ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Совет двенадцати
Если с ребенком трудно
Есть, молиться, любить
Маленькая страна
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
День коронации (сборник)
#Я хочу, чтобы меня любили
Дитя
Generation «П»
A
A

С миру по нитке – палачу на петлю.

Как не любить свое рабство, если оно завоевано такой ценой!

Верните мне мое прошлое – в нем было такое прекрасное будущее!

Голодный человек добр, когда сыт.

Терпеть не могу любителей лгать! Другое дело, когда тебе лжет профессионал.

Видеть его – одно удовольствие. Не видеть – другое.

О чем говорить с человеком, с которым не о чем помолчать!?

Если ты будешь уважать меня больше, чем я заслуживаю, я буду считать тябя умнее, чем на самом деле.

Встречаются люди, с которыми хотелось бы разделить все, что они имеют.

Какая это ограниченность – думать одно, а говорить – то же самое!

Иной только кажется интеллигентным, а на самом деле очень неплохой человек.

Как похожи мы друг на друга своей неповторимостью!

Каждый из нас достоин уважения, пока не докажет обратного.

Ничто так не помогает пережить одиночество, как зависть.

Всегда лестно думать, когда есть чем…

– Я вам ещё не наскучил? Нет? Жаль.

Орошая пустыни, сохраняйте миражи.

Чтобы прослыть дураком, одного везения мало.

Плохо, когда весь мир живет лучше тебя: абсолютно некому посочувствовать.

Глупость узнается мгновенно, если выска-завший её соответствующе выглядит.

– Ты бы мог ради общего дела пожертвовать жизнью? – спросили его.

– Конечно! – ответил он. – Только скажите, чьей.

Знания забудутся, пробелы в них – никогда.

Стоит только одному позволить сесть тебе на голову, как тут же за ним выстраивается длинная очередь.

Духовно нищим купаться в роскоши не запретишь.

Не всякая жизнь достойна того, чтобы разглядывать её через розовые очки!

Пессимист: отказывался верить, что можно жить ещё хуже.

Старость не радость, а биологическое состояние организма.

Боже, где взять силы, чтобы плыть по течению?..

Люди – как деревья: одни тянутся вверх, другие – к солнцу.

Человек редко играет главную роль в собственной жизни.

Совесть мучает только тех, кто ей не безразличен.

Бескорыстие никогда не исчезнет, если будет хорошо оплачиваться.

Истина оказалась такой избитой, что на нее было страшно смотреть…

Историю невозможно повернуть вспять, она слишком тяжела.

Эти весь мир перевернут, пока найдут точку опоры!

Удел умных – расписываться в собственной глупости.

Не будь парикмахеров, нам бы пришлось самим рвать на себе волосы.

– Корни, корни не рубите! – умолял пень.

Наши прогнозы – сила: они меняют климат.

Я многое понимал, пока мне не объяснили…

Они гордо идут по жизни, с головой, высоко поднятой над поясницей.

Берегитесь: он прячет за фиговым листком свое истинное лицо!

Слепой мечтал хоть одним глазком увидеть то, от чего зрячий воротит нос.

Нужно быть героем чтобы жить двойной жизнью на одну зарплату!

Не бойтесь старости – она пройдет.

А Сизиф-то опять пошел в гору!..

Редко кому удается выйти из воды сухим и чистым одновременно.

Слава – тяжелое испытание для тех, кто её лишен.

Нужно ли соблюдать меру в излишествах?

Лодырь – высшее выражение закона сохранения энергии.

Марионетки проявляют беспокойство, когда их не дергают.

Талант может позволить себе быть скромным, посредственность – никогда.

Иногда то, что хорошо кончается, начиналось гораздо лучше.

Чего только у меня нет! – вот если бы все это у меня было…

Будьте оптимистами: верьте в то, что вы живете.

Глупость давно исчезла бы, не будь она такой трудолюбивой.

Как много мы ещё не сделали! А сколько нам ещё предстоит не сделать!..

Мир тесен: постоянно натыкаешься на себя.

Великие редко бывают живыми.

Это сколько же нужно иметь совести, чтобы всю жизнь ею торговать!

Кто из нас не отдал бы свою жизнь за лучшую?

Можно убить душу, и не признавая её существования.

В каждой нации есть свои евреи.

Читайте книги! Некоторые из них специально для этого написаны.

Каждый раз вместо голоса разума слышишь крик души.

Первый признак истинного поэта – это удивление перед миром, созданным его воображением.

Совесть меня давно уж не мучает. Видно, жалеет.

Когда нет других достоинств, скромность будто бы и ни к чему.

Кто хочет, тот может, а кто не может – тот и не должен хотеть.

Страшен кляп, мешающий думать!

У жертв не бывает алиби: их всегда можно застать на месте преступления.

Что отдал людям – твоё, что оставил себе – они возьмут сами.

Сегодня я уже почти воочию вижу, как на склоне прожитых лет удобно расположилась добрая старушенция – моя старость.

Когда я вижу в небе птицу, у меня словно вырастают крылья, и я парю вместе с ней. —

Когда я вижу её в клетке, железные прутья врезаются в мое тело. —

Когда я вижу её подбитой, лежащей на земле, – я чувствую, как из моего тела капля по капле сочится кровь…

Куда ушла моя молодость? – видно, к другому …

Не люблю смотреться в зеркало, годами к нему не подхожу, а тут как -то глянул – боже, как оно постарело!

Друзья: преданные тебе,

предавшие тебя,

преданные тобой.

Замечательный некролог. С таким бы жить и жить!

АВТОЭПИТАФИЯ: Если я вам понадоблюсь, не стесняйтесь – будите!

9
{"b":"307","o":1}