ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы хотите, чтобы мы ответили, что нас тоже это интересует? Да, нас интересует это в какой-то степени. И наш эксперимент на нынешнем этапе… Мы можем приоткрыть одну из граней этого эксперимента: мы бы хотели получить симбиоз. Дело за малым.

– Если вы умеете изготавливать биороботов, значит, вы весьма долго и скрупулезно работали в данном направлении, и этот вариант, по вашим просчетам, должен быть неудачным по отношению к человеку. То есть вы не можете создать нечто подобное и восстановить себя? Значит, вы выбираете другой путь – симбиоз.

В данном случае – это эксперимент с посредником. Не думаю, что он первый. В принципе оригинально, конечно. Только возникает вопрос: как будут соприкасаться, взаимодополнять или взаимоуничтожать друг друга личностные понятия «человеческое» и «ваше»?

– Это уже вторая ступень эксперимента.

– Значит, вам нужно не просто вжиться в данного посредника, но также попытаться сделать второй шаг. Я мысленно о нем скажу. Вы сможете мою мысль считать или мне вслух сказать?

– Мы прекрасно понимаем, о чем ты говоришь… Ты ждешь ответа?

– Нет. Вы знаете, о чем я хочу сказать?

– Знаем.

– Да, было бы неплохо посмотреть, что из этого выйдет.

– В принципе, вам оказывается тоже интересно. Но у вас это чисто познавательный интерес. Нам это просто необходимо. Что такое человек, и чем он отличается от биоробота? Если рассматривать эти две структуры, то биоробот, как ни странно, выигрывает. Человек – набор биомассы, нерациональное использование не только своих возможностей, но и своих потрясающих заложенных данных. Биоробот отличается тем, что просто-напросто не имеет, как вы выражае те сь, оболочки, но это в нашем нынешнем положении не столь важно. Намного важнее – воспроизведение себе подобных.

– Значит, я все-таки правильно угадал эту проблему. Но возникает вопрос: ваша катастрофа произошла сравнительно давно? Потому, что от момента катастрофы и до момента…

– Мы понимаем, что ты хочешь сказать.

– Что?

– Ты хочешь спросить, как мы до сих пор сохранили свой вид, пусть даже мутационный?

– Да.

– Если мы сумели сохранить в какой-то степени цивилизацию, то ты не допустишь возможности, что мы смогли сохранить и вид? Все очень просто – искусственным путем.

– Скажите, а после произошедших изменений, между мутагенными видами ваших представителей, существующими на сегодняшний день, и человеком большая разница? Возникает ли проблема при симбиозе?

– Мы бы не назвали это большой разницей, мы бы это назвали – два совершенно отличных вида.

– Совершенно отличных.

– Да.

Сеанс приостанавливается, «УФО» проводят небольшой эксперимент с посредником, и диалог возобновляется.

– Вы приводили пример, когда Вы вообще не вмешивались в нашу историю. А в каких случаях вмешательство считается необходимым?

– Если сослаться на космические законы цивилизаций, то мы уже приводили этот пункт: никто не имеет права вмешиваться… Нет, мы не вмешивались, просто вносили свои небольшие коррективы, когда видели, что разумная часть планеты стоит на грани катастрофы. Небольшие изменения.

– Как-то было сказано о том, что еще до уменьшения в размерах наша планета посещалась извне, то есть происходило смешение кровей, а дальше информации не было. Можете ли прояснить ситуацию? Не вы де это были?

– Приблизительно мы можем ответить на этот вопрос так: посещалась планета теми индивидуумами, которые могли выжить в ваших условиях, и не только выжить, а еще и создать потомство.

– То есть, это не из Кольца были представители?

– Вы так хотите знать, кто были ваши предки?

– Еще бы.

– Они вами бы не гордились.

– Всякое бывает. Но узнать-то интересно. История всегда интересна.

– Да, конечно.

– А кто наши предки?

– С вами очень весело…

– У меня есть предложение, что нас воспроизвели по оставшейся матрице, взяв часть свойств от оболочки людей, погибших в катастрофе вместе с прежней Землей. А внешний вид – «дело рук» не обязательно «УФО», но, может, и от вас что-то взято?

– Вы, практически, стоите на верном пути, но некоторые изменения все-таки есть. Матрица, оболочка… Если бы это можно было предвидеть, мы бы, наверное, не добивались так упорно того, чего добиваемся сейчас.

– Человека хотели использовать в какой-то степени как биоматериал, а получилось немножко не так? Есть в этом доля правды?

– Нет, все намного сложнее. Никогда никто не считал, что ваши предки понадобятся как биоматериал. Нет, это не верно. Мы бы сказали даже так, что вам от рождения предначертано было быть людьми и образовать свою цивилизацию. Но вот, как упускаешь момент в воспитании ребенка, так и с вами произошло. – Ив перспективе?

– Да, в перспективе получилось то, что получилось.

– Скажите, а до катаклизма этого на Земле…

– Нет.

– Что «нет»? То есть человек как отдельный вид нежил рядом с той цивилизацией, как «снежный человек» сейчас?

– Нет.

– Кстати, а как вы относитесь к «снежному человеку»?

– Положительно.

– Это, случаем, не замена нам?

– Мы думаем, вы бы не обрадовались.

– Интересно, что это – неудавшийся эксперимент?

– Мы не располагаем такой информацией.

– Существует и у вас такой вид искусства, как живопись, и каким путем создаются картины – чисто механически?

– Нет, не механическим путем, как у вас. Это все делается… представлением.

– Представление – это одно, ведь это еще нужно через какую-то технику вывести для показа другим.

– Зачем, если я могу передать тебе свой рисунок, свою музыку. Ты можешь ее сделать точно так же, в таких же картинах, в таких же цветах или даже добавить что-то такое, для чего, допустим, не дошел. Это же прекрасно.

– Это прекрасно. Это одна сторона медали, но должна быть и другая – что-то запечатленное должно остаться. Понятно, что в мозгу запечатлено, но – пока жив индивидуум.

И в то же время, как бы вы не стремились к усовершенствованию, все равно есть стремление к старинному. Ведь, согласитесь?

– Ты судишь со своей колокольни, потом / что ты живешь в таком веке и знаешь, что такое «старинное». Ты никогда не терял ничего. Тебя еще что-то связывает с прошлым.

– Даже если вы потеряли что-то, все равно, чем больше вы будете тянуться к истокам, тем больше будет стремление все восстановить. Правильно?

– Если бы мы потеряли связь со своим прошлым, как ты говоришь, посредник бы не наблюдал того, что мы ему показывали.

– У вашей цивилизации в структуре внутренних общественных отношений есть иерархическая система подчинения?

– Что вы подразумеваете под иерархической системой?

– Это когда оно, стоящее выше, подчиняет себе… Принцип вашего Кольца мы считаем иерархическим.

– А у вас разве не такая система?

– У нас похуже, у нас вообще непонятно что.

– Да нет, в принципе то же, только с отклонениями. Интересно, а как вы считаете?

– Что?

– Какая должна быть у нас система?

– У вас, по-моему, принцип координационный, то есть имеется определенное количество индивидуумов, которые образуют управляющий орган.

– Извините, чем тогда отличается ваша система? У вас тоже Верховный Совет. Вроде бы много, толку, правда, мало.

– Я не о том…

– В любом цивилизованном обществе существует такая или подобная система. Без этого нельзя. Только возникает вопрос: кто входит в эти, так сказать, верхние слои? У вас – депутаты, министры и дальше, дальше. У нас выбираются не по таким качествам. Мы бы назвали это Ученым Советом.

– То есть это значит, что какое-то количество индивидуумов собирается в «Ученый Совет»?

– Естественно.

– Но у вас есть возможность мгновенно узнать мнение каждого?

– Кажется, вы в этом убедились уже не раз.

– Вы проходили такие же этапы, как мы в своей истории?

– Как говорится на Земле – «Бог миловал». – Нет, я имею в виду с самого…

– Тогда говорите: «этапы, прошедшие человечеством». Вы это имели в виду?

32
{"b":"30783","o":1}