти в резервацию, за Арканзас, — вспомнил Трауд. — Черный Котел, их верховный вождь, уже давно там.

— Должны были, да не ушли, — осклабился Брэйди, обнажив в свете костра ряд потемневших редких зубов.

— За Черным Котлом пошли старики и те, кто не хотел сражаться за родную землю.

Вынув изо рта сигару, Дэйлмор заметил:

— У оставшихся с Римским Носом есть прекрасный пример для подражания — тот же самый Убийца Пауни, снующий по южным прериям, как не знающий усталости волк, грозные Красное Облако с Бешеным Конем, которые успешно дерутся на севере.

— Дэйви, ты забыл об их родственниках — северных шайенах, — вставил Седжуик.

— Конечно, — согласился Дэйлмор, — эти Маленькие Волки и Тупые Ножи — такие же наглые ребята, как и тетонские вожаки.

Он затянулся несколько раз и добавил:

— Кстати, Тобакко, ты не так давно был в форте Ларами.

Кивнув головой, старик выпустил струю коричневого сока, угодившую прямо на растущую вблизи ромашку.

— Как там дела на севере? — спросил сержант.

— Армия построила дорогу через страну тетонов — Боузменский тракт, — прочистив горло, сказал Брэйди.

— Что-о? — удивился Дэйлмор. — Так ведь эта дорога, должно быть, прошла через самые заповедные земли сиу, если не ошибаюсь.

— Не ошибаешься, Дэйв, — заверил старик. — Она протянулась от форта Ларами через Паудер Ривер и Биг Хорнс до золотодобывающих поселков в Монтане.

— Ну и как же реагировали вожди тетонов?

— Некоторые второстепенные личности подписались под договором о прокладке военной дороги, но Красное Облако и Бешеный Конь мечут громы и молнии и грозят открыть большую войну. Им есть отчего злиться. В ста семидесяти милях от Ларами построен форт Рено, на берегу реки Паудер, в пятидесяти милях от него в горах Биг Хорнс на притоке Лодж Пол Крика поднялся форт Фил Кирни. Еще дальше к северу возведено последнее укрепление — форт К. Ф. Смит.

— Быть большой войне, — покачав головой, предсказал Дэйлмор.

— И я так думаю, Дэйв, — согласился следопыт.

За разговорами незаметно наступили вечерние сумерки, в потемневшем небе зажглись миллионы звезд.

— Сегодня, мне кажется, можно уже обойтись без усиленной стражи, — сладко зевая, вспух размышлял Трауд.

— Индейцев мы не видели и, наверное, больше не увидим… Как думаешь, Тобакко?

— Кто знает, лейтенант, кто знает, — очередная темная струя покинула рот следопыта. — Не берусь предсказывать. Хоть я и знаком с обычаями краснокожих, жил с ними некоторое время, но всегда поражался тому, как они умеют появиться там, где их меньше всего ждут.

— Это что, комплимент краснокожим канальям? — улыбнулся Седжуик.

— Нет, сынок, — вздохнул старик. — Это истинная правда. Никогда не знаешь, то ли ты их преследуешь и являешься хозяином положения, то ли они… Мне думается, лейтенант, пора выставлять усиленную, как всегда, стражу и тушить помаленьку костры.

— Трэйси! Макдугал! Честер! — зычным голосом Трауд выкрикнул имена опытных кавалеристов. — Затушить костры!

— Есть, сэр, — отозвались солдаты в один голос.

Проследив, как слаженно и быстро они выполнили его команду, Трауд бросил официальным тоном:

— Капрал Седжуик!

— Да, сэр? — тот резво приподнялся на ноги.

— Определи первую, вторую и третью смены часовых. Стеречь лошадей отряди Честера с его первым взводом.

— Есть, сэр! — Седжуик повернулся и зашагал к солдатам.

Внезапный грохот ружейных выстрелов и неистовый рев боевого клича в следующее мгновение разорвали вечернюю тишину. Послышался зловещий свист пуль. Ошарашенные кавалеристы черными тенями заметались по стоянке.

— Первый взвод — держать лошадей! — заревел Дэйлмор. — Остальные — ложись!

В первые секунды нападения нельзя было разобрать, где позиции индейцев, откуда они вели стрельбу. Затем по вспышкам от выстрелов стало ясно, что они находятся на холмах, высившихся на расстоянии пятисот ярдов к востоку от стоянки.

Первый сержант, опытный воин, быстро понял, что необходимо предпринять. Он посоветовался с лежащим рядом Траудом и, получив от него добро, крикнул:

— Прекратить стрельбу!

Солдаты замерли на земле, ожидая дальнейших приказов.

— Стрелять по моей команде залпами! — голос Дэйлмора перекрыл ружейную пальбу индейцев. — По восточным холмам!

У большинства солдат были спрингфилды, заряжавшиеся с казенной части и стрелявшие одиночными патронами. Поэтому стрельба залпами была бы здесь наиболее эффективной.

После пятого залпа Дэйлмор отдал приказ не стрелять. Над берегом Френчмен Крика повисла такая же тишина, что и до начала индейского нападения, ибо и со стороны холмов не прозвучало больше ни одного выстрела. Видимо, индейцы отступили. И, как подтверждение этому, за восточными холмами послышался удалявшийся стук копыт.

Дэвид Дэйлмор шумно перевел дыхание.

— Как там с лошадьми, Честер? — обратился он к опытному кавалеристу, вставая на ноги и стряхивая с себя пыль.

— Кажется, все на месте, — из темноты раздался не совсем уверенный голос. — Нужно бы проверить.

Сержант направился к лошадям, но, не сделав и трех шагов, споткнулся о лежавшую на земле фигуру

— Черт возьми! — вырвалось у него. — Кто это здесь?

Он зажег спичку и наклонился. Неяркое колеблющееся пламя осветило бледное лицо капрала Седжуика, лежавшего на спине с раскинутыми в стороны руками. Тонкая струйка крови сочилась из маленькой дырочки в правом виске. В остекленевшем взгляде синих глаз не было жизни.

— О боже, Фрэнк!

Ноги у Дэйлмора подкосились, и он рухнул на колени перед мертвым другом. Его грудь затряслась от тяжких рыданий, из глаз брызнули слезы. Он жег одну спичку за другой, не отводя взгляда от дорогого лица. Вокруг собрались люди, храня молчание.

— Маленький Фрэнки совсем не мучился, — хриплый бас Тобакко Брэйди прозвучал неестественно громко в плотной тишине. — Это была мгновенная смерть.

Он опустился на колено и прикрыл убитому глаза.

— Успокойся, Дэйв. — Рука старика легла на плечо Дэйлмора. — Все мы ходим под богом. Конечно, трудно терять сослуживца, да к тому же лучшего друга. Но поверь, Фрэнки совсем не мучился.

2
{"b":"30450","o":1}