ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

29 июня 1995 г. Четверг

Из аппарата президента сообщили, зачитали резолюцию, которую Ельцин на нашем (моем, моя подпись единственная) письме написал: «Если помещение театра используется не по назначению, то надо восстанавливать справедливость. Прошу заняться этой проблемой вместе с Ю. М. Лужковым». Это поручение С. Филатову. «Лучшей резолюции не может быть», — так прокомментировал референт Илюшина Андреев B. Ш. Но наша умная Людмила Георг. не очень обольстилась этой резолюцией: «А мне не нравится. Это еще надо доказать, что не по назначению!»

Как бы то ни было, я свое дело сделал — до президента письмо дошло, нам сочувствуют. Надо ждать решительных действий от Лужкова. Надежда, мне кажется, теперь на него.

Звонила, пока говорил я с И., Алла Д. «Хорошо, что я попала на тебя». Я рассказал ей о делах театра, о своих походах в Кремль и приемную Лужкова, о молодых артистах театра. Душевный, теплый разговор. Милая Алла Сергеевна! Милая. Вот и все. Хоть бы у нее все обошлось хорошо, и набралась бы у И. группа в Грецию.

Шабдурасулов подтвердил, что резолюция «отличная». «Теперь ищите документы, которые подтвердят, что площади используются не по назначению — аренда, малое количество спектаклей, рестораны...»

6 июля 1995 г. Четверг. Екатеринбург. Молитва, зарядка

Почему я ее не спросил, что делать, если не встает? Как они удовлетворяют человека? Первый раз была Оксана. «У нас предоплата». Подарила бы какой-нибудь сюжет, так нет — даже записать нечего, кроме факта, что первый раз пользовался услугами проститутки, предложенной мне по телефону. Исключительно ради сюжета, литературного интереса, опыта. Сам виноват, надо было разговорить. Но так скучна — молодая корова с огромным задом, совсем не в моем вкусе. Осведомилась, как? Подойдет... Будем... Тогда позвонила: «Ну, все в порядке. Я помню вашу фамилию, а имя забыла». Врет, она и фамилию не знала. Скука за 150 тысяч. И противно довольно. «Как вы относитесь к презервативу?» А как к нему можно относиться? «Это входит в правила. Это обязательно». Даже если б у тебя не было, я б тебя послал в ларек, как в Греции Ленку. «У вас утолщение — это хирургическое вмешательство или природное? Первый раз такое вижу». Почему бы не спросить: «А понравилось?» — или что-то другое, для диалога. Она много спросила. Например, нет ли у меня факса. Сегодня она(и) летит в Алма-Ату — обмен делегациями, опытом и пр.

Звонил Глаголин. Филатов — Лужкову, Лужков — Филатову... Только сегодня завертелась эта машина. Бугаев пишет из отпуска, подписывает. Создается правительственная комиссия по Театру на Таганке. Чуб выступила против Губенко — уволена, Бохан выступил против — уволен, Черняев <Черняев Валерий — артист театра.> — уволен, причем дважды. Почему он к нему пошел? Что за расчет? Или просто от недовольства Любимовым?..

8 июля 1995 г. Суббота. «Ил-86». Молитва

Спасибо Рафу Клейнеру за рекомендацию найти и прочитать Ю. Нагибина «Тьма в конце туннеля». Страшно, но справедливо. И очень хорошо написано. Почему не мной?

10 июля 1995 г. Понедельник. Молитва

Я читаю Ю. Нагибина. Он мне, как оказалось, очень родной и близкий художник, писатель и человек. У нас много общего из того, что складывается на бумаге.

11 июля 1995 г. Вторник. Молитва. Зарядка

Губернатор Алтая дал мне слово выделить средства на строительство храма и не сдержал его. Я не думаю, что мой район будет поддерживать этого главу. Об этом я растрезвоню на Шукшинских чтениях, и будь что будет. Что это такое, в конце концов! Как будто это какое-то частное дело, это государственное дело, как восстановление Храма Спасителя в Москве и других храмов, это государственная религия и она основа нашего государственного строительства.

14 июля 1995 г. Пятница. Молитва, зарядка

Шимелов высказался в пользу Любимова:

— Чем отличается человек от животного? Чувством благодарности. Если у вас нет этого чувства к человеку, который вас всех создал, поднял, дал вам имена и марку, и вы на него руку тянете...

15 июля 1995 г. Суббота. Молитва, зарядка

Демидова снилась мне. А все из-за того, что мудак Глаголин заставил ее написать заявление об отпуске на три месяца без сохранения содержания. Два горлопана, С. и А., его-де вынудили!.. За год не сыграла ни одного спектакля. Быдло, оно и есть быдло, и плебс их толкает на такие тексты и возбуждает их кровь. Они не могут ей простить ее голубую кровь, белую кость и высокомерие, каким она удостаивает их вместе с Глаголиным. Демидова — знак «Таганки», актриса № 1, женщина в конце концов. Когда мы говорим «Таганка», мы слышим «Демидова, Славина, Высоцкий», мы не слышим «С., А.». Она перенесла такую операцию... И если вся губенковская братия кормится у Любимова, то Демидовой-то это уж можно было позволить.

Как не стыдно, Господа! Надо сказать Борису, чтоб он издал приказ об изменении своего приказа. От председателя профкома ему надо подать петицию, заявление. «Я должен был ей сказать, какие ведутся разговоры в коллективе, что о ней думают ее товарищи!» Какие товарищи, кто ей товарищ из выше упомянутых? Как им не стыдно? «Товарищи»! Они не терпят ее... А она — знамя «Таганки», имя Таганки. А они за ней каждую ошибку в тексте считают, злорадствуют, шипят.

Прости меня, Господи! Я тоже начинаю шипеть из подворотни своей. Мудаки х...

«Генеральному директору

АО «Дзержинскхиммаш»

Солятину Ю. П.

от председателя фонда «Фарватер»

Золотухина В. С.

Уважаемый Юрий Павлович!

Театр на Таганке и благотворительный фонд поддержки артистов цирка, эстрады, театра и кино «Фарватер» приступили к постановке спектакля «Анна Снегина» по поэме С. Есенина к 100-летию со дня рождения великого русского поэта. Мы обращаемся к Вам с просьбой выступить спонсором этой постановки и выделить для ее осуществления посильные средства — 25-30 миллионов рублей.

В свою очередь театр и фонд «Фарватер» обязуются несколько спектаклей «Анна Снегина» сыграть бесплатно во дворце «Химик» для работников Вашего предприятия и в дальнейшем взять на себя обслуживание культурной программой Вашего коллектива.

Президент фонда В. Золотухин».

Возымеет ли такая бумага действие? Кутьин заверяет: «Как нечего делать! Считай, что сделано, для нас это не сумма». У него самого в гараже «Ниссан» — японка на широких шинах.

26 июля 1995 г. Среда, мой день

Два миллиона отсчитал о. Борису в Б. Истоке перед фундаментом будущего храма и успокоился.

После великолепия, заносчивой чистоты, сверкательности сбербанка я попал на свою унылую постройку. Я увидел освоенные Эпонаевым 68 миллионов... Несколько опор красного кирпича, разрушающегося под не перестающими лить дождями. Но фундамент выстоял три наводнения подряд. Так вот этот красный кирпич — новое по сравнению с прошлым годом. От того, что так мало сделано, у меня на сердце закипели обида и слезы. Но... не возроптал особенно. Благодарил Бога — хоть что-то... Ну, вроде не стоим на месте, ну, двигается же, ведь год назад этого не было... Ах ты, беда...

В народе говорят, что Золотухину Бог помог избавиться от болезни ног, и это в любом случае справедливо.

Но вчерашние два миллиона, отданные о. Борису под документ — видеокассету, успокоили мою душу в том месте, где гнездились фунты Татьяны Глебовны Запорожец, старушки, отдавшей свои сбережения на наш храм. Да неужели он не поднимется?! Поднимется.

О. Борис произвел на меня в этот раз весьма положительное впечатление. Он вник и погряз — в хорошем смысле — в строительстве. И сечет (слово Глаголина) расходы и приходы. «Песоцкий заметил, что вы уже строительную терминологию освоили, как церковную».

136
{"b":"30757","o":1}