ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несмотря на огромное напряжение сил всей страны, лишения миллионов людей, массовые аресты и выселения в ходе «наступления по всему фронту» итоги пятилетнего плана были далеки от тех, что наметило руководство партии в 1930 году. К концу 1932 года стало ясно, что эти расчеты основывались на том, что успехи отдельных предприятий в начале пятилетки служили для оценки темпа развития целых отраслей. К тому же рапорты о достижениях часто не соответствовали действительности. Надежды Сталина на досрочное выполнение пятилетки не сбылись.

Срыв выполнения повышенных обязательств и плановых заданий стал предметом острой критики со стороны части членов партии. Более всего Сталина критиковали бывшие оппозиционеры, такие, как сторонник Н. И. Бухарина М. Н. Рютин, создавший вместе с другими бухаринцами подпольную «платформу „Союза марксистов-ленинцев“. Члены „Союза“ выступали за перемену в политике страны и отставку И. В. Сталина. Аналогичные требования высказывали и ряд видных руководителей правительства: секретарь ЦК ВКП(б) и член коллегии ВСНХ СССР А. П. Смирнов, нарком снабжения СССР Н. Б. Эйсмонт, нарком внутренних дел РСФСР В. Н. Толмачев, кандидат в члены Политбюро, председатель Совнаркома РСФСР С. И. Сырцов и первый секретарь Закавказского крайкома партии В. В. Ломинадзе. Высланный за границу в 1929 году Троцкий развил кипучую активность по организации троцкистского подполья в СССР, вовлечению в него всех недовольных правительством. С июля 1929 года за рубежом стал издаваться „Бюллетень оппозиции“ Троцкого.

В марте 1933 года Троцкий обратился с открытым письмом к работникам партийного аппарата: «Настало время пересмотреть всю советскую систему… и убрать Сталина!» В «Бюллетене оппозиции» в октябре 1933 года Троцкий объявил о необходимости создать подпольную партию. Он подчеркивал, что «не осталось нормальных конституционных путей для устранения правящей клики. Только сила может заставить бюрократию передать власть в руки пролетарского авангарда». Троцкий призывал осуществить смену власти «путем полицейской операции».

К этому времени стал формироваться заговор среди руководства ОГПУ во главе с заместителем председателя этой организации Генрихом Ягодой, который в конце 20-х годов поддерживал Н. И. Бухарина. По сведениям, которым располагал личный переводчик А. Гитлера, а затем видный германский историк Пауль Шмидт (он писал под псевдонимом Пауль Каррел), в 1932 году созрел заговор среди части военного руководства Красной Армии во главе с заместителем наркома обороны СССР М. И. Тухачевским. В заговор были вовлечены и некоторые местные партийные руководители.

Обострение политических противоречий в стране, шумно отмечавшей 15-летие Советской власти пропагандистскими сообщениями о достигнутых успехах, совпало в жизни Сталина с самоубийством его жены Надежды Аллилуевой в ночь с 8 на 9 ноября 1932 года. Хотя это событие может быть истолковано как случайное, не имевшее никакого отношения к общественным процессам тех лет, но есть основания полагать, что определенные силы могли спровоцировать самоубийство Аллилуевой, прекрасно сознавая, каким сильным стал бы такой удар по Сталину.

Несмотря на то что Сталин очень тяжело пережил гибель супруги и матери двух его детей, он не был сломлен и продолжал свою деятельность. Через два месяца после самоубийства Надежды Аллилуевой Сталин выступил с докладом на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), в котором подвел итоги выполнения первого пятилетнего плана.

Объясняя необходимость в ускоренном развитии в своем докладе 7 января 1933 г. об итогах первой пятилетки, Сталин подчеркивал: «Партия как бы подхлестывала страну, ускоряя ее бег вперед… Нельзя не подгонять страну, которая отстала на сто лет и которой угрожает из-за ее отсталости смертельная опасность… Мы не могли знать, в какой день нападут на СССР империалисты и прервут наше строительство, а что они могли напасть в любой момент, пользуясь технико-экономической слабостью нашей страны, – в этом не могло быть сомнения… Наконец, партия должна была покончить в возможно короткий срок со слабостью страны в области обороны. Условия момента, рост вооружений в капиталистических странах, провал идеи разоружения, ненависть международной буржуазии к СССР, – все это толкало партию на то, чтобы форсировать дело усиления обороноспособности страны, основы ее независимости».

Сталин признавал, что приоритетное развитие тяжелой промышленности вызывало ограничение производства потребительских товаров: «Предметов широкого потребления действительно произведено меньше, чем нужно, и это создает известные затруднения». Он объяснял такое положение необходимостью защитить страну от военного нападения извне: «У нас не было бы тогда ни тракторной, ни автомобильной промышленности, не было бы сколько-нибудь серьезной черной металлургии, не было бы металла для производства машин, – и мы были бы безоружны перед лицом вооруженного новой техникой капиталистического окружения… Мы не имели бы тогда всех тех современных средств обороны, без которых невозможна государственная независимость страны, без которых страна превращается в объект военных операций внешних врагов. Наше положение было бы тогда более или менее аналогично положению нынешнего Китая, который не имеет своей тяжелой промышленности, не имеет своей военной промышленности, и который клюют теперь все кому только не лень. Одним словом, мы имели бы в таком случае военную интервенцию, не пакты о ненападении, а войну, войну опасную и смертельную, войну кровавую и неравную, ибо в этой войне мы были бы почти что безоружны перед врагами, имеющими в своем распоряжении все современные средства нападения… Ясно, что уважающая себя государственная власть, уважающая себя партия не могла стать на такую гибельную точку зрения».

Однако несмотря на провалы политики партии в сельском хозяйстве, несмотря на то, что многие задания по промышленному производству не были выполнены в срок, к концу первой пятилетки Сталин мог констатировать: «У нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь. У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь. У нас не было серьезной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было действительной и серьезной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь. У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь. В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест. В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы стояли на последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест».

Эти перемены позволяли Сталину заявить, что основная задача пятилетки – переход экономики СССР в новое качество – была решена. Он констатировал: «Во-первых, в результате успешного проведения пятилетки мы уже выполнили в основном ее главную задачу – подведение базы новой современной техники под промышленность, транспорт, сельское хозяйство… Во-вторых, в результате успешного выполнения пятилетки нам удалось уже поднять обороноспособность страны на должную высоту». Цели, поставленные Сталиным в начале первой пятилетки, были в основном достигнуты. Был преодолен важный этап на пути к созданию мощной державы, способной отстоять свою независимость.

Глава 9

Создавая оборону страны

Курс на ускоренное развитие страны Сталин объяснял прежде всего необходимостью укрепления страны по мере обострения международной обстановки. В своем отчетном докладе на XVI съезде партии (июнь – июль 1930 г.) Сталин обратил особое внимание на мировой экономический кризис, разразившийся в октябре 1929 г. В то время как многие политики и даже экономисты различных стран мира утверждали, что речь идет о временном спаде, который завершится к концу 1930 года, как показали последующие события, Сталин оказался прав, когда подчеркивал, что «нынешний кризис нельзя рассматривать как простое повторение старых кризисов», что «нынешний кризис является самым серьезным и самым глубоким кризисом из всех существовавших до сих пор мировых экономических кризисов».

40
{"b":"306","o":1}