ЛитМир - Электронная Библиотека

Майор вновь заходил по комнате с нахмуренным лицом. Затем, вплотную подойдя к сержанту, произнес:

— Честный бой, говоришь… Так возьми эскадрон «Б» и прикончи Убийцу Пауни в таком бою!.. Если найдешь его, черт побери!

— Получите ваш револьвер, сэр, — Дэйлмор протянул майору его личное оружие.

Кларк грубо схватил кольт и, чертыхнувшись, воткнул в кобуру.

Прежде чем отправиться в прерии, Дэйлмор вверил Глешку попечению нового повара, Эркюля Трамбле, тому самому французу-новобранцу, из-за которого произошла первая драка сержантов.

Как и следовало ожидать, экспедиция эскадрона «Б» против клана Убийцы Пауни завершилась неудачно То теряя, то вновь находя след отступавших индейцев, измотанные бесконечной погоней кавалеристы в последних числах августа вернулись в форт.

Первый сержант Дэйлмор, уставший и обозленный неудачей, мог винить кого и что угодно, только не своих солдат. Эти люди душой и телом были с ним. Они целыми днями не сходили с коней, разделяя желание сержанта найти краснокожих и завязать бой. Но оглала были прирожденными кочевниками, и если им нужно было измотать Длинных Ножей, то они с этим справились вполне.

Приведя себя в порядок, Дэйлмор пришел к Кларку с рапортом. Майор, потягивая свой излюбленный лимонад, указал ему на стул. Дэйлмор сел.

— Ну, сержант, вижу по твоему лицу, что тебе не только не удалось прикончить Убийцу Пауни, но даже догнать его, — сказал Кларк сухо.

— Да, сэр, мне не повезло.

— Куда они направились?

— На запад. Преследуя Убийцу Пауни, мы наткнулись на одинокого индейского старика. Он умирал то ли от болезни, то ли от старости. Я поговорил с ним. Он сказал мне, что Убийца Пауни повел своих людей к Капа Кахака. Это какой-то ручей. Переводится как Бобровая Ветка.

— И где же этот Капа Кахака?

— Старик перед смертью решил немного повеселиться. Он сказал, что знает, как называют этот ручей белые, но никогда не признается Длинным Ножам. Еще сказал о том, что в том месте Убийца Пауни подождет своих друзей, южных шайенов, чтобы потом вместе идти на форт Кинли.

— Нельзя допустить этого, — заявил майор. — Необходимо найти этот ручей… Как его, Бобровая Ветка?.. Я свяжусь с другими фортами, а ты, Дэйлмор, поезжай в город. Должен же кто-нибудь знать английское название ручья.

Первый сержант отдал честь и тронулся было к выходу, но голос майора остановил его.

— Постой, Дэйлмор! К чему все эти затеи? У нас есть тот, кто отлично знает, где течет Бобровая Ветка.

— Кого вы имеете в виду?

— Тащи-ка сюда нашего краснокожего пленника.

— Вы правы, сэр. Сейчас приведу его.

Через десять минут индеец стоял перед командиром форта со связанными за спиной руками. Это был молодой человек лет двадцати семи — тридцати, с правильными чертами лица и гибкой, атлетической фигурой. Длинные черные волосы были заплетены в две толстые косы, спускавшиеся ему на обнаженную мощную грудь. Мягкие кожаные легины и мокасины — вот из чего состояли его одежда и обувь, изготовленные заботливыми руками индеанки. Дэйлмору сразу бросилось в глаза, что молодой человек сильно походил на своего отца, Убийцу Пауни. Несмотря на потерю свободы и неизбежные для гордого кочевника переживания, в его открытом взгляде не было ни печали, ни подавленности, лицо оставалось бесстрастным.

Майор оценивающе глядел на индейца, а тот смотрел прямо перед собой, на обитые деревянной планкой стены.

— Сержант, пусть язычник сначала назовет свое имя, — обратился к Дэйлмору Кларк. — Клянусь, что-нибудь не менее устрашающее, чем у отца.

— Его имя — Викмунка Охаза, сэр. По нашему — Радужная Тень.

— Ах, да! — Майор наморщил лоб и махнул рукой. — Ты же говорил с Убийцей Пауни… Н-да, я ошибся, весьма поэтичное имя. Ну что ж, скажи ему, чтобы не был упрямым и неразговорчивым.

Дэйлмор не забыл уроки Хинакаги Нто. Слова на лакота лились плавной журчащей речью. Индеец все понял, но на его неподвижном лице не дрогнул ни один мускул.

— Я перевел, сэр, — сказал сержант.

— Вижу, что перевел, и вижу также, что он даже не повел бровью. Ладно, спроси, где тот богом забытый ручей.

Снова зажурчала индейская речь в исполнении сержанта. Радужная Тень окинул его равнодушным взглядом и ответил односложно.

— Он не знает, сэр, — покачал головой Дэйлмор.

Умиротворенное выражение на лице майора исчезло.

— Скорее, забыл. Эти язычники до глубокой старости сохраняют ясность мысли и добрую память. А этот просто забыл, тоскуя по тем местам, где, может быть, течет Бобровая Ветка. — Он резко взмахнул рукой. — Дэйлмор, сделай так, чтобы он быстро все вспомнил. Выбей из него дурь!

Приказ майора был ясен и понятен. Как множество раз в прошлом, Дэйлмор, не задумываясь, подчинился. Железный кулак его вонзился в живот индейца, потом еще и еще.

— Отлично, Дэвид! — поощрил Кларк. — Отделай язычника как следует.

Снова сержант нанес удар, теперь прямой, в лицо. Радужная Тень отшатнулся, прижавшись к стене. Его рассеченные губы обагрились кровью, и он начал сплевывать ее на пол.

Дэйлмор шагнул вперед и занес кулак для очередного удара, но тут увидел выражение глаз краснокожего. В них горели ненависть и отвага, смешанные с бесконечным презрением. Это были глаза свободного человека, волею случая оказавшегося за решеткой. Это были глаза наследственного вождя, стойкого, бесстрашного, презирающего насилие.

У Дэйлмора опустились руки, он в недоумении поглядел на майора.

— Сэр, видите ли… я… не буду бить индейца.

— Что я слышу, Дэйлмор?.. Мне, наверное, показалось… Ну, ну, продолжай начатое.

Дэйлмор замотал головой.

— Я не буду избивать краснокожего, сэр. Просто не могу.

Майор оцепенел в своем кресле-качалке, затем стремительно поднялся на ноги и подошел к сержанту.

— Ну, дорогой, это уж слишком! Ты отказываешься выполнить мой приказ?

Дэйлмор неуверенно посмотрел на офицера и сказал глухим голосом:

— Я не знаю… То есть, я не смогу выполнить приказ.

Майор зацокал языком и, выглянув в коридор, крикнул:

— Позвать сюда капрала Честера!

Пока вестовой бегал за капралом, в канцелярии было тише, чем в приемной президента Соединенных Штатов.

Наконец послышались быстрые шаги, и в комнату вошел коренастый рыжеватый янки, один из самых опытных кавалеристов форта Кинли.

— Да, сэр! — выпалил он, став перед майором навытяжку.

Тот похлопал его по полечу, позволяя расслабиться, и ледяным тоном обратился к Дэйлмору:

— Ты отказался выполнить приказ, парень. Это очень и очень плохо. За это ты понесешь заслуженное наказание. И вообще, с тех пор как ты вернулся из Черных Холмов, я перестал узнавать тебя, Дэйлмор… Кажется, я поторопился с переводом Фрейзера в полк Кастера. Теперь я понимаю, что перевести следовало тебя… Доброта и мягкость к краснокожим недопустимы в армии, тем более неподчинение приказу.

Майор, заложив руки за спину, несколько раз прошелся по комнате. Остановившись у окна, не оборачиваясь, он внятно и не слеша проговорил:

— Ты разжалован, Дэйлмор… Первый сержант Честер, рядовой Дэйлмор получает пять суток ареста. Подготовь для него местечко в нашей скромной тюрьме. По соседству с краснокожим, которого он так жалеет.

Выходя из канцелярии, Дэйлмор не чувствовал себя слишком расстроенным. В конце концов он заслужил то, что заслужил. Майор Кларк здесь только поставил его на место, и все. Скорее даже, он покидал канцелярию с легким сердцем, ибо известие о переводе Фрейзера порядком согрело ему душу.

Глава 16

В центральных прериях наступил октябрь, по-индейски — месяц Падающих Листьев, с его серыми короткими днями, промозглыми ночами и частыми пыльными бурями, прилетающими из ниоткуда, уносящимися в никуда и оставляющими на почве по ходу своего следования всяческие изменения.

Произошли перемены и в пограничном противостоянии между краснокожими и белыми. Красное Облако и Тупой Нож заставили-таки военных убраться из трех ненавистных фортов на Боузменском тракте. Обширная долина реки Паудер, изобиловавшая растительностью и богатая дичью, осталась за многочисленными племенами сиу, северными шайенами и арапахо. В этой части прерий отныне хозяйничали только краснокожие аборигены. Белые могли похвастать лишь тем, что в схватке на Бичер Айленд нашел свой конец великий возмутитель спокойствия, храбрый и неукротимый Римский Нос из южных шайенов. Вместе с воинами Убийцы Пауни он не смог прорвать заслон окопавшихся следопытов майора Форсайта и геройски погиб.

33
{"b":"30450","o":1}