ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тетоны любят свою землю, и они не отдадут ее без боя.

— Поверь, Ванбли, вы землю полюбите еще больше, если станете ее возделывать. Тетонам нужно бросить охотиться и кочевать, и тогда земли хватит всем — и белым, и краснокожим.

Ванбли Сапа сделал гордое лицо. Доводы Дэйлмора легли на неблагодатную почву.

— Тетоны никогда не будут копаться в земле, как арикары или пауни… Они — вольный народ.

Дэйлмор сокрушенно покачал головой. Казалось бы, он говорил прописную истину, но все заключалось в том, что ее никто не хотел понимать: ни убеленные сединами вожди, ни такие, как Ванбли Сапа, молодые воины. Хотя он сознавал, что в словах юноши была своя правда. Нельзя так просто заставить кочевника сменить лассо на лопату.

— Ладно, — проговорил сержант, пожимая руку Ванбли Сапе, — каждый должен делать свое дело, и это только справедливо. Главное — не изменять себе… Прощай, дружище, и пусть твой Вакантанка всегда хранит тебя.

Дэйлмор прыгнул на спину вороного и ударом ладони по крупу пустил его вскачь. Сидевший на плече сокол расправил острые крылья, и казалось, что он летит над своим хозяином, оберегая его.

Спустившись в долину, Дэйлмор оглянулся. Высоко вдали, на самом крайнем уступе гранитной стены, стоял его молодой индейский друг, прижав правую руку к сердцу.

Глава 14

Дэйлмора, пока он ехал на вороном по главной улице Кинли, никто из города не узнавал. Даже те, кто хорошо был знаком с ним.

В таком экзотическом виде с ловчей птицей на плече его не признала бы и родная мать. Густая борода, отросшие до плеч волосы, тетонский праздничный наряд из оленьей замши изменили его внешность до неузнаваемости. Он мог сойти за следопыта, охотника на бизонов или капитана каравана, но только не за военного из форта Кинли.

Сам сержант, видя знакомые лица, старался не подавать вида. Ему всегда претило быть объектом всеобщего внимания. Тем более сейчас, когда все считали его давно погибшим. Всему свое время. Город заговорит о нем, и очень скоро, но он уже будет на пути к форту.

В свой следующий приезд в Кинли он без ажиотажа расскажет желающим, если таковые найдутся, о том, как остался цел.

Теперь же у него была одна цель — салун «Подкова», одно стремление — увидеть Леонору.

Подъезжая к салуну, он обратил внимание на сидящую на веранде фигуру. Развалившийся в кресле-качалке человек в надвинутой на брови серой шляпе самозабвенно пережевывал табак Его висячие желтые усы постоянно двигались в такт методично жующим челюстям. Время от времени эта работа на секунду замирала, и через перила в уличную пыль летела темная струя.

«Брэйди! — произнес про себя Дэйлмор. — Старая табачная душа!»

На его лице появилась улыбка. Уж кого-кого, а этого затянутого в изношенную кожу старожила границы он всегда был рад видеть. Узнает ли старик его?

Когда Дэйлмор спрыгнул с лошади и, привязав ее к коновязи, направился к ступенькам, Брэйди указательным пальцем сдвинул шляпу на затылок и бегло оглядел его. Взгляд старика скользнул по лицу сержанта и остановился на крапчатом соколе.

— Интересная у тебя птичка, приятель, — проговорил следопыт, не узнавая Дэйлмора. — Неужели приручил?

— Как видишь, Тобакко, — ответил сержант, едва сдерживая улыбку.

Изборожденное морщинами лицо Брэйди вытянулось.

— Мы, кажется, не знакомы… Что-то я запамятовал…

— Значит, надо возобновить знакомство. — Сержант подошел к старику и протянул руку. — Дэвид Дэйлмор.

Челюсти Брэйди словно свела судорога, рот широко раскрылся. Затем от уголков глаз и рта разбежались морщинки, и старик заулыбался.

— Разрази меня гром! — гаркнул он, вставая. — Дэйви, сынок, это действительно ты!

Они обнялись и долго хлопали друг друга по спине.

— Ах, господи, — изумлялся старик. — Ну надо же! Дэйлмор, и живой! — Он отстранил сержанта от себя. — Ведь тебя давно уже похоронили, сынок.

— Тогда я буду первым, кто вернулся с того света. — Сержант огляделся по сторонам. — Не хочу привлекать внимания, Тобакко. Зайдем в «Подкову».

День только начинался, и внутри не было ни одной души. Постояльцы гостиницы еще спали, а ранние посетители пока не пришли. Лишь за прилавком стоял незнакомый бармен.

Дэйлмор, опустив Глешку на спинку стула, присел за стол рядом со следопытом.

— Ну, рассказывай, Дэйви.

Едва сержант раскрыл рот, как по слегка поскрипывающей лестнице в зал спустился Тони Смайли.

— Доброе утро, Тобакко, — поздоровался он со следопытом и учтиво кивнул Дэйлмору.

— Рад тебя видеть, Тони, — произнес Дэйлмор, поднимаясь со стула.

Хозяин салуна какое-то время глазел на него, потом выдохнул:

— О боже, Дэвид! Неужели это ты?

Дэйлмор чуть покачал головой. Он понял, что ему предстоит выслушать массу подобных вопросов в ближайшем будущем.

— Перед тобой не призрак, Тони.

Ошеломленный Смайли перевел дыхание:

— Это просто невероятно

В течение получаса Дэйлмор рассказывал свою историю. Брэйди и Смайли слушали его с широко открытыми глазами. Когда он закончил, следопыт громко стукнул кулаком по столу.

— Этот чертов южанин!.. Он просто подлец! Расписывал здесь, как ты погиб, а мы ему верили… Крошка Леонора, она так плакала.

— Где она, Тони? — Дэйлмор посмотрел на Смайли. — Позови ее.

Хозяин салуна отвел лицо в сторону, его брови нахмурились.

— Она… э-э… Дело в том, что ее здесь давно уже нет.

— О чем ты, Тони? — в голосе Дэйлмора послышались тревожные нотки. — Где Леонора?

Смайли перестал смотреть по сторонам и прямо взглянул в глаза сержанту.

— Три недели назад она уехала на восток, к матери. Она ждала тебя, Дэвид, ждала несмотря ни на что. Но прошло столько времени…

К тому же сюда зачастил Фрейзер. Он увивался за ней, однако Леонора оставалась к нему холодна. В общем, ей здесь стало невмоготу, и она уехала.

Дэйлмор опустил голову. На душе у него скребли кошки. Он так надеялся увидеться с девушкой, которую полюбил. Нет, он не винил Леонору. Как можно винить ее, если между ними даже не было объяснения в любви? Дэйлмор уныло глядел в одну точку; пока Брэйди не хлопнул его по плечу.

— Ну, довольно раскисать, — гаркнул он. — Ты жив, и это главное. Леонора уехала? И что ж, разве ее нельзя вернуть? — Старик широко улыбнулся: — Всего каких-нибудь пару слов по телеграфу, и она прилетит сюда на крыльях, или я не Тобакко Брэйди!

— В самом деле, Дэвид, — поддержал его Смайли. — Не к чему печалиться. Клянусь, сестра вернется, если узнает, что ты жив и здоров… Давай-ка я схожу за пером и чернилами.

Пятью минутами позже Тони Смайли оставил перо в чернильнице. Перед ним лежал белый лист бумаги с несколькими словами, которые продиктовал ему Дэйлмор: «Леонора, приезжай в Кинли. Я жив и люблю тебя. Дэвид».

Когда Дэйлмор подъехал к дубовым воротам форта и попросил открыть их, нескладный высокий часовой перегнулся через ограду вышки и потребовал густым басом:

— Кто ты и по каким делам, незнакомец?

Сержант без труда узнал в часовом рядового Брэкстренриджа, самого длинного новобранца из последней партии.

— Ты не признал меня, Джошуа? Ну, погоди! За это ты протянешь на плацу свои журавлиные ноги!

У солдата из рук едва не выскочила винтовка, когда до него дошло, что это первый сержант Дэйлмор. В следующую секунда по всему периметру форта загремел его зычный голос:

— Ребята, скорей сюда! Сержант Дэйлмор стоит у ворот!

Форт захлестнула суета. Слышались недоуменные возгласы и вопросы, топот ног и хлопанье дверей.

Не успел Дэйлмор сойти с лошади и посадить Глешку на луку седла, как ворота распахнулись, и он оказался в кругу возбужденных кавалеристов. Ему приятно было вновь видеть знакомые лица подчиненных, их откровенную радость. Он обнимал их как братьев, шутил по поводу своего чудесного «воскресения», не забывая уделить хоть долю внимания каждому. Вопросы сыпались со всех сторон, как из рога изобилия.

29
{"b":"30450","o":1}