ЛитМир - Электронная Библиотека

Они почти добрались до берега Уошито, когда на плечи сержанта опустилась петля лассо. Прежде чем упасть с лошади и провалиться в беспамятство, он успел увидеть мелькнувший приклад карабина, нацеленный в голову Ванбли Сапе.

Лежа на холодном снегу, обдуваемый пронзительным ветром, Дэйлмор быстро пришел в себя. Звуки битвы затихали в нижнем течении Уошито. Рядом слышалась индейская песня смерти — ее тянул сидевший напротив Ванбли Сапа. Дэйлмор привстал на колени и обвел взглядом окруживших их кавалеристов, среди которых стояли ухмыляющийся Фрейзер и хмурый Кларк.

— Что это ты надумал, сержант? — резкий голос майора не предвещал ничего хорошего. — Зачем тебе понадобилось спасать краснокожего?

Дэйлмор молчал, собираясь с мыслями. «Я все, все объясню, — вертелось в его сознании. — Кларк должен понять».

— Сэр, — начал он, — этот индейский юноша — мой друг. Помните, я рассказывал вам о том, как он вместе со своим отцом выходил меня в Черных Холмах?

— Хватит делать из меня дурака, Дэйлмор! — свирепея, рявкнул Кларк. — Какой друг?! Какие Черные Холмы, когда здесь земли шайенов и команчей?!

Сержант расстроенно покачал головой, пытаясь отыскать нужные слова. В его сердце начал помаленьку закрадываться страх за жизнь Ванбли Сапы.

— Дело в том, что мать юноши — шайенка..

— Довольно! — в голосе Кларка зазвенел металл. — Довольно, черт побери!.. Мне надоело твое вранье! Мне осточертело твое поведение! И, клянусь, опротивел ты сам!

— Сэр, если вы не верите, — Дэйлмор ухватился за последний довод, — спросите у Брэйди. Он скажет, что…

— Заткнись! — брызнул слюной майор. — И встать, когда к тебе обращается офицер!

Сержант не без труда поднялся на ноги и уставился на майора.

— Фрейзер был молодчиной, сразу не прикончив краснокожего, — в тоне Кларка смешались злоба и ехидство. — И он мне подал замечательную мысль. Сейчас мы увидим маленькое представление. Сейчас ты, Дэйлмор, возьмешь в руки свой винчестер и сам прикончишь нашего краснокожего.

— Нет, сэр! — взмолился обескураженный сержант.

— Да! Ты сделаешь это или, клянусь всеми святыми, тебе не поздоровится!.. Фрейзер, вручи сержанту его винчестер!

Следующая сцена была бурной и неожиданной. Казалось, в Дэйлмора вселился дьявол. Одним прыжком он оказался рядом с майором. Еще мгновение, и острие выхваченной им сабли коснулось шеи Кларка.

— Всем бросить оружие на землю! — твердо приказал он, выводя Кларка из солдатского круга.

Ошарашенные кавалеристы тут же избавились от карабинов. Один Фрейзер еще раздумывал.

— Кенни, если ты сейчас не выкинешь оружие, я проткну горло майору.

Южанин остался стоять на месте с винчестером в руках и своим карабином за плечом. Дэйлмор сделал едва заметное движение острием сабли, и тонкая струйка крови поползла вниз по шее майора.

— Фрейзер, выполняй то, что он говорит, — свистящий шепот Кларка был почти не слышен.

Фрейзер разразился проклятием, но подчинился.

Где-то в нижнем течении Уошито звучали выстрелы, здесь же повисла оглушающая тишина. Ее нарушил голос Кларка:

— Дэйлмор, ты безумец. Пусть ты прикончишь меня, но тут солдаты. Тебе не выжить.

— Я вам советую помалкивать, — отрезал сержант и крикнул: — Приведите сюда лошадь майора! — Когда приказание было выполнено, Дэйлмор повернулся к индейцу:

— Ванбли, садись на этого быстроногого красавца и скачи отсюда. Ему нет равных. И помни, Тэ-ви-то никогда не бросает друзей в беде.

Юноша поднялся с земли и медленно пошел к лошади. Оглянувшись, он кинул взгляд на сержанта.

— Ну же! — заревел Дэйлмор.

Ванбли Сапа прыгнул в седло и рванулся вперед, среди грохота копыт раздался его громкий голос:

— Спасибо, Тэ-ви-то! Ты мой друг навеки!

Дэйлмор подождал, пока стук копыт не затих вдали, а затем бросил саблю со словами.

— Ваш черед распоряжаться, сэр. Я сделал то что обязан делать любой уважающий себя мужчина. Я спас жизнь другу

— Зато потерял свою. — Отскочив от сержанта, майор выхватил кольт из кобуры.

Какие-то несколько мгновений в нем шла борьба. Она закончилась тем, что Кларк водворил револьвер на место

— Потеряешь, я имею в виду, — он пытался говорить спокойно, но голос его заметно дрожал — За нападение на командира, за оскорбление его чести, за все.. Тебя ждет трибунал, Дэйлмор.

Вслед за этим Кларк подошел к нему, сорвал с его рукавов сержантские нашивки, снял сабельные ножны и отстегнул ремень

— Для начала ты разжалован и разоружен. — Он оглядел окружающих кавалеристов остановил взгляд на сутулой длинноногой фигуре теннесийца. — Брэкстенридж, до особых распоряжений ты отвечаешь за бывшего сержанта. Возьми это. — Майор бросил солдату ремень и саблю. — И это. — Его рука указала на лежавший в снегу винчестер. — Отведешь на взгорок и будешь стеречь его, сколько потребуется.

Взяв чью-то лошадь, он вскочил в седло и приказал Фрейзеру:

— Кенни, со всеми этими людьми поезжай к индейскому табуну. Краснокожие могут попытаться угнать его.

Пришпоренная лошадь рванула с места по направлению к арапахскому лагерю. Через пятьдесят ярдов Кларк остановил ее и обернулся.

— Кенни! — выкрикнул он. — Я вот о чем. Приставь к Брэкстенриджу еще одного солдата.

Лошадь возобновила скачку, и вскоре Кларк исчез из виду.

Глава 21

Проводив взглядом ускакавшего майора, Фрейзер с ухмылкой приблизился к Дэйлмору.

— Ну что, допрыгался? — его тон был издевательским. — Жаль, майор пожалел на тебя пулю… А я ведь понял, что ты спасаешь индейского дружка…

— Ты всегда был сволочью, Кенни.

Фрейзер отреагировал мгновенно. Его правый кулак рассек воздух и вонзился в губы Дэйлмора. Сплюнув кровь, тот подался вперед, но в руке южанина уже поблескивал револьвер.

— Одно движение, и ты покойник. — Фрейзер выразительно поводил револьвером, намекая, что в любую секунду готов пустить его в дело. — Ты еще не вспомнил моих слов, которые я говорил тебе там, в Черных Холмах?.. Открой уши и слушай, защитник грязных дикарей! — Он выдвинул челюсть, шипящие слова просачивались сквозь сжатые зубы словно змеиный яд. — Знай, не было никаких индейцев. Я просто оставил тебя подыхать. Тогда тебе повезло. Не думаю, что удача будет на твоей стороне и на этот раз. Вот так-то.

Держа пленника на мушке, Фрейзер отступил и взобрался на свою чалую лошадь.

— Томпсон, составь компанию длинноногому, — обратился он к крупному, кряжистому солдату с дубленым лицом, похожим на прокопченый бизоний окорок. — Смотри, чтобы все было о'кей, иначе я своими собственными руками сдеру твой паршивый скальп!

Возглавляемые им кавалеристы повскакали на лошадей и поехали к западному лугу, где был собран шайенский табун Томпсон взял карабин на изготовку, угрюмо пробасив:

— Пошли, сержант. Нам сказано охранять тебя, и если ты попытаешься сбежать, получишь пулю.

Дэйлмора повели к восточной окраине сгоревшей индейской стоянки. Повсюду лежали припорошенные снегом трупы шайенов, в основном женщин и детей, вперемешку с погибшими кавалеристами. Его усадили на один из многочисленных валунов, разбросанных по вершине невысокого взгорка. Томпсон с Брэкстенриджем также присели на валуны по обе стороны от Дэйлмора.

Брэкстенридж не спеша набил трубку, закурил и с печалью в голосе сказал:

— Жаль Чейни, сержант. Он был моим другом с самых первых дней в Кинли.

— Он был добрым малым и исполнительным солдатом, — кивнул Дэйлмор.

— Чейни уважал вас, сержант. Даже, можно сказать, любил. Как человека и командира. Поэтому предназначавшаяся вам стрела угодила в него.

— Сколько бы мне не осталось жить, я всегда буду помнить маленького отважного Чейни, Джошуа.

Брэкстенридж вздохнул, нахмурив брови:

— Может, майор смягчится?

— Ты не видел его глаз, Джошуа. Мне нет прощения.

Солдат несколько раз глубоко затянулся и посмотрел на Дэйлмора каким-то особенным, теплым взором.

41
{"b":"30450","o":1}