ЛитМир - Электронная Библиотека

Трауд приказал принести одеяло, и им накрыли еще не остывший труп. Дэйлмор сбросил с плеча руку следопыта и, приподнявшись, зашагал в темноту.

— Куда он направился? — спросил тревожно лейтенант.

— Пусть побудет наедине с самим собой, — сказал Брэйди. — Это облегчит ему сердце.

— Есть ли шансы довезти тело Фрэнка до форта в нормальном состоянии?

Тобакко Брэйди поскреб подбородок и с сомнением в голосе произнес:

— Едва ли, из-за этой проклятой жары.

Глава 2

Майор Джордж Кларк, высокий подтянутый офицер с чисто выбритым узким лицом, налил себе прохладительного напитка и, встав из-за стола, подошел со стаканом к высокому окну канцелярии. Перед его взором открылась обычная рутинная картина: на плацу шли учения, в глинобитных открытых конюшнях чистили лошадей, под тенью нескольких невысоких берез, недавно высаженных в форте, за карточной игрой сидели капитан Черч и лейтенант Трауд — еще двое военных, составлявших жидкий офицерский корпус форта Кинли. Все как день, неделю, месяц и год назад. Это, конечно, рутина, но рутина военного образца, а оттого менее утомительная для человека, который командовал горсткой людей в одном из дальних форпостов американской цивилизации. Он знал, что наряду с боевыми походами и разведывательными акциями его будут ждать скука и отсутствие развлечений.

Майор Джордж Кларк стал тем, кем хотел быть, а остальное не имело большого значения.

Он пригубил из стакана и закрыл глаза от наслаждения. Холодный лимонад был одним из немногих удовольствий на границе в жаркое время года, и он умел смаковать его. До его слуха доносились громкие четкие команды сержанта Кенни Фрейзера, занимавшегося с солдатами на учебном плацу. Майор устремил на него взгляд и одобрительно закивал головой. Мягкое произношение выдавало во Фрейзере уроженца южных штатов, точнее — Техаса, но совсем не мягким было его обращение с подчиненными. Солдатам доставалось от этого бывшего конфедерата: он не терпел ни лени, ни плохого отношения к делу, редко и очень редко бывал милосердным и снисходительным. Между собой и рядовыми солдатами он удерживал нужное расстояние, никогда не позволяя ему сокращаться. Словом, южанину не хватало доброжелательности, непосредственности, простых человеческих качеств, которыми был наделен первый сержант Дэйлмор.

Но Фрейзер от носков сапог до широкополой шляпы был настоящим солдатом, любящим военную жизнь, и это главное.

«Большая удача — иметь под рукой в форте пару таких опытных ребят, как эти сержанты, — подумал майор, — хотя они и не друзья. Более того, я слышал, у них в последнее время натянутые отношения из-за появившейся в городке девчонки.»

— Где, кстати, Дэйлмор? — вслух произнес Кларк, обшаривая глазами весь форт. — А-а, вон он! Дэйлмор неподвижно сидел в тени конюшни, понурив голову. Прошло два месяца с того дня, как эскадрон «Б» вернулся в форт Кинли после той неудачной экспедиции. Убийца Пауни, совершив ночное нападение у Френчмен Крика, снова исчез в прериях. Б результате погиб лишь один человек — капрал Седжуик — и трое солдат получили незначительные ранения.

Дэйлмор наотрез отказался хоронить своего лучшего друга как бродягу в никому не известном месте. Тело Седжуика, несмотря на жару и расстояние, все же было доставлено в форт и соответствующим образом предано земле на армейском кладбище. С тех пор Дэйлмор был сам не свой. Он постоянно грустил, хандрил и этому не было конца. Офицеры щадили его чувства, оградили от всяких важных дел, понимая, какую потерю понес сержант

Пока Кларк смотрел на Дэйлмора, к нему зашел Трауд. Он отсалютовал и произнес:

— Сэр, я хотел бы знать, что вы будете есть сегодня на обед? Я иду на кухню.

Майор допил лимонад и торжественным голосом произнес:

— Заливную рыбу, печень трески, пирог с индюшатиной и галлон шампанского!

Лейтенант округлил глаза и приоткрыл рот.

— Ну что ты, Трауд! — рассмеялся Кларк. — Я пошутил. — Он вздохнул и сказал:

— Пусть повар готовит на свое усмотрение из наших скромных запасов.

Лейтенант собрался уходить, но Кларк указал ему на стул.

— Садись, Трауд, налей себе лимонаду и ответь мне, не пора ли Дэйлмору кончать с этими поминками по Седжуику? Он все-таки солдат.

— Не знаю, сэр, — пожал плечами лейтенант. — В конце концов, его можно понять.

Черные густые брови майора нахмурились.

— Ты обвиняешь меня в сухости?

— Что вы, сэр, я не хотел вас обидеть. Просто я иногда ставлю себя на место первого сержанта, и, поверьте, мое сердце обливается кровью.

Майор кивнул и, пригладив ухоженные усы, обронил:

— Я слышал, он дал клятву прирезать сотню сну и украсить могилу Седжуика скальпами?

— Это скорее казарменные шутки наших молодцов, сэр. Не похоже, чтобы Дэйлмор давал такие кровожадные обещания. Не в его это характере, хотя и убит его друг. Мне он только сказал, что отныне будет участвовать в каждой экспедиции против индейцев. И ведь это понятно. А разговоры о море крови и куче скальпов — преувеличение.

— Совсем неизвестно, как скоро он отправится на охоту за краснокожими дьяволами, — сказал Кларк, наполняя свой стакан лимонадом. — Ведь заключено это проклятое перемирие.

Всего полторы недели назад к западу от форта Кинли на станции Платт Сити состоялись переговоры между правительственной комиссией и индейцами. Белых членов комиссии возглавлял сам генерал Шерман индейскую сторону представляли не менее колоритные фигуры — Убийца Пауни, Индюшиная Нога, Крапчатый Хвост, Человек, Боящийся Своих Лошадей, Стоящий Лось, Быстрый Медведь. Ничего конкретного не достигнув, участники переговоров согласились встретиться еще раз в ноябре в форте Ларами, а до тех пор приостановить военные действия.

Джордж Кларк получил уведомление, в котором ему предписывалось продолжать нести гарнизонную службу без каких-либо попыток нарушить перемирие.

— И чем же вывести его из этого оцепенения? — размышлял Кларк. — Может, дать ему задание съездить в городок за провизией? А там, глядишь, красотка Леонора поможет сержанту прийти в себя.

В форте часто ходили разговоры о том, что Дэйлмор отлучается в городок Кинли не только за тем, чтобы пополнить запас сигар. Говорили, что он не прочь лишний раз поболтать с Леонорой Смайли, которая месяцев восемь назад прибыла с Востока на помощь своему брату, хозяйничавшему в салуне «Подкова».

— Если хотите знать, сэр, — сказал Трауд, — это даже нельзя назвать простым ухаживанием. Между ними ничего не было и нет. Может быть, они и питают друг к другу симпатию, но никто ни разу не видел, чтобы кто-то из них потерял голову.

— Мне известно, что Леонора приглянулась Фрейзеру, — заметил Кларк. — Похоже, складывается любовный треугольник.

Лейтенант улыбнулся и произнес:

— У Кенни мало шансов. Ему легче обломать рога быку, чем пофлиртовать с женщиной.

— Ладно, хватит об этом, — махнул рукой майор и, отойдя от окна, присел в кресло. — Нужно придумать, что нам делать с Дэйлмором.

— А что тут придумывать, сэр, — после некоторого молчания раздался голос Трауда. — Завтра прибывает группа новобранцев, и пусть Дэйлмор с Фрейзером займутся их воспитанием.

— Ну вот и прекрасно! — воскликнул Кларк, подвигая к себе бутылку лимонада.

Перед выстроившимися на плацу двумя десятками новобранцев стоял весь офицерский и сержантский состав форта Кинли — всего шесть человек, включая капрала Эда Честера, унаследовавшего и место и звание убитого Фрэнка Седжуика. Хорошо поставленным голосом, чеканя слова, майор Кларк уже несколько минут объяснял молодым солдатам разницу между гражданской и армейской жизнью.

— Забудьте о том, что вы когда-то лодырничали, пьянствовали и дебоширили. Все это, я надеюсь, осталось в прошлом. Теперь вы солдаты, влившиеся в тесные ряды доблестной американской кавалерии. За уклонение от возложенных на вас обязанностей, за нерадивое отношение к делу, за трусость и неподчинение приказам вас ждут тяжкие наказания. Я это говорю затем, чтобы вы сразу поняли, что в армии царят железный порядок и послушание. Это, конечно, в первую очередь относится к тем из вас, кто приравнивает службу к увеселительной прогулке по душистой прерии. Но, я полагаю, они скоро поймут, что это далеко не так. — Майор бросил красноречивый взгляд на двух сержантов-великанов, хмуро осматривающих новобранцев. — И еще. Кому-то из вас может прийти в голову мысль вернуть все на круги своя, кто-то посетует на себя за то, что погорячился, когда откликнулся на призыв армии, и попробует в одну из темных ночек перевалить через стены форта. — Кларк сделал запланированную паузу и продолжил в полной тишине:

3
{"b":"30450","o":1}