ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако состояние оборонной промышленности не позволяло надеяться на быстрое создание мощного арсенала современных вооружений. Говоря об «архаических пережитках» «времен Ивана Калиты» на предприятиях оборонного производства, Ворошилов говорил, что «когда их видишь, берет оторопь». Нарком сообщал XV съезду: «70,5 % чугуна, 81 % стали, 76 % проката по сравнению с довоенным уровнем – это, конечно, недостаточно для нужд широко развивающегося хозяйства и обороны». Модернизация же вооружений, особенно активно развернувшаяся в ведущих странах мира в годы Первой мировой войны, требовала не просто восстановления былых позиций в производстве тяжелой промышленности, но и создания принципиально новых отраслей производства. Между тем Ворошилов признавал: «Алюминия, этого необходимого металла для военного дела, мы у себя совсем не производим… Цинка и свинца, весьма ценных и необходимых металлов для военного дела, мы ввозим из-за границы в 7 раз больше, чем производим у себя в стране. Даже меди, которой у нас бесконечное множество в недрах, мы ввозим 50 % по сравнению с тем, что производим в стране».

Несмотря на немалые достижения в хозяйственном строительстве лишь к Х годовщине Октябрьской революции, как отмечал Сталин в своем докладе ХV съезду партии, страна достигла довоенного уровня развития. Сталин отмечал, что «продукция сельского хозяйства составляет 108,3 %, а продукция промышленности – 100,9 %» от довоенного уровня.

Другим важнейшим направлением обеспечения независимости и обороноспособности страны Сталин считал преобразование его сельского хозяйства. Сталин указывал на то, что существовавшее тогда сельское хозяйство не обеспечивает страну необходимыми зерновыми резервами, потому что не производит в достаточном количестве товарного хлеба, то есть хлеба на продажу.

Объясняя на июльском (1928) пленуме ЦК ВКП(б) причины, почему необходимо создать надежные резервы хлеба, Сталин обратил внимание на четыре обстоятельства: 1) «мы не гарантированы от военного нападения»; 2) «мы не гарантированы от осложнений на хлебном рынке»; 3) «мы не гарантированы от неурожая»; 4) «нам абсолютно необходим резерв для экспорта хлеба». Со времен изучения Ветхого Завета Сталин усвоил, что Иосиф обеспечил могущество и процветание Египта, а также спасение населения от гибели в годы «тощих коров» благодаря тому, что своевременно создал огромные государственные запасы зерна.

Выступая 28 мая 1928 года перед студентами Института красной профессуры, Комакадемии и Свердловского университета, Сталин показал таблицу, составленную членом коллегии ЦСУ известным экономистом Немчиновым. Из ее содержания следовало, что до войны наивысшая доля товарности хлеба имелась в помещичьих хозяйствах – 47 %. Следом шли кулацкие хозяйства – 34 %. Затем – хозяйства середняков и бедняков – 14,7 %. В 1926/27 хозяйственном году первое место по товарности занимали колхозы и совхозы – 47,2 %. Второе – кулацкие хозяйства – 20 %. На последнем месте по товарности шли хозяйства середняков и бедняков – 11,2 %. Из таблицы следовало, что товарность всех индивидуальных крестьянских хозяйств снизилась, а колхозы и совхозы, которые собирали всего 1,7 % урожая зерна и давали 6 % товарного зерна, не заменили помещичьи хозяйства по производству товарного хлеба, так как те до революции давали стране 12 % урожая и 21,6 % товарного зерна. Поскольку сократилось и число кулацких хозяйств, которые давали 50 % товарного зерна до революции, то количество товарного зерна сократилось в 2 раза, а экспорт зерна упал в 20 раз.

Сталин справедливо указывал, что мелкие крестьянские хозяйства, число которых резко выросло после революции (с 15–16 миллионов до 24–25 миллионов) не могли «применять машины, использовать данные науки, применять удобрения, подымать производительность труда и давать, таким образом, наибольшее количество товарного хлеба».

Таким образом, для того, чтобы поднять товарное производство хлеба и других сельскохозяйственных продуктов, надо было или возродить помещичье землевладение, или поощрять развитие кулацких хозяйств, или развивать колхозы и совхозы. Для Сталина, как и для всех коммунистов, было очевидным, что единственным способом является коллективизация мелких деревенских хозяйств и превращение их в колхозы или их огосударствление и превращение их в совхозы.

Поэтому Сталин вновь и вновь повторял на протяжении 1928 года, что производство товарного хлеба может быть достигнуто путем «организации колхозов», «создания крупных совхозов» и «обеспечения подъема урожайности мелких и средних индивидуальных крестьянских хозяйств». Однако необходимость в осуществлении этих преобразований оспаривалась видными членами Политбюро – Бухариным, Рыковым, Томским, а также их сторонниками. Они выступали за заниженные темпы индустриализации страны, которые до тех пор существовали при нэпе.

С. Г. Кара-Мурза указывал, что в 1989 году «было проведено моделирование варианта Бухарина современными математическими методами. Расчеты показали, что при продолжении нэпа был бы возможен рост основных производственных фондов в интервале 1–2 % в год, при этом нарастало бы отставание не только от Запада, но и от роста населения СССР (2 % в год). Это предопределяло поражение при первом же военном конфликте, а также внутренний социальный взрыв из-за нарастающего обеднения населения».

В начале 1929 года Сталин при поддержке большинства членов Политбюро, а затем и членов Центрального Комитета ВКП(б) добился победы над оппозицией и ее политическим курсом. После апрельского пленума ЦК ВКП(б) лидерство Сталина в партии и стране становится неоспоримым. Победа Сталина объяснялась и тем, что его политика отвечала коренным интересам тех, кто составлял большинство советских людей – рабочие и крестьянская беднота.

В отличие от Сталина его наиболее видные оппоненты – Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин воспринимали пролетариат во многом по-книжному в отрыве от российской реальности. Этому в немалой степени способствовало и то обстоятельство, что они подолгу жили за рубежом и сформировались как видные деятели партии в заграничной эмиграции, где они были оторваны от реальной жизни рабочих России. В соответствии с чисто теоретическими представлениями лишь пролетариат высокоразвитой капиталистической страны, составлявший большинство ее населения и накопивший многовековой опыт классовой борьбы, мог совершить социалистическую революцию и, опираясь на помощь пролетариев таких же развитых стран, мог построить социализм. Российский пролетариат не отвечал этим представлениям.

Зная теоретические положения марксизма и обладая книжной информацией о рабочем движении стран Запада, наиболее видные оппоненты Сталина не имели большого опыта борьбы в защиту прав российских трудящихся. Они хуже знали проблемы российских рабочих, более абстрактно представляли себе особенности российского пролетариата, а потому недооценивали его возможности.

Троцкий писал, что российский пролетариат «сформировался в варварских условиях царизма и отсталого капитализма, а потому никоим образом не соответствовал задачам социалистической революции». «Отсталый» пролетариат России, по утверждению Троцкого, исчерпал свой потенциал в Октябрьской революции, после которой наступил «долгий период усталости, упадка и разочарования в результатах революции».

В отличие от Троцкого и других оппозиционеров Сталин исходил из наличия в рабочем классе страны огромного созидательного потенциала. Он объявлял «вопрос о культурных силах рабочего класса… одним из решающих вопросов», а «поэтому всякое средство, могущее поднять уровень развития культурных сил рабочего класса, всякое средство, могущее облегчить дело выработки навыков и уменья в рабочем классе управлять страной, промышленностью, – всякое такое средство должно быть использовано нами до дна».

В быстро растущие города и новые предприятия страны приходили миллионы недавних обитателей крестьянских общин. Становясь новыми горожанами и новичками на производстве, им приходилось зачастую осваивать азы городской культуры и производственных навыков. Они приносили с собой в города и на заводы многие отжившие и ошибочные представления о мире, нелепые предрассудки в отношении «чужаков». Вместе с тем они вступали в новую советскую жизнь, обладая огромным потенциалом физического и душевного здоровья, обладая мощной силой духа, выносливостью, терпением, исполнительностью, природной смекалкой и в то же время тягой к новым знаниям. Сталин способствовал развитию «культурных сил» рабочего класса, поощряя «ленинский призыв», учебу партийцев этого призыва, выдвигая наиболее талантливых выходцев из народа на ответственные посты. Новые начальники, так же как и новые служащие и рабочие, были не свободны от многих косных привычек, но в то же время, будучи выходцами из народа, они приносили в городскую жизнь любовь к народной культуре, приверженность к традиционным моральным устоям, глубокий патриотизм.

36
{"b":"306","o":1}