ЛитМир - Электронная Библиотека

Неожиданно он столкнулся нос к носу с лейтенантом Траудом у угла конюшни.

Последовала короткая сцена молчания.

— Что там произошло у вас с Фрейзером? — спросил лейтенант, подозрительно всматриваясь в потное лицо сержанта. — Мне сказали, что вы повздорили на плацу.

Дэйлмор молчал, поглядывая в сторону.

— Где он? — резко спросил Трауд.

— Там, где и хотел быть, — спокойно сказал Дэйлмор. — В пыли за конюшней.

Лейтенант покачал головой и, заглянув за угол конюшни, убедился, что первый сержант говорит правду.

— Приготовься к разговору с Кларком, — сказал он. — А пока иди к новобранцам и размести их в казармах.

Справившись с поручением лейтенанта, Дэйлмор сел на порог казармы и закурил сигару. В это время из-за конюшни показался очухавшийся от продолжительного нокаута Фрейзер, которого поддерживали двое старослужащих. Увидев Дэйлмора, Фрейзер отшвырнул от себя солдат и неуверенной походкой направился к нему.

— В следующий раз в пыли будешь валяться ты, — зло бросил он, потирая ушибленное распухшее ухо. — Это я тебе обещаю.

— Не раздавай обещаний, которые тебе, может быть, никогда не удастся выполнить, — усмехнулся Дэйлмор.

Голос Трауда не позволил продлиться столь «мило» начатой беседе.

— Первого сержанта Дэйлмора требует майор!

Дэйлмор выбросил сигару, поднялся на ноги и прошел мимо Фрейзера, ощутив на себе его испепеляющий взгляд.

Кларк встретил его с нахмуренными бровями, оставив стоять у дверей.

— Я не знаю, кто из вас прав, а кто виноват. — Тон майора был сухим, как лист клена в октябре. — Но я не позволю, чтобы у меня в форте два старших сержанта избивали друг друга на глазах у солдат.

— Мы дрались за конюшней. Нас никто не видел…

— Помолчи, Дэйлмор!.. Вас никто не видел?! Да все знали, что вы пошли за конюшню махать кулаками!

Дэйлмор пожал плечами.

— Сэр, вы знаете характер Фрейзера. Он вывел меня из терпения.

— Ладно, расскажи, что произошло.

Дэйлмор рассказал обо всем, что случилось после того, как офицеры покинули плац.

Майор доверял своему первому сержанту. Он знал, что тот станет говорить правду в любом случае, даже тогда, когда она может как-то повредить ему. После того как Дэйлмор закончил, голос майора зазвучал мягче, в нем преобладали отеческие нотки.

— Ну хорошо, сержант. Произошла драка, и черт с ней. Только я предупреждаю: больше никаких столкновений!.. У меня будет отдельный разговор с Фрейзером. Я обещаю, что зачинщик будет разжалован, если я узнаю о следующей потасовке.

Кларк присел в кресло и закурил сигарету.

— Теперь вот что. Мне надоело смотреть на твое кислое лицо. Седжуика не вернуть. Он погиб на войне, и здесь ничего нельзя изменить. Я даю тебе увольнительную на три дня. Поезжай в городок и развейся там. В конце концов все мы солдаты, и окунуться лишний раз в гражданскую жизнь совсем неплохо. Сегодня у нас пятница?.. В понедельник я жду твоего возвращения в форт.

Глава 3

Город Кинли расположился на северном берегу Платт Ривер. Это был точный двойник десятков других пограничных городков, выросших вдоль железнодорожного полотна, с их бревенчатыми домами и салунами, пыльной главной улицей и кладбищем чуть поодаль. История Кинли насчитывала всего лишь несколько лет, и никто не знал, сколько она еще продлится, ибо подобные населенные пункты нередко начисто лишались всех своих жителей, которые уходили дальше на запад в поисках лучшей доли, пытаясь осуществить вечно ускользающую «американскую мечту».

Дэйлмора в Кинли не было около трех месяцев, но здесь ничего не изменилось. Подъезжая на своем гнедом жеребце к городку, он видел, как мимо промчался поезд с громким перестуком колес, как поднималась пыль от снующих туда-сюда фургонов, как толпился народ у дешевых салунов. Обычные картинки повседневной жизни маленького, затерянного в бесконечных прериях пристанционного поселка.

Пока Дэйлмор ехал по Мэйн-стрит, с ним поздоровались трое или четверо знакомых жителей. Перед салуном «Подкова» он спрыгнул с жеребца и привязал его к коновязи, где уже стояли несколько лошадей. Он собирался подняться по ступенькам, когда с дальнего конца улицы до его слуха донесся громкий стук копыт. Он задержался, заинтересовавшись приближающейся группой. Ее возглавлял тучный круглолицый всадник в шляпе с широченными полями. За ним скакали десять связанных по двое лошадей. Замыкающим был высокорослый парень в ковбойской одежде с длинным хлыстом в руках.

Дэйлмор знал толк в лошадях. Он зачарованно смотрел на гнедых, вороных, каурых чистопородных скакунов с массивными телами и стройными высокими ногами. Любого из них можно было смело седлать и гнать со свистом в ушах на самые дальние расстояния. Заломив шляпу, Дэйлмор зацокал языком. Передовой всадник замедлил движение, и к салуну необычная процессия приближалась уже шагом.

У коновязи тучный джентльмен, натянув поводья, скатился с лошади. Глядя на его шарообразную фигуру, Дэйлмор едва сдержал смешок.

— Привет отважной американской кавалерии! — Тонкий голосок обладателя великолепных лошадей никак не вязался с его внушительными формами.

— Здравствуй, незнакомец, — произнес Дэйлмор.

Прикладывая к вспотевшему затылку носовой платок, толстяк пропищал:

— Ты смотришь на моих лошадок так, сержант, как будто никогда таких не видел.

— Может, и видел, но не часто.

— Хорошие звери?

— Не то слово.

Толстяк самодовольно хмыкнул и, подойдя к сержанту, протянул ему руку.

— Будем знакомы, военный. Мое имя Гаррисон… Пол Гаррисон.

— Дэвид Дэйлмор. — Толстые, короткие, как сосиски, пальцы Гаррисона бесследно исчезли в могучей длани Дэйлмора.

— Служишь в форте Кинли?

— В нем. А куда держит путь мистер Гаррисон? — поинтересовался Дэйлмор.

— Сначала сюда, к Тони Смайли, промочить горло с дороги.

— А потом, если не секрет?

— Передохнем здесь, и вперед — к форту Ларами. Своих лошадок я должен доставить коменданту форта. Я получу за них хорошие деньги.

— Неужели вдвоем с ковбоем вы собираетесь пересечь прерии с такими ценными лошадьми?! — изумился Дэйлмор. — Индейцы целыми толпами бродят по этому пути, и они не упустят случая оставить вас с носом.

Гаррисон принял важный вид, подбоченившись.

— За кого ты меня принимаешь, Дэйлмор! — воскликнул он. — Я прекрасно понимаю, что, несмотря на перемирие, краснокожие рады будут ободрать меня как липку. Я все просчитал. Завтра утром погружу своих лошадок на поезд и доеду с ними до самого Шайенна. А там рукой подать до форта Ларами.

Дэйлмор кивнул и, подумав, спросил:

— И где же ты собираешься оставить лошадей на ночь?..

— У Смайли есть большая конюшня за салуном.

— Все это хорошо. Но может случиться так, что тебе нечего будет грузить на поезд завтра утром… Смотри, уже сейчас твои лошади пользуются популярностью. — Дэйлмор увидел, как некоторые жители Кинли стали подходить к салуну, глазея на десяток превосходных лошадей.

— Они будут под замками и охраной.

Дэйлмор в задумчивости потер подбородок.

— Ты понимаешь, Гаррисон, в Кинли уже были случаи, когда…

— Со мной это не пройдет, — перебил его лошадник.

— Ну что ж, я тебя по-дружески предупредил, — сказал Дэйлмор и повернулся, чтобы подняться в салун. Гаррисон двинулся вслед за ним.

На веранде стоял коренастый, заросший щетиной человек в белом широкополом «стетсоне» с двумя револьверами на узком поясе. Он, по всей видимости, слышал их разговор.

— Ты не сумел напугать его, сержант, — с ухмылкой сказал он. — Может, это получится у меня?

Когда Гаррисон поравнялся с ним, он пробасил:

— В Кинли полно бандитов и конокрадов, приятель, и они тебе помогут избавиться не только от лошадей, но и от лишнего веса.

Его заросшая волосами пятерня ткнулась в огромный живот Гаррисона. От неожиданности лошадник потерял дар речи.

— Как вы смеете? — наконец пропищал он, сверкая маленькими свиными глазками.

5
{"b":"30450","o":1}