ЛитМир - Электронная Библиотека

— Здесь были ассинибойны, — сказал он, трогая пальцем голубые бусинки бисерного рисунка на мокасине.

— Когда они ушли отсюда? — спросил Дэйлмор. Юноша отбросил мокасин и присел на корточках перед давно потухшим очагом, изучая его глазами, пробуя на ощупь черную золу.

— Две, может быть, три недели назад.

— Куда?

— Это легко узнать, — уверенно произнес Ванбли Сапа, направляясь к своей лошади. — Тут жила целая кочевая община этих северных койотов. Скопище людей всегда оставляет за собой широкий след.

Молодой оглала говорил правду. Заметные следы от копыт лошадей и шестов повозок-травуа тянулись к северо-западу от покинутого лагеря. Прежде чем отправиться в этом направлении, Дэйлмор заметил с легкой долей иронии:

— Будем надеяться, что из тридцати кочевых групп именно община Ястребиного Клюва оставила эти следы.

Индеец пожал плечами, а затем, подумав, промолвил:

— Если нам повезет — хорошо, если нет, то придется брать в плен ассинибойна.

— Чтобы он поделился с нами кое-какими сведениями, не так ли?

— Конечно, — чуть улыбнулся юноша, тронув пятками своего крапчатого мерина.

Одинокий коршун медленно кружил над берегами Западного Поплар Крика. Этим он занимался давно. Проголодавшаяся хищная птица искала для себя хоть какой-нибудь добычи, но все напрасно. Коршуну изменила охотничья удача, ему не попались даже остатки падали, до которой он был большой охотник. И вот что-то на земле привлекло его внимание. Он начал снижаться.

По тропе, проложенной на правом берегу ручья, поросшем березняком и осинами, ехали два всадника. Разочарованная птица, впустую затратив силы на спуск, опять набрала прежнюю высоту для продолжения охоты.

Дальше к западу, недалеко от берега ручья, в можжевеловом кустарнике, серая волчица только-только улеглась, чтобы мирно подремать после сытного обеда. Она положила морду на передние лапы, и вдруг ее острый нюх уловил запах человека. Недовольно фыркнув, она поднялись с земли. Постояв немного на месте и убедившись, что двое всадников проедут вблизи нее, волчица углубилась в березовую рощу.

Еще дальше к западу, в густом березовом подлеске, почти вплотную подходившем к тропе, кормившийся молодыми побегами лось вскинул голову, услышав стук лошадиных копыт. Сильное животное знало, какую опасность несет с собой человек, но осталось недвижимо, надеясь на то, что всадники проедут мимо.

Также недвижим остался и краснокожий, преследовавший лося и лежавший теперь в считанных футах от него. Распластавшись на земле, Горная Пума, охотник из племени ассинибойнов, внимательно наблюдал за тропой. Давно преследуемая добыча — молодой лось — вылетела у него из головы. Он сразу понял, что два приближающихся всадника — не ассинибойны. Значит, враги! По мере того как они подъезжали ближе, голова индейского охотника опускалась все ниже, пока подбородок не коснулся прохладного мха. Его блестящие глаза впились в первого всадника. Секунда-другая, и ассинибойн уже знал, что перед ним злейший враг — тетон. На опознание другого всадника потребовалось еще меньше времени. Хоть он и одет был в тетонскую одежду, светлый цвет лица, борода и усы ясно говорили о том, что это бледнолицый, да еще с прирученным соколом на плече. Странная пара! Черные глаза ассинибойна сузились. А что если попробовать подстрелить их? С луком и стрелами он управляется отлично… Нет, слишком сильно волнение. В случае промаха ему придет быстрый конец, один вид зачехленного карабина бледнолицего отбивал всякую охоту рисковать.

Что же делать?.. Ну, конечно же ждать. Ждать, пока эта странная пара не удалится. А затем бежать. Нужно предупредить военного вождя. Он знает, как встретить непрошеных гостей.

Когда стук лошадиных копыт затих, ассинибойн медленно перевел взгляд с тропы на застывшего лося. Охотничий азарт вновь загорелся в его темном взоре. Не мог же он после утомительного выслеживания такой ценной добычи отказаться от нее. Естественно, нельзя будет унести с собой целого лося, но кое-что из его массивной туши он все же прихватит.

Горная Пума неслышно поднялся на ноги, сильно натянул тетиву, и через мгновение длинная охотничья стрела пронзила сердце зверя. Быстро зачехлив лук, он вытащил из ножен нож. Когда вырезанные печень, сердце, легкие и язык лося оказались в его охотничьей сумке, ассинибойн бросился бежать по едва заметной тропинке, что вилась до самого лагеря параллельно той, по которой ехали два незнакомца.

Горная Пума был молод, полон сил и выносливости. Несмотря на значительный вес сумки, он бежал легко. Шесть миль до лагеря он покрыл за считанное время, и только в конце пути к нему пришла усталость.

Уже когда охотник стал различать вьющиеся над родной деревней дымки от очагов, что-то заставило его оглянуться, и то что он увидел, его озадачило. Следом за ним вроде бы кто-то бежал. Он остановился, тряхнул головой и уставился на тропинку На этот раз она была такой же пустынной как и за все время бега «Видимо, показалось», подумал ассинибойн и возобновил бег.

За небольшим взгорком лежала деревня, растянувшаяся на несколько сот футов по западному Поплар Крику. Рядом с ней на обширном лугу паслись лошади и мустанги. По лагерю, как обычно сновали туда-сюда дети и своры индейских псов. Женщины готовили еду у костров, шили одежду, дубили шкуры.

Горной Пуме бросилось в глаза почти полное отсутствие взрослых мужчин. Обыкновенно в такие жаркие часы воины собирались кучками в тени вигвамов, чтобы неторопливо вести беседы, курить трубки и наслаждаться отдыхом. Теперь охотник видел лишь стариков да полдюжины, не больше, взрослых воинов. Одно было хорошо, что эти воины сидели кружком вместе с военным вождем.

Добежав до своего жилища и бросив женщинам охотничью сумку, Горная Пума торопливо подошел к мужской компании.

— Где воины? — подняв в приветствии руку, спросил он у военного вождя.

— Как твоя охота, Горная Пума? — спросил тот, игнорируя вопрос воина.

— Горная Пума убил лося. Его стрелы редко летят мимо.

— Это известно всем. Удача всегда с ним.

— Где воины, вождь?

Вождь с улыбкой взглянул на Горную Пуму.

— Не все же накота такие прекрасные охотники, как Горная Пума. Те, кто может сравниться с ним в этом, тоже сидят здесь. Остальные на бизоньей охоте. Сегодня утром разведчики принесли весть о том, что стадо бизонов появилось в долине Тополиного Ручья.

Горная Пума кивнул и заговорил:

— К нашему лагерю направляются два всадника. Тетон и бородатый бледнолицый, одетый в одежды тетонов.

— Что?! — в глазах вождя появился живой блеск.

— Да, они едут сюда.

— Какие у них намерения?

— Кто может знать.

— Их точно двое?

— Горная Пума не видел больше никого.

— Они вооружены?

— Да, и очень хорошо.

Вождь некоторое время молчал, потом произнес:

— Это неважно. С тобой нас будет семеро. Мы пойдем пешими

— Тетон — индеец, у него хороший слух, а лошади стучат копытами… Собираться у моего типи. Ступайте за оружием.

Глава 13

Дэйлмор и Ванбли Сапа не спеша ехали по широкой тропе, тянувшейся вдоль правого берега Западного Поплар Крика. Молодой оглала был впереди. Чуть откинувшись назад, для того чтобы излишне не напрягать тело, он внимательно следил за окрестностями Его глаза были в постоянном движении и редко задерживались на каком-либо определенном предмете больше нескольких мгновений. Порой, как опытная охотничья собака, он поднимал голову и, раздувая ноздри, принюхивался к знойному воздуху полдня Иногда он соскакивал с лошади и прикладывал ухо к земле

Дэйлмор видел все это и не мог не отдавать должное чуткой настороженности индейца.

Однако, несмотря на предпринятые меры предосторожности, лишь чистый случай помог им избежать катастрофы.

Глубоко проникнув на вражескую территорию они не могли себе позволить добывать еду с помощью огнестрельного оружия. А поскольку лук и стрелы Ванбли Сапы остались на месе, то единственным поставщиком пищи был Глешка. Крапчатый сокол охотился ловко и, самое главное, бесшумно.

26
{"b":"30450","o":1}