ЛитМир - Электронная Библиотека

Было десять часов вечера, когда Леонора встала из-за стола и сказала:

— Уже поздно, Дэвид. Я иду спать. Мне было очень приятно побеседовать с вами. Увидимся завтра.

Дэйлмор не отрывал взгляда от ее стройной фигуры, облаченной в нежно-голубое длинное платье, пока она не спеша поднималась по слегка поскрипывающей лестнице. После ее ухода он некоторое время сидел в задумчивости, еще ощущая тонкий запах французских духов. Затем поднялся и вышел на веранду салуна. Бодрящий вечерний ветерок приятно обдувал его лицо. Виски, после долгого воздержания, сказалось на сержанте. Он был малость под хмельком, но сентябрьская вечерняя прохлада подействовала на него благотворно. Достав сигару, он закурил. Он подумал о своих чувствах к прелестной Леоноре. Сказать, что она ему нравилась, значит ничего не сказать. Он испытывал к этой спокойной красивой девушке настоящее влечение. Пусть они все еще обращались друг к другу на «вы», но с каждой встречей, он это чувствовал, они становились ближе. «И не будет ничего удивительного в том, что в один прекрасный момент, — подумал сержант, — я ей признаюсь в любви».

Находясь под сильным впечатлением от встречи с девушкой, Дэйлмор прохаживался по длинной веранде, отрешившись от всего. Сдавленному крику за правым углом салуна, где находились конюшни, он не придал никакого значения. Он еще был во власти приятных грез. Но когда послышались громкая возня и тихое лошадиное ржание, Дэйлмор пришел в себя. Что это может быть? Какие-то странные ночные звуки! Он сошел с веранды и обогнул угол салуна. Холодное прикосновение ружейной стали к его груди было внезапным и обескураживающим.

— Стой смирно, сержант! — голос Неда Дастона прозвучал слишком уверенно, чтобы ему не подчиниться.

Дэйлмор застыл, различая впотьмах грубые черты ганфайтера.

— Что происходит? — только и смог выдавить из себя он.

— Происходит следующее: тот десяток превосходных лошадей Гаррисона отныне — моя собственность. Часовые сняты, конюшня взломана. Я никому больше не причиню вреда, если меня оставят в покое.

— Конокрадство?.. Ты же говорил, что уезжаешь из Кинли, — уже спокойнее промолвил Дэйлмор.

— Не придавай большого значения словам незнакомого человека и запомни — никому ни слова! — Дастон убрал оружие с груди Дэйлмора. — А вообще-то, можешь открыть рот. Но какая ОТ этого будет польза? Если ты сейчас разбудишь Гаррисона, он сдуру бросится за нами в погоню, а мы из него сделаем дуршлаг. Я специально подпоил Донахью, чтобы он не смог собрать людей и пуститься по нашему следу. И еще одно — двое стражников у нас в заложниках до утра. Не будет погони — я их отпущу, но если кому-то вздумается поиграть в следопытов — им крышка. Они сейчас в беспамятстве с завязанными глазами. Никто кроме тебя, сержант, не узнает о том, кто проделал это дело. Я бы мог тебя прикончить, однако не стану этого делать. Не хочу крови, да еще крови военного…

Дастон помолчал немного и закончил:

— Кстати, в твоих интересах молчать. Почему? Об этом ты узнаешь утром, когда кое-кого станут линчевать. А меня ты больше не увидишь в этом городке.

Дастон скрылся так же неожиданно, как и появился. Спустя мгновение из темноты раздался стук копыт. Дэйлмор шумно перевел дыхание, размышляя над происшедшим. Негромкий звук змеиных погремушек заставил его резко обернуться. На углу веранды в неярком свете тусклой лампы стоял индеец. Желтый огонек от раскуриваемой им трубки то разгорался, то замирал.

— Кража, — равнодушно произнес краснокожий низким приятным голосом.

— Что?! — встрепенулся Дэйлмор. — Ты знаешь английский?!

— Немного, — так же спокойно ответил индеец.

Дэйлмор сейчас плохо соображал. Он бросил сигару и растоптал ее. Внезапно почувствовал какую-то пустоту внутри и усталость. Он не торопясь вошел в салун, затем поднялся на второй этаж. Войдя к себе в номер, сержант разделся и лег на кровать. «Тут ничего нельзя предпринять». С этой мыслью он и заснул.

Глава 4

Дэйлмор проснулся от настойчивого стука в дверь. Он открыл глаза и, обведя взглядом номер гостиницы, присел на кровати. Затем неохотно встал на ноги.

— Одну минуту! — бросил он, одеваясь в армейскую форму. Окно его номера выходило на Мэйн-стрит, и из открытой форточки до него доносились гул большой толпы и крики. Пристегнув ремень с кобурой, где находился шестизарядный кольт, сержант подошел к окну. Перед ним открылась следующая картина: в окружении недовольной массы жителей Кинли стоял индеец, которого держали за руки два человека.

Прямо против него с угрожающим выражением лица жестикулировал Пол Гаррисон, то и дело оборачивающийся к стоявшему позади помощнику шерифа.

«Ха! Похоже, краснокожего обвинили в конокрадстве», — подумал Дэйлмор и тут же вспомнил слова Дастона о том, что кому-то не поздоровится сегодня утром.

— Оказывается, вот что он имел в виду, — произнес он вслух, подходя к двери и отпирая ее.

В номер вошел Брэйди, его челюсти занимались обычным делом.

— Что там за суета перед салуном, Тобакко?..

— Собираются вздернуть тетона, — ответил следопыт.

— За что?

— Украли лошадей у Гаррисона. Думают, что это — он.

— Почему?.. Что говорят?

— Говорят, что краснокожие — воры, ублюдки, которых надо вешать. Какое к черту перемирие, когда у уважаемого мистера Гаррисона украли прекрасных скакунов!.. Такие слышатся слова.

— Но почему обвинили краснокожего?

— Главная улика в том, что его захудалая лошадка стоит в конюшне вся в пыли и пене. Считают, что он ночью оглушил двух часовых, вывел из конюшни лошадей и, прихватив с собой этих двух ребят, погнал табун на север, где его ждали другие индейцы. В десяти милях от Кинли есть лошадиные следы без отметин подков.

— Да, может, они трехмесячной давности! — не выдержал Дэйлмор.

— Так и есть, Дэйв, — улыбнулся следопыт. — Вместе с Донахью и кучей других жителей Кинли я был за городком. Этим следам давно срок давности вышел, но кому это надо знать, когда обвиняют краснокожего.

— А часовые? — спросил Дэйлмор. — Что с ними?

— Мы их встретили по пути. Говорят, что они ничего не поняли. Перед рассветом их отпустили со связанными руками и завязанными глазами.

— И что, они стали глухими? Разве они не услышали никаких разговоров?

— Ребята говорят, что слышался только стук копыт. Их сбросили с лошадей и отпустили с миром без всяких напутствий.

Дэйлмор прошелся по комнате и вплотную подошел к Брэйди.

— И ты всему этому веришь, Тобакко?

Старик посмотрел в глаза сержанту и медленно покачал головой.

— Сынок, моя профессия — читать следы. По ним я понял, что конокрадов было пятеро. Кто эти молодцы, я не знаю, во всяком случае, не индейцы. Их верховые лошади оставили следы от подков.

Дэйлмор снова поглядел в окно. Он заметил, что недовольство толпы росло.

— А что сказал Голубая Сова?

— Его выволокли из номера на улицу и обвинили в краже лошадей. Индеец говорит, что ничего не крал. Но кто ему поверит? Он обречен… Кстати, я пришел к тебе по его просьбе.

— Что ему от меня надо? — нахмурился Дэйлмор.

— Индеец сказал мне только вот что: «Сходи к сержанту». Зачем, спрашиваю. А он опять: «Сходи к сержанту».

Дэйлмор присел на кровать и задумался. Попавший в беду индеец просит, чтобы он сказал людям правду. Только они вдвоем знали, что произошло. Но он не выйдет на улицу и не поможет свершиться правосудию. К чему? Ведь судили какого-то грязного краснокожего! Нет, он не пошевелит и пальцем, чтобы спасти тетона, который, может быть, и выпустил ту смертоносную пулю в его лучшего друга у Френчмен Крика.

Брэйди прочистил горло и произнес:

— Ты знаешь, Дэйви, я сказал индейцу, что ты ему ничем не поможешь, скорее, затянешь на его шее петлю. Он спросил, почему высокий солдат с нашивками на рукавах хотел его вчера ударить. Я откровенно признался, что в смерти Фрэнка повинен клан Убийцы Пауни, к которому он и принадлежит.

8
{"b":"30450","o":1}