A
A
1
2
3
...
27
28
29
...
43

Уже находясь у белых, Носович признавал огромную роль Сталина в обеспечении обороны Царицына. Он писал: «Надо отдать справедливость ему, что его энергии может позавидовать любой из администраторов, а способности применяться к делу и обстоятельствам следовало бы поучиться многим. Постепенно… Сталин стал входить во все отделы управления городом, а главным образом в широкие задачи обороны Царицына, в частности, и всего кавказского, так называемого революционного фронта вообще».

Поддерживая командиров – выходцев из народа, Сталин в то же время решительно выступал за превращение плохо организованного красного воинства в дисциплинированную армию. На первом совещании по вопросу о воссоздании солдатских комитетов, подобных тем, что существовали в армии во времена Февральской революции, Сталин энергично поддержал Буденного, который считал ненужной эту затею.

Общий развал страны, массовое дезертирство из рядов армии в конце 1917 года – начале 1918 года, самоуправство солдатских комитетов разложили армию, подорвали основы воинской дисциплины. Донские казаки из белых армий храбро защищали Дон, но многие из них дезертировали, как только фронт уходил далеко от родных станиц. Ко всему прочему казаки не были уверены, что во время их отсутствия их дома не станут объектом разбоя. Не лучше было положение и в Красной Армии. Крестьяне, мобилизованные в Красную Армию, не желали терпеть лишений и рисковать своей жизнью за идеи мировой пролетарской революции. Многие из них норовили сбежать в свои деревни и села вопреки строжайшим приказам Троцкого о расстреле дезертиров и их пособников и песням Демьяна Бедного, в которых осуждалось наплевательское отношение крестьян к Красной Армии.

Нелегко было и подчинить дисциплине население прифронтового Царицына. Чтобы навести элементарный порядок и ввести дисциплину военного времени, Сталину, судя по воспоминаниям С. М. Буденного, «пришлось провести коренную перестройку работы не только гражданских, но и военных учреждений и фактически возглавить оборону города». 24 июля в Царицыне была проведена мобилизация городского населения для строительства оборонных укреплений, были созданы рабочие отряды для охраны города и были приняты другие меры для укрепления дисциплины и наведения порядка.

Помимо общих дисциплинарных мер, Сталин постарался укрепить административное звено в управлении армией и тылом. Одновременно им были приняты меры по обеспечению армии продовольствием. Он сообщал корреспонденту, что «благодаря системе базисных пунктов, выделенных самими боевыми участками, фронт не испытывает нужды в продовольствии. В настоящее время ежедневный паек красноармейца состоит из 2 фунтов хлеба, мяса, картофеля и капусты». Сталин придавал большое значение и пропагандистской работе среди солдат. Он заботился о распространении советских газет и других публикаций в частях, награждении частей знаменами, а отдельных красноармейцев отличительными знаками.

Всесторонняя подготовка армии и тыла Царицынского фронта принесла свои плоды. В ходе своего наступления, начатого в конце июля, армии генерала Краснова подошли к Царицыну. 18–20 августа развернулись бои на ближних подступах к городу. Именно на 18 августа был назначен мятеж под руководством Носовича, но заговор уже был раскрыт и заговорщики арестованы. В ходе же упорных боев части Краснова были разбиты и в начале сентября отброшены за Дон. Первая победа была отмечена парадом красных частей в Царицыне 10 сентября.

Пребывание в Царицыне было важным этапом и в личной жизни И. В. Сталина. Здесь он снова встретился с дочкой своего старого знакомого С. Я. Аллилуева – Надеждой. В 1919 году они стали мужем и женой.

Тем временем Ленин и другие руководители страны оценили заслуги Сталина в обороне Царицына и осознали необходимость полагаться на его немалые способности в решении военных вопросов. 30 ноября 1918 года Сталин был назначен заместителем председателя только что созданного Совета Рабочей и Крестьянской Обороны (председателем был назначен Ленин). Кроме В. И. Ленина и И. В. Сталина, в состав Совета вошли председатель Реввоенсовета Л. Д. Троцкий, нарком путей сообщения В. И. Невский, замнаркома продовольствия Н. П. Брюханов, председатель Чрезвычайной комиссии по снабжению Красной Армии Л. Н. Красин. Еще в октябре 1918 года И. В. Сталин вошел в состав Реввоенсовета Республики, который возглавлял Л. Д. Троцкий. Так И. В. Сталин вошел в состав ведущих военных советов, руководивших Вооруженными силами Советской России.

Обстановка на фронтах республики постоянно требовала напряженного внимания, а порой и принятия чрезвычайных мер. В конце 1918 года на Восточном фронте началось наступление армий Колчака, которые 25 декабря заняли Пермь. Вновь, как и летом 1918 года, возникла угроза прорыва белых армий в центральные районы России с востока. 1 января 1919 года решением ЦК и Совета Обороны была создана партийно-следственная комиссия в составе И. В. Сталина и председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского для выяснения причин сдачи Перми. 5 января Сталин и Дзержинский прибыли в Вятку, а затем в Глазов.

Постоянно перемещаясь между этими городами, они пробыли на северном участке Восточного фронта почти месяц, прежде чем вернулись в Москву и представили отчет своей комиссии Ленину. Но уже в письме и предварительном докладе Ленину из Вятки, выступлении перед партийным и советским активом в Вятке и в отчете комиссии содержался глубокий анализ причин поражений Красной Армии и перечень мер, которые позволили бы предотвратить их в дальнейшем.

Из событий, случившихся в Перми, Сталин и Дзержинский делали выводы, выходящие за пределы этого участка Восточного фронта. Их рекомендации исходили из необходимости учитывать реалии Гражданской войны. Поскольку Гражданская война была следствием борьбы классов, то члены комиссии подчеркивали, что «необходимо… строго делить мобилизованных на имущих (ненадежные) и малоимущих (единственно пригодные для красноармейской службы)». Члены комиссии обращали внимание на неприменимость организационного построения армии, исходившего из позиционной войны. Они требовали «отказаться от формирования больших, громозких единиц (дивизий), непригодных для условий Гражданской войны, объявив предельной единицей бригаду. В то же время, отвергая „партизанщину“, они подчеркивали: „Необходимо установить на фронтах… режим строгой централизации действий отдельных армий вокруг осуществления определенной, серьезно обдуманной стратегической директивы“.

Одновременно Сталин и Дзержинский резко нападали на руководство Вооруженными силами Советской России и критиковали Главный штаб и окружные военные комитеты за их формальное отношение к нуждам солдат. Рекомендации Сталина и Дзержинского предусматривали не только организационные меры и кадровые перемещения, но и перемены в социальной политике Советского правительства. Они отмечали, что «революционный декрет о чрезвычайном налоге… превратился в опаснейшее оружие в руках кулаков для сплочения деревни против Советской власти», стал «одной из главных причин, если не единственно главной причиной, контрреволюционизирования деревни». Анализ причин «пермской катастрофы» свидетельствовал о глубоком понимании Сталиным проблем Гражданской войны и его умении быстро оценивать сложившуюся обстановку.

Вопросы организации Красной Армии заняли важное место в работе VIII съезда РКП (б) (18–23 марта 1919 г.), накануне которого образовалась так называемая «военная оппозиция». Ее сторонники в основном объединяли «красных командиров» и их сторонников, недовольных активным привлечением военных специалистов из царской армии. Они выступали за возвращение к первоначальной организации Красной Армии с безбрежной митинговой демократией и отсутствием единоначалия. Вместе с тем сторонники «военной оппозиции» резко критиковали деятельность Реввоенсовета и лично Троцкого, выражали возмущение его приказами о расстрелах ряда командиров и комиссаров. Накануне съезда Троцкий в письме пытался оправдать свои репрессии и доказать правоту своей политики.

28
{"b":"306","o":1}